Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Эффективность власти в будущем

Эффективность власти в будущем

Предлагаю Вашему вниманию статью Альберта Акопяна (Урумова) — «Прогноз на 2020-е — 2030-е: Россия, Китай и полная Грета Тунберг». «Новый, 2020 год станет концом десятилетия. Здесь же завершается и «начало 2000-х». Середина века (2040-е — 2050-е) далеко, а пока наступает какое-то «межвременье». Каким оно будет? В лучшем случае — тревожным. Последние три раза человечество встречало начало века с надеждой: Просвещение притупило страхи перед концом света. В 1800-м Европа верила, что мир — вопрос недель. Тогда Наполеон Бонапарт разгромил контрреволюционеров вандейцев, затем революционеров якобинцев и объявил амнистию роялистам. Монархи Европы вздохнули с облегчением. В декабре Павел I убедил Пруссию создать «Лигу нейтралитета» (Конвенция о вооруженном нейтралитете, не путать с одноименной конвенцией 1780 года), к которой тут же присоединились Швеция и Датско-норвежское королевство. Вена смирилась с потерей Италии, заключила с Парижем перемирие и изъявила готовность подписать конвенцию. И тогда — мир. У Наполеона нет флота, у Британии — нет союзников, готовых умирать за ее интересы на континенте. Через три месяца Павел был убит. О том, с какими надеждами европейцы встречали 20 век, писано-переписано: век мира, прогресса и всеобщего благоденствия. И несколько проектов будущей Лиги Наций. Где-то текстуально схожих с конвенцией Павла I. Сравниться с 1900-м может только 2000-й. Казалось, что накануне человечество заботил только возможный компьютерный сбой из-за смены тысячелетий. Да, поднимается Китай, но пока как-то умозрительно. Косово будет «исключением» из международного права (а через 20 лет и Голанские высоты): так решили США, а Россия утрется. Как сказал по этому поводу ужасно революционный украинский телеведущий Дмитрий Гордон: «Каждый сверчок знай свой шесток». Есть и различия. В 19-м и 20-м веках ожидания рушились уже в первые 20 лет — обескровившими Европу Наполеоновскими войнами и Первой мировой. Век нынешний «смазался» террористической атакой 11 сентября 2001 года на башни-близнецы и «глобальным походом против терроризма». С уничтожением Афганистана, Ирака, Ливии и Сирии. Не все, конечно, строго по схеме. Проблемы, «недорешенные» Первой мировой были решены Второй. А сегодня США заканчивают «битву с терроризмом» и переходят к ключевой проблеме противоборства с Китаем. Попробуем объясниться с теми, кому показалось, что автор злоупотребляет нумерологией. Не он. А люди вообще, включая элиты — политические, военные, даже экономические, склонные подгонять прогнозы, концепции, стратегические доктрины и даже договоры под круглые даты. Под «простонародное» восприятие.

Вот на этих круглых датах планы часто и «ломаются» — показывают свою несостоятельность. Что и вызывает кризис. Примеры в облегченном варианте: контракт по транзиту газа через территорию Украины действует до 1 января 2020 года. Так удобнее. Вот и кризис под это «удобство» лег. А если сорвутся переговоры об углублении интеграции в рамках Союзного государства Белоруссии и России, подогнанные под 20-летие договора? И один кризис ляжет на другой? Но, повторим, это были примеры в облегченном варианте. Когда же тысячи политологов, экономистов, военных ловят хайп на «предупреждении человечеству»: «Наступает век Китая!» (а то и «китайское тысячелетие»), цивилизованное человечество забывает, кто сегодня объявил весь мир, весь без исключения, сферой своих жизненных интересов, ведет одновременно с полдюжины военных кампаний, просит иранских протестующих присылать фото и видео «жестоких разгонов» (не жестокие, видимо, не нужны) и принимает закон в защиту автономии Гонконга от правительства в Пекине. Чисто по-обывательски рост Китая пугает. Но давайте не забывать, что до начала промышленной революции в Англии в 18 веке Китай уже давал половину мирового ВВП (а еще пятую часть — Индия). И что? Куда больше пугает то, что из западных СМИ вдруг исчезли серьезные аналитические материалы о проблемах китайской экономики, о социально-политических факторах, которые тормозят ее развитие. Либо это не отвечает интересам аудитории, либо не отвечает задаче демонизации Китая. Итак, главным содержанием 2020-х — 2030-х годов станет противоборство США и Китая. В этом, кажется, сомнений нет ни у кого. Ясно и то, что Китай будет оттягивать генеральное сражение как можно дольше, а США — форсировать события, делая поправку лишь на подготовку необходимых условий: формирование коалиции, геостратегическое окружение Поднебесной, возможность создания критических препятствий ее экономическому и военному развитию. Когда/если эти возможности будут исчерпаны, останется только война.

Ну как «война»… Еще лет 40 назад военная мысль забурлила в направлении, которое, как кажется стратегам, конструкторам и аналитикам, обеспечит победу в ядерной войне без ядерного апокалипсиса. Согласно данной идее, Силы Добра создают абсолютное превосходство в вооружениях (в идеале — неядерных), которые могут в течение нескольких минут уничтожить ПВО и командную систему Сил Зла. Высший класс — ослепление стратегических сил. После чего противнику делается миролюбивое предложение, от которого нельзя отказаться. Выглядит остроумно, хотя еще не пробовали. В нашем случае (извините, в китайском случае) и уже на уровне фантазий, это может быть предложение Пекину признать независимость Гонконга, Макао, Тайваня, до кучи — Тибета, а главное — демократизация, разоружение, уничтожение производства всего того, что производят США и другие хорошие парни. Здесь соус может быть самым разным: конверсию и приватизацию 1990-х все помнят. Позиция США по нескольким пунктам кажется просто идиотской. Зачем, спрашивается, противодействием Северному потоку-2 и санкциями в целом перенаправлять российские энергетические маршруты на восток? Но и резон в этом есть. Во-первых, эти маршруты дорого обходятся и Москве, и Пекину. Во-вторых, появление крупного покупателя на востоке позволит России держать цену на газ на западе, что в свою очередь повысит шансы американского сланцевого газа. Также России мягко намекают: не хотите быть частью малого кольца вокруг Китая, окажетесь внутри большого. А Европа — слабое звено большого кольца. Даже не звено, а сплетение звеньев, каждое из которых — слабое. США не могут уступить Европу оси Китай-Россия.

Есть и в-третьих. США прекрасно понимают, что вопли «Россия становится сателлитом Китая!» — это штамп информационной войны, рассчитанный, в общем-то, на заведомо благодарную публику. Россия отказывается стать частью «Одного пояса — одного пути». Нет никакого «пояса», нет никаких караванов верблюдов с фарфором и чаем на «пути» из Поднебесной. Есть группа стран поближе к Европе, где Китай производит продукцию для Европы на очень выгодных для себя условиях. Шри-Ланка, Кения, Эфиопия получают от Пекина связанные кредиты, когда деньги фактически остаются в Китае. Т.к. проект технопарка заказывается в Китае, предприятия, дороги, электростанции строят китайские инженеры и рабочие, пользуясь китайской строительной техникой, на фабриках устанавливается китайское оборудование (все это за хорошую зарплату и по высоким ценам из того самого кредита), а продукция продается по ценам, согласованным с кредитором. Россия, при всем уважении к китайским товарищам на таких условиях не работает. Медленнее, но строим сами. Тем не менее, Россия и не обижается: на обиженных воду возят. В октябре стало известно, что Москва окажет помощь Пекину в модернизации системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Точнее, в создании современной системы СПРН, включающей помимо РЛС и спутниковой сети самый важный элемент — программную часть, систему обработки информации, с чем у китайцев совсем плохо. Ну и показали американским экспертам «Авангард» из тех самых вооружений Сил Добра, которые могут предотвратить широкомасштабный ядерный конфликт. Хотя общее впечатление таково, что Россия держит открытыми все двери. Отчего китайцы подозревают, что мы их бросим, стоит лишь поманить нас приставным стульчиком в G7(8). Вот это зря. В долгом пребывании Владимира Путина во власти есть несомненный плюс. 20 лет вполне достаточно, чтобы понять: цивилизованным миром правят не личности, способные принимать на себя ответственность, и не хваленые «процедуры». Правит олигархат (эвфемизм: «глубинное правительство»), и счастье, если олигархи смогли между собой договориться по внутренней повестке. Обязательства перед союзниками на пятом месте, а перед остальными — на десятом. Договариваться не с кем и не о чем, любое международное соглашение, как, например, соглашение по ядерной программе Ирана, может быть разорвано даже без официально озвученного повода. С этим миром можно только сосуществовать. Тщательно соблюдая дистанцию и гигиену.

К счастью, за исключением пяти-шести свихнувшихся европейских русофобов, в мире не так много стран, желающих «брать в клещи» Китай и Россию. Где-то, как в Юго-Восточной Азии, решающее значение имеет понимание того, что в случае конфликта союзники США будут смяты в течение недель. И даже только угроза войны уничтожит их экономики, например, туризм. В 1979 году Ханой, имея закаленную в недавней Вьетнамской войне армию и современные тогда вооружения, смог отбиться от Китая в скоротечном конфликте. Но прошло уже 40 лет. Поэтому будет «бурчание» Вьетнама, Филиппин, Малайзии, Индонезии по поводу строительства Китаем островов в Южно-Китайском море, фактически захвата его акватории, но не будет ни малейшего движения в сторону США, обещающих «защитить международную артерию». Японии нет оправдания, но непосредственной причиной войны на Тихом океане стало тотальное эмбарго Вашингтона на поставки Токио нефти и другой продукции летом 1941 года, что не только ограничивало возможности императорской армии, но и ставило Японию на грань экономического коллапса. А вишенкой на торте стала блокада… Южно-Китайского моря. При том, что ни Япония, ни США еще не вступили во Вторую мировую войну: признаваемое США правительство маршала Анри Филиппа Петена «добровольно» пригласило императорские вооруженные силы обеспечить защиту Французского Индокитая. Так что, как сказал один тайский бизнесмен: «Мы хотим прорыть канал (через перешеек Кра в Индийский океан), чтобы забыть про это море и все его конфликты». Какая наивность. Вскоре Китай сам предложил Таиланду помощь в строительстве канала. Другие страны, как Индия и Пакистан, понимают, что выросли из возраста, когда территориальные споры из-за нескольких горных долин не позволяют им по-настоящему стать субъектами мировой политики, делают их объектами манипуляций. Несмотря на жесточайший индо-пакистанский конфликт этого года, появились признаки того, что стороны могут воспользоваться им для… решения застарелой Кашмирской проблемы. Эта тема заслуживает отдельного материала в ближайшее время.

Президент Афганистана Ашраф Гани на днях пообещал, что талибы будут разбиты так же, как разбиты игиловцы. Прозвучало удивительно, учитывая то, что с игиловцами много лет воевали именно талибы, а правительственные силы только сняли сливки. Дональд Трамп может вывести оставшийся контингент США из страны. А может поступить хитро, как Барак Обама: как бы вывести, но тоже немножко оставить. Чтобы вместе с ними оставить преемнику честь вывести уже все войска и войти в учебники истории лузером и виновником поражения в Афганистане. Трамп этого не хочет. 20 лет проторчать в дыре мира или 25 — разница небольшая. Страшно и смешно, но не британцы или СССР, а именно США могли решить проблему с этой страной (ну, если уж нельзя дать ей жить по своим законам). К 2001 году талибы, такие из себя правильные защитники истинной веры, ударились в пуштунский национализм. Т. е. не только истребляли шиитов хазарейцев, но и начали давить правоверных суннитов: пушту был объявлен единственным государственным языком, дари (кабульский фарси) этот статус потерял. Таджики и узбеки изгонялись из власти, у них почти безнаказанно отнимался бизнес, а то и земля. Те ответили изгнанием пуштунских племен с севера страны. Афганская нация дала трещину. Вот тогда бы и разделить страну на две половины. Север тут же стал бы самой мирной территорией во всем регионе, а юг постепенно втянулся бы в Пакистан: для 200-миллионной страны тоже не велика разница, 25 миллионов в ней пуштунов или 35. Но США открыли в Афганистане кинотеатры, где показывали женщин (одетых, одетых), провели выборы «по западным стандартам» и решили, что дело в шляпе. А через несколько лет делить уже было поздно: талибы покаялись, нация срослась.

Иран в кризисе. Можно винить в недавних беспорядках исключительно Госдеп и братию, но нельзя не признать, что на одном только, хоть и исключительном патриотизме режим долго не протянет. И сторонники, и, что интересно, противники властей говорят почти одно и то же: либо война и разгром Саудовской Аравии с ее союзниками, что сделает невозможными санкции против Ирана: миру просто не хватит нефти и газа, либо угроза действительно всенародного протеста. Извините за прыжки из «геополитики» в «бытовуху» и обратно, но недавно поделился своими наблюдениями один грузинский знакомый. Лет семь-восемь назад иранцы заходили в его ресторанчик (чуть в стороне от туристического маршрута) по двое, редко по трое. Внимательно осматривали посетителей и, только убедившись, что в заведении нет соотечественников, заказывали вино (а чаще крепкие напитки) и блюда из свинины («с таким видом, как назло»). Женщины снимали хиджаб в туалете. Сегодня может прийти и компания в 10 человек, не обращая ни на кого внимания, а одна из девушек стянула химар прямо за столом. Весело и непринужденно. Это серьезнее всего остального. Нобелевская премия мира этого года премьер-министру Эфиопии — просто поцелуй Иуды. Высокой награды Абий Ахмед Али удостоился за то, что подписал с президентом Эритреи Исайей Афеворки мирный договор, де-юре закончивший войну, которая де-факто закончилась почти 20 лет назад. Пока политологи гадали, за что дяди из нобелевского комитета обидели юную натуралистку Грету Тунберг, кое-что прояснилось. Вялотекущие столкновения между двумя крупнейшими народами Эфиопии — амхара и оромо — переросли в уличные бои в Аддис-Абебе. А вот не надо было называть Эфиопию «стратегическим партнером» Китая и хвастать, что через несколько лет здесь будет 100 индустриальных парков, построенных с помощью Поднебесной. Остается надеяться, что эти войны обойдут нас стороной. Но легким следующее двадцатилетие все равно не будет. В ноябре 2018 года мы поделились прогнозами самых уважаемых институтов и экспертов о развитии робототехники и искусственного интеллекта на ближайшие годы, см. «У России неплохие шансы пережить еще один трудный век». Честно сказать, вызвал вопросы прогноз до 2030 года авторитетнейшего института McKinsey, согласно которому темпы роботизации российской экономики будут сравнимы с темпами Германии. Да мы просто «евразийский тигр». Но есть одно «но». Принять десятки (!) миллионов освобождаемых рабочих рук, может только сфера самозанятости, малый и средний бизнес. Их доля в ВВП Германии — 60%. В России же — 25%. Мы также напомнили, что главный потребитель реальных, а не бумажных инноваций — тот же малый и средний бизнес. Крупный бизнес привык решать вопросы конкуренции, как бы это сказать, с помощью административного ресурса.

Месяц назад в выступлении на Московском международном форуме инновационного развития «Открытые инновации» глава правительства РФ Дмитрий Медведев подтвердил, что да, успешно роботизируемся: низкоквалифицированный труд — роботам, а людям — «креативно мыслить и оперативно решать». А чтобы развеять страхи по поводу занятости, рассказал параграф из учебника Новой истории для 9 класса о движении английских луддитов, которые боялись прогресса и ломали машины. Признался, что и в правительстве этого раньше тоже боялись, но теперь не боятся: «мы должны готовиться к серьезной переквалификации людей», «это требует, в свою очередь, и изменения в системе образования» и т. д. и т. п. Почему-то добавив, что «никто не может дать никаких гарантий по вопросам трудоустройства». Извините, это не о Васе, Пете, Коле, а о стране? Это говорит глава правительства? Самозанятость, мелкий и средний бизнес — фундамент устойчивой экономики, спасающий, лечащий, вытягивающий любую страну из самого тяжелого кризиса, как-то не вписались в громадье планов. Вот главный экономический вызов нашей стране. А экономический значит и политический. Грубо говоря, если облажаемся здесь, будут нам и амхара с оромо, и Перл-Харбор с Кашмиром, и полная Грета Тунберг. А ведь не хочется». Хорошая статья, но вот беда – она написана «либерастом» (или экономическим неучем, что, в общем-то, одно и то же). Никто не спорит, что России нужны и самозанятые, и мелкий и средний бизнес, однако глупо думать, что как только их доля в ВВП страны станет, как в Германии, мы тут же начнем ходить «в шоколаде». Как сегодня народ относится к самозанятым и прочим бизнесменам в России? Да, по-простому, все они – «воры и кровососы»! А как в Германии? Исключительно положительно, как к «основным налогоплательщикам». А почему возникло такое разное отношение к одним и тем же людям? Только по одной причине – в Германии пропорциональный налог на доходы, а у нас в России – плоская шкала налогообложения. Вот с изменения такого порядка и надо начинать. В противном случае, увеличение доли малого и среднего бизнеса в ВВП страны будет означать утрату технологического преимущества России там, где оно сегодня еще есть (прежде всего, в ВПК). Если авторы представленной выше статьи не понимают этого, они, либо «либерасты» (умышленно закрывают свои глаза), либо неучи (глаза у них закрыты изначально). Что же касается «нумерологии», то автор этого сайта целиком и полностью поддерживает мысли авторов представленной выше статьи. Хочешь – не хочешь, а именно на 12 и 62 год каждого века приходится пик построения в нашем мире наименее традиционных обществ. А именно такие общества — наиболее нестабильны. И они неминуемо преобразуются в более традиционные общества, пик построения которых, приходится на 37 и 87 год каждого века. И если пики 37 и 87 года выглядят «пологой горой», то пики 12 и 62 года похожи на «глубокие ущелья».

 

«Кто правит миром?» «Миром правят элиты. О них постоянно пишут все СМИ. Но кто они и что мы знаем о них? Новое интересное исследование под названием «Кто правит миром? Портрет глобального правящего класса» с помощью системного подхода пытается найти ответы на эти вопросы. В основе исследования лежит новая база данных «Проект глобального лидерства (GLP)», который охватывает 145 государств и 38 тысяч 85 «лидеров», о каждом из которых предоставлена биографическая справка. В общей сложности база данных насчитывает около 1,1 миллиона единиц данных. Ученые из нескольких ведущих учебных институтов Джон Джерринг, Эрзен Онсел, покойный Кевин Моррисон и Даниэль Пемштейн обработали эти данные, чтобы получить полную картину о сегодняшней руководящей элите. Ученые включили в эту глобальную группу руководителей стран, политических деятелей, членов правительств, исполнительный аппарат, партийных лидеров, руководителей законодательных органов, судей верховных судов и членов парламентов. В их число также входят никем не избранные руководители, такие как монархи, религиозные лидеры, военачальники, правители хунты, руководители крупных компаний и главы НПО. КАК ВЫГЛДИТ ТИПИЧНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ЭЛИТЫ? В основном это мужчины (81% от общего числа), женатые (91%), со средним возрастом 55 лет. Они разговаривают обычно на двух языках, более трети из них говорят на английском. Они, как правило, имеют университетское образование, и почти половина училась на Западе. Большая часть из них получила дипломы в области экономики / бизнеса / управления или права и потом работала в офисах, не имея отношения к производству материальных благ (так называемые «белые воротнички»), или занимались политической деятельностью в низовом звене, прежде чем вошла в правящую элиту. Как правило, они зарабатывают в тринадцать раз больше, чем в среднем по стране. Высшие политические лидеры, как правило, немного старше (в среднем 61 год); большинство из них мужчины (92%), и они умеют говорить по-английски (59%). Они, как правило, получали образование за рубежом, а не в своих странах. Кроме того, они, чаще всего, изучали экономику / бизнес / управление (35%); следующая за этими дисциплинами популярная у них специализация – это право (17%). Они имеют такой же политический опыт, как и «белые воротнички». Различия по полу, семейному положению и возрасту оказались относительно небольшими по регионам. В незначительной степени Европа демонстрировала тенденцию быть более сбалансированной, а Ближний Восток и Северная Африка (БВСА) были наименее сбалансированными.

Элита в Америке и в регионе БВСА, как правило, меньше всех знает иностранные языки. Но элита в БВСА является наиболее образованной, в отличие от всей Африки — хотя разница небольшая. Большинство лидеров с опытом «белых воротничков» находятся в Америке, но таких меньше всего» в Африке. Наконец, доходы элиты в богатых странах были всего в три раза выше, чем в среднем по стране, в то время как в бедных странах они были выше в 17 раз. Африка выделяется как регион с самыми высокими доходами элит — там руководители зарабатывают в 35 раз больше, чем в среднем по стране. После английского, наиболее распространенными языками, на которых говорит мировая элита, являются французский, испанский и арабский. Большая часть элиты имеет профессиональный опыт в сфере образования, а не в СМИ или в армии. Наиболее распространенный политический опыт элиты — работа в партийных структурах. Только 7% не имеют политического опыта. Это исследование, основанное на новой базе данных — важный шаг к пониманию портрета глобальной элиты. Оно подчеркивает доминирование мужчин определенного возраста, часто с экономическим образованием. Возникает важный вопрос — не изменили ли эту картину популистские тенденции последних лет, которые не охвачены этой базой данных. Время покажет» (сайт «Империя ру», перевод Сергея Лукавского). В любом случае, 93% от общего числа мировой властной элиты сегодня приходится на различных партийных работников. Другими словами, 93% властной элиты – это «либерасты», по определению (ведь любые партии защищают интересы меньшинства). И совсем необязательно, что оставшиеся 7% — это либералы. Таким образом, властная элита любых современных стран представляет собой исключительно «либерастические» образования. Ну а если вспомнить всем известный афоризм: «власть притягивает подлецов и подонков», можно сделать только один вывод, сделайте его сами, уважаемый читатель.

Таким образом, чтобы избавиться от засилья «либерастов» во власти, надо раз и навсегда запретить любые выборы по партийным спискам (все выборы должны проходить исключительно по территориальному признаку). При этом не стоит забывать, что для этого нет никакой нужды запрещать сами партии. Разные партии – разные идеологии, вот и пускай они борются друг с другом на любых общественных площадках, за исключением выборов. В любом случае, «либерастов» в центральной власти будет всегда больше, чем либералов (просто они лучше к ней приспособлены). А стало быть, центральную власть необходимо заключить в жесткие рамки, выскочить за которые ей будет уже не по силам. Чем отличается любая центральная власть от местной власти? Только тем, что она имеет право при определенных условиях (в чрезвычайных обстоятельствах) вмешиваться в дела местных властей и главенствовать над ними. В обычное же время все власти занимаются своими собственными делами и не мешают друг другу (как в живой природе). А чтобы обеспечить достаточно эффективное управление, центральная власть должна быть построена по строго иерархическому принципу, в том числе, и по принципу: «вассал моего вассала – не мой вассал». Другими словами, в центральной власти должно быть минимальное количество выборных должностей, например, президент, губернаторы, мэры городов, шерифы муниципальных образований. А всех необходимых помощников каждый представитель центральной власти набирает для себя самостоятельно и вправе уволить их в любое время (что называется, без суда и следствия). Уволить же выборных чиновников может только народ. В любом случае, выборный чиновник или нет, он обязан подчиняться вышестоящему начальнику, и тот вправе наказать нижестоящего чиновника рублем, при необходимости. Ну а местные власти (любого уровня) должны быть исключительно выборными и ежегодно обновляемыми (не менее 10% от общего состава). Выборы проводятся только на самом нижнем муниципальном уровне, а все вышестоящие Советы депутатов пополняются случайным образом (с использованием компьютерной техники) депутатами из нижестоящих Советов.

Советы депутатов всех уровней, кроме законодательной и исполнительной власти (чем ниже уровень, тем больше исполнительной власти и меньше законодательной) должны обладать функцией утверждения всех решений вышестоящих органов власти (неважно центральной власти или местной), касающихся населения, подвластному этому Совету. Если решение не утверждено местным Советом, оно не имеет силы на территории этого Совета. Однако вышестоящие органы центральной власти (исключительно выборные) вправе заставить нижестоящую местную власть — исполнять принятое решение, введя чрезвычайное положение на соответствующей территории. При этом местная власть лишается своего права утверждения решений, а центральная власть обязана заплатить в бюджет местной власти (от 50 до 100% от ее бюджета) из своего собственного бюджета. И пока деньги поступают, вето сохраняется. Понятное дело, что любой губернатор легко справится с отдельными муниципалитетами, но только до тех пор, пока таких муниципалитетов не наберется достаточно много. В конце концов, хочет он того или нет, но ему придется договариваться с неподчиняющимися муниципалитетами, иначе «накроется медным тазом» бюджет самой губернии. Очевидно, что такой порядок работы возможен только в одном случае – когда в России будут осуществлены три ключевые экономические реформы, а федералы, регионалы и муниципалы будут получать из общегосударственного бюджета страны финансы поровну (по одной трети от всех налоговых поступлений). В этом случае становится возможным отказаться от разнообразных «кубышек» (вроде пенсионного фонда) и платить те же пенсии напрямую – от лица федералов, от лица регионалов и от лица муниципалов. Понятно и то, что правила распределения пенсий у них будут разные – федералы будут больше платить военным, федеральным полицейским и государственным служащим, регионалы – региональным полицейским и служащим, а муниципалы – муниципальным. Очевидно и то, что если пенсионеры заметят, что их пенсии от лица кокой-то из власти намного меньше, чем от лица других властей, то ее тут же переизберут, как антинародную. И тут мы сразу упираемся в вопрос о «справедливых выборах» и возможности проведения «импичмента». Выборы, как и «импичмент», могут быть справедливыми только в одном случае, если вся выборная система страны будет отделена от любой власти, в ней существующей. Другими словами, выборы и импичмент должна проводить какая-то третья сила, независимая от государства и обладающая собственными финансовыми возможностями (после проведения выборов или импичмента государство возмещает затраты на их проведение).

На сегодняшний день такой третьей силой может выступить только Церковь (неважно какого вероисповедания). Именно у нее есть все возможности для привлечения к выборам своей паствы. Паства же, в отличие от назначенных людей, сделает все необходимое забесплатно и при этом — с большим воодушевлением. Да и батюшку своего прихода паства знает значительно лучше, чем каких-то иных «политических деятелей». Автор нисколько не сомневается, что Церковь согласится выполнять такую миссию, ведь она всегда старалась и старается увеличить количество своей паствы, а выборы смогут очень помочь ей в этом. Да и власти станет проще — она сразу избавится от всевозможных выборных манипуляций, коих сегодня более чем предостаточно. Но больше всего это поможет народу, который не имеет сегодня никакой возможности переизбрать чиновника в неурочное время. А так все сильно упрощается – решили в каком-то селе переизбрать президента страны, обратились к своему батюшке, а тот взял, да и провел голосование среди жителей этого села. Если больше половины жителей проголосовали против президента, батюшка обязан объявить перевыборы по всему своему приходу. Если и там большая половина жителей высказалась за переизбрание президента, он докладывает о результатах своему иерарху, и уже тот проводит перевыборы во всех приходах, ему подчиняющихся. Ну и так далее, вплоть до патриарха всея Руси. Если большая половина жителей страны высказалась за переизбрание президента, ему вручают соответствующий документ и тут же подвергают административному аресту на пятнадцать суток. За это время следственный комитет и прокуратура выясняют — совершал ли бывший президент какие-либо правонарушения или нет. Если нет, то «на свободу с чистой совестью», если да, то ему прямая дорога в суд — «вор должен сидеть в тюрьме!» И так может случиться с любым выборным чиновником, а люди во власти сидят умные, а потому, они десять раз подумают, прежде чем сделать что-то незаконное. Другими словами, «все довольны и расходятся по домам». И голосовать должны все граждане страны, голоса детей и инвалидов должны принадлежать их опекунам (в том числе, и государственным). Если сейчас власть в России держится на «противовесах» между множеством различных групп во власти, то в будущем внутри Российской власти останется лишь один тип противостояния: «центральная власть – местные власти». А раз так, то и власть станет значительно эффективней. Ведь в этом случае у чиновников останется время даже для управления страной, а не только на различные «дрязги» и переговоры с другими чиновниками.