Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Глобализация мира

Глобализация мира

Предлагаю Вашему вниманию интересный материал о «реформировании капитализма с человеческим лицом» и проблемах современных левых от «colonelcassad» (из «Livejournal») — «Олигархия и реформизм» (источник: https://prorivists.org/35_oligarchy-reformism/ — цинк). «Мы уже отмечали, что в ходе борьбы с влиянием коммунизма и СССР мировая олигархия выработала систему средств и обширную пропагандистскую программу их поддержки по укреплению буржуазного строя, получившую броское название «социальное государство», а в некоторых случаях подаваемую под соусом «социализма» (Ханссон, Эттли, «скандинавская модель» и тому подобное). Власть капиталистов, особенно олигархии (магнатов), держится не только на штыках полицейского государства, но и посредством укоренения в сознании пролетариата мифа о цивилизованности и безальтернативности самого капитализма, особенно по сравнению с «тоталитаризмом», «сталинскими репрессиями», «династией кимов» и «императором си». Однако под такую рекламу капитализма необходимо устранить хотя бы голод и перманентное нищенство большинства, дать обывателю надежду зажиточной жизни, хотя бы в кредит. Образно говоря, империализм усвоил урок Октябрьской революции и принял меры — социальную политику государственного перераспределения для компенсации народным массам их биологического и культурного воспроизводства в виде пролетарской массы. Что и стало материальной подпоркой для разворачивания пропаганды вечности и безальтернативности капитализма. Известно, что после уничтожения СССР и сопредельных социалистических государств, мировой империализм под водительством американской олигархии впал в некоторую эйфорию и в развитых капиталистических странах началось активное сворачивание социальной политики. Наивные тред-юнионисты полагали, что все «завоевания» трудящихся развитых буржуазных стран в ходе «холодной войны» были достигнуты посредством самого последовательного профсоюзничества, однако практика ликвидации «среднего класса» в 1990-е и 2000-е годы показывает, что «раздача благ» была лишь спланированной акцией империализма в условиях страха перед СССР. Теперь же, процесс сворачивания «социального государства», по мнению лидеров империализма, ушел в перехлест, поэтому начались очередные разговоры о реформировании капитализма.

Наши левые, страдая типичным схематизмом, изображают все действия капиталистов и даже буржуазной власти, как будто они направлены исключительно на получение сиюминутной выгоды или сиюминутное ограбление народа. На самом же деле, действие буржуазного класса и его государства в политической области в основном направлены на поддержание установленного социального порядка, наиболее эффективным средством чего является различная дезорганизация пролетарских масс, особенно идейная. Поэтому «кинуть кость» социалки, посеять национальный, религиозный, демократический раздор, привить зависть к братьям по классу, рвачество и индивидуализм, даже если на это необходимо потратить миллиарды долларов, не просто соответствует коренным интересам буржуазии, но и необходимо для поддержания капитализма на плаву. Так, в своем открытом письме будущему президенту США 19 американских олигархов, включая Сороса, пишут: «Неравенство подпитывает недовольство и разлад в обществе. Результат — рост недоверия к демократическим институтам, а то и что похуже». Более того, они призывают поднять налоги для богатых, просят ввести двухпроцентный налог на состояния, превышающие $50 млн., а если же стоимость активов превышает $1 млрд., то налог возрастает до 3%. Подобная мера затронет 75 тыс. самых богатых американских домохозяйств. Вторит этим обеспокоенным судьбой капитализма «бедолагам» и глава инвестбанка Guggenheim Partners (управляет $300 млрд.) Шварц в своем выступлении: «Когда массы считают, что элитам достается слишком много, происходит одно из двух: законодательное перераспределение богатства или революционное распределение бедности. Правительство США постепенно уходит из реальности, в которой живет простой человек. Люди в целом потеряли веру в способность институтов выполнять возложенную на них миссию и обеспечивать социальную поддержку и защиту. Они требуют перемен, и нам придется признать, что перемены назрели». Не отстает и глава банка JP Morgan Даймон. В проблемах капитализма виновата власть и крупный бизнес, пишет Даймон, они, дескать, долго игнорировали перекосы в обществе, но настало время «повернуться лицом к человеку».

Американский олигарх с состоянием в $17 млрд. Далио разошелся вообще не на шутку: «Я уверен, что капитализм — фундаментально прочная система, просто сейчас она не приносит пользы большинству людей и потому должна быть реформирована». Но совсем уж откровенно говорят «спецы». Например, главный экономист Всемирного банка Голдберг запугивает «корпоративные элиты»: «Как только разрыв между богатыми и бедными становится слишком большим, появляется угроза. Мы помним Французскую революцию, Октябрьскую революцию. Начинаются народные волнения, и мы уже наблюдаем их… Налицо кризис институтов, люди все меньше верят в демократию и выступают уже не только против глобализации, но и против элит, экспертов и так далее. Потому что они считают, что элита получила все блага экономического роста последних лет, а простому человеку не досталось ничего». Наши леваки, конечно, в данных цитатах увидят какие-то положительные сдвиги в расстановке классовых сил, признаки слабости, страха власть имущих и тому подобное. Однако поспешно судить о подобном, основываясь только лишь на заявлениях, не стоит. Да, некоторые рупоры империализма выдвинули лозунг на реформирование капитализма, на возврат мер «социального государства». Но это означает лишь то, что этот «мозговой центр» таким образом оценивает ситуацию. Какова ситуация на самом деле, насколько массы в развитых странах недовольны, насколько решительно настроены, насколько близок момент выплеска ярости несогласия и классовой ненависти — неизвестно. Может, устами этих олигархов и их прислуги говорит страх, может, блеф, а может быть, холодный расчет — опять же, неизвестно. Единственным, хоть сколько-нибудь значительным лежащим на поверхности фактом в пользу идеи нарастания классового недовольства в богатых странах является протест «желтых жилетов» во Франции. Но с марксистской точки зрения мы, например, ничего примечательного в этом ярком движении не замечаем. Кто прав: наша газета или аналитика Всемирного банка — покажет время.

Здесь важно понять другое. Магнаты вправду могут пойти на «реформу» капитализма: ввести налоги на богатство, добавить и расширить различные пособия, накинуть пенсии и тому подобное. От этого капитализм не просто не рухнет, наоборот, укрепится. Профсоюзники, различные «друзья народа» и наши горе-марксисты экономистского кроя никак не поймут, что капиталисты периодически действительно склонны улучшать материальное положение народных масс, в том числе трудящихся, в известных пределах по тому или иному поводу. А делают это они не потому, что боятся забастовок и протестов, за которые ратуют левые, а в целях общего укрепления веры в капитализм, для утихомиривания недовольства. Иными словами, все «реформы» капитализма в аспекте материального положения народных масс есть форма борьбы буржуазии против коммунизма, против организации и революционного становления работающего класса. Разумеется, существуют вещи, которые необходимы сознательным пролетариям-коммунистам как воздух. Например, свобода ведения коммунистической работы (пропаганды, агитации, организации), то есть политические буржуазные свободы и отсутствие запрета на коммунизм. Или, например, государственный суверенитет страны, в которой мы работаем, ведь иначе иноземная армия подавит революцию в случае ее угрозы. Но эти условия в большинстве стран уже завоеваны, если не считать известную необходимость борьбы за отмену запрета коммунизма в Индонезии, Польше, Латвии, Литве, Украине и других бывших советских республиках в той или иной степени. Разумеется, существуют принципиальные вещи в области экономического положения пролетариата, которые благоволят развитию коммунистической борьбы. Например, введение шестичасового рабочего дня, за что отчаянно дебатируют экономисты из РПР. Два лишних часа свободного времени даст хотя бы небольшому слою наиболее передовых пролетариев возможность изучать марксизм, заниматься политикой и так далее. Это был бы огромный положительный шаг вперед для нас. Но, во-первых, заставить буржуазное государство и капиталистов ввести такую норму можно только лишь мощной мобилизацией огромных пролетарских масс на многолетнюю борьбу, а подобная мобилизация, в свою очередь, возможна исключительно при наличии чрезвычайно устойчивого внутреннего побудительного мотива пролетариата. К сожалению, силами нашей пропаганды сформировать такой мотив оказывается невозможным, а по факту он попросту отсутствует. Большинству пролетариев не нужно свободное время, они хотят лишь получить больше денег, загоняя себя порою в гроб переработками и шабашками. Таков уж уровень сознательности людей, и с ним, по крайней мере, нашими силами, особо ничего не поделаешь. И главное: невозможно убедить массы бороться за свободное время и его трату на коммунизм аргументами из области тред-юнионизма (торговли за зарплату).

Во-вторых, даже при введении шестичасового рабочего дня капиталисты не будут сидеть, сложа руки, они снизят реальное содержание заработной платы, даже если ее номинальное выражение законодательно закрепить. Иными словами, вздуют на все цены, чтобы пролетарии тратили «свободные часы» на все те же переработки. Таким образом, получается, что РПР предлагает мобилизовать людей на борьбу с сомнительным результатом, но при этом необходимые для победы силы и средства вполне сопоставимы с теми, которые достаточны для взятия власти. Если бы в недрах сознания пролетариата потребность в шестичасовом рабочем дне имелась, как имелась, например, такая потребность в восьмичасовом рабочем дне в начале XX века, то массы бы уже давно подхватили лозунг РПР, и мы бы наблюдали движение сотен тысяч рабочих, инженеров, служащих. Разумеется, мы не можем и не должны игнорировать те реальные стихийные всплески сопротивления капиталистам и буржуазному государству, которые периодически возникают. Если, конечно, они массовые, отражают взгляды, настроение пролетариата и носят левый, антикапиталистический характер. В этом случае мы обязаны давать разъяснения с точки зрения марксизма, вести вербовочную работу, пропаганду, агитацию, привносить организованность. И для хвостистов важно отметить, что весь смысл данной работы сводится к задаче подъема сознательности людей до уровня осознания объективной необходимости борьбы именно за коммунизм, а не за зарплату, против мусорных свалок, храмов, полиции, Медведева или Путина. А такое осознание есть диалектическое отрицание всех форм и видов сопротивления капитализму, идеологии его реформирования и прочего. Такова реальная диаматика классовой борьбы в данном случае. Из сказанного подтверждается наш старый вывод, что степень и формы эксплуатации современного пролетария не сравнятся с периодом царизма, когда фабрично-заводские рабочие были поставлены фактически за гранью физического выживания, следовательно, в наши дни материальное положение трудящихся в значительно меньшей степени формирует объективный потенциал роста и развития пролетарского движения, чем в прошлом. А в случае реабилитации политики «социального государства» его значение упадет еще. Стало быть, возрастает значение глубокой пропагандистской работы по убеждению пролетариев в необходимости перехода к коммунизму не только и не столько из-за бедности и убожества жизни при капитализме, а потому, что коммунистические производственные отношения гарантируют каждому члену общества необходимый для его творческого и всестороннего развития уровень потребления материальных и духовных благ. А сам коммунизм есть синоним социального прогресса и единственно возможное будущее человечества без бедности, войн, денег и государства. А чтобы доказать это, и организовать на основе этих убеждений пролетариев в революционный класс, недостаточно вороха простеньких симпатичненьких лозунгов и истеричного обличения путинского режима».

Автор представленной выше статьи прямо на страницах журнала получил следующие возражения. «Стоит отметить, что в рамках логики автора, Медведев уже перехватывает его идею о выделении большего времени на образование за счет сокращения рабочего дня, предлагая опробовать в России эксперимент с четырехдневной рабочей неделей. Также стоит отметить, что кризис капитализма, который требует реформ, о которых говорят Сорос, Далио, Шварц и прочие, возник, прежде всего, ввиду краха проекта глобализации «по-американски». Откат к «старой-доброй» империалистической грызне и разговорам о необходимости реформ капитализма проистекает из простого факта — общество всеобщего благосостояния оказалось еще большим мифом, нежели коммунизм к 1980-му году. Глобальный неолиберальный мир так и не наступил. Главный его архитектор и по совместительству крупнейшая империалистическая держава мира, с этой ролью не справилась и ныне тяготится теми обязательствами, которые остались после очевидного краха глобального проекта, который должен был привести к концу истории, где капитализм в его неолиберальной версии воцарился навсегда. Вместо этого капитализм вернулся туда же, откуда начинал, оставаясь наедине с теми же проблемами, которые породили Октябрьскую Революцию, революцию в Китае и масштабный процесс деколонизации. Поэтому сейчас жадность и желание отобрать все то, что массам дали из страха перед СССР борется с растущим ощущением того, что резьбу может сорвать и в одном из слабых звеньев капиталистического мира произойдет то, что произошло в России в 1917 году. Поэтому те, кто поумнее, предлагают «реформы» или даже частичное восстановление «социального государства», в виде ответа на этот вызов. Забавно, но эту публику, ворочающую миллиардами, на Западе иногда обвиняют в «скрытом коммунизме», рисуя на карикатурах с Соросом, Сандерсом или Обамой серп и молот. Ирония ситуации заключается в том, что они как раз наоборот делают все, чтобы серп и молот вновь не восторжествовал, используя вопрос социального обеспечения низших классов как инструмент стабилизации всей системы в целом». Автор этого сайта не разделяет взгляды коммунистов и не считает социализм первой стадией коммунизма, а воспринимает его, как «социальный капитализм». А потому, он, в основном, поддерживает возражения к статье. Однако, по его мнению, считать наших отечественных «либерастов» значительно тупее зарубежных тоже не совсем верно. Скорее всего, дело заключается в другом – в разных подходах к жизни отечественных и зарубежных «либерастов». Наши «либерасты» стремятся «по-быстрому срубить бабла в России и свалить на Запад», а зарубежным — просто некуда дальше сваливать. А стало быть, можно смело считать Российских «либерастов» — космополитами, а не гражданами России, и относиться к ним соответствующим образом (во времена Сталина их бы точно расстреляли). И для того времени это было бы абсолютно правильным решением.

Однако «меняются времена, меняются и люди», и расстреливать «либерастов» сегодня — абсолютно бесполезное занятие, хотя нынешний русский народ, безусловно, поддержал бы такое решение. Данное мероприятие вызовет то же самое, что и процесс рубки головы гидры – на месте срубленной тут же вырастут две новые. Наоборот, следует выманивать «либерастов» из власти на «теплые места» с приличным гарантированным доходом вне власти. И нужно это для того, чтобы оставшиеся во власти либералы смогли без помех провести три ключевые для России реформы – национализацию Банковской системы страны, введение пропорционального налога на все доходы и расходы, резкое снижение налоговой нагрузки с предприятий и возложение ее на плечи всех граждан России. Что же касается социализации нынешнего Западного «индивидуального капитализма», то эта затея нереализуема. Скорее, «Сорос, Далио, Шварц и прочие» сумеют-таки раскачать «лодку с импичментом Трампу» и вызовут, тем самым, новый мировой финансово-экономический кризис, а то и гражданскую войну в США. В любом случае, России это только «на руку». И вообще, любой невзрывной процесс практически всегда выгодней взрывного (эволюция всегда лучше революции). Именно это обстоятельство нам и надо учитывать в первую очередь. Собственно говоря, окончательная победа «либерастов» в России или, наоборот, победа русского народа за счет «революции снизу» будет означать и для России, и для всего мира одно и то же – гибель всей современной цивилизации. Просто в первом случае агония продлится подольше. А во втором случае мир погибнет очень быстро за счет «ядерного апокалипсиса» в результате развязанной Западом третьей мировой войны. Вы можете возразить автору, мол, Запад побоится развязать войну. Но это не так, Запад сегодня находится в глубоком кризисе, и поражение России в результате осуществления «революции снизу» обязательно подхлестнет его – начать новую войну. Это – далеко не первый случай в истории современного человечества, и думаю – не последний. Ведь нынешний Западный мир – это, прежде всего, англосаксонская империя, а любая империя не может существовать без экспансии. А тут – такой удачный случай! Вот и думайте, уважаемый читатель, как не допустить такого поворота дел? По мнению же автора, есть только один выход из создавшегося положения (в нынешней России налицо революционная ситуация) – это срочное проведение реформ, остро необходимых для нее (смотри выше). Либо мы проведем эти реформы, либо конец неизбежен. Вы не согласны с автором? Это только потому, что Вы глубоко в Душе – «либераст». Кстати, знаете, как проще всего определить, «либераст» — Вы в своей Душе, или либерал? Очень легко. Если сказать совсем просто, то либералы – это люди, которые верят, что большинство всегда право, а «либерасты» верят в то, что всегда право меньшинство.

Очевидно, что и первое, и второе замечания не показывают истинной картины нашего мира. А потому, постарайтесь определиться, какое замечание Вам больше всего не по Душе, оставшееся и будет вашим девизом. Существует метод доказательства «от противного», вот мы им и воспользовались. Ну как, определились? Тогда, поехали дальше. Давайте зададимся вопросом – а настолько ли наш мир физический, как нам кажется? «Что если объективный мир — всего лишь компьютерная симуляция?» (сайт «Крамола»). «Действительно ли мы живем в компьютерной симуляции? Это был вопрос, затронутый в докладе двумя профессорами Университета Северной Каролины в Уилмингтоне во время проходящей там конференции. Джулиан Кит, доктор философии и Карри Гуинн, доктор философии, исследовали возможность того, что мы на самом деле находимся в компьютерном мире, таком как в фильме «Матрица», даже не зная об этом. Кит начал с того, что заметил: «Все мы воспринимаем мир, на основе картины рисуемой нам нашим мозгом, который и  создает наше чувство реальности». Наши чувства это интерфейсы, которые снабжают нас информацией, но даже они имеют ограниченный доступ к тому, что находится за пределами вашего черепа. «Ваше зрение видит только щепку, крошечный диапазон электромагнитного спектра, — сказал Кит, — Вы не знаете о большей его части». Это не так уж и плохо. «Если бы вам пришлось взаимодействовать с миром в полном диапазоне того, что происходит, вы бы впали в ступор», — сказал Кит. «Таким образом, биология разработала пользовательский интерфейс, который чрезвычайно упрощает то, с чем вы взаимодействуете». Этот интерфейс, ваш разум, постоянно производит цвета и звуки, которые мы испытываем. «Он постоянно обновляет вашу модель реальности и взаимодействует с ней. Это ваша матрица. Вы взаимодействуете, не зная, есть ли что-то еще там».

«Проблема биологии, сказал Кит, заключается в том, что основная операционная система вашего разума была разработана для мира, который больше не существует. Биологическая система строит вещи очень медленно. Но культурная эволюция происходит намного величин быстрее». Это делает нас уязвимыми для технологии и ее алгоритмов. «Как можно взломать мозг с помощью глаз и ушей? Покажите ему что-то, что захватывает его внимание, что-то красочное и яркое. Дайте ему какое-нибудь социальное вознаграждение. Ничто не окупается больше, чем внимание со стороны кого-то другого». Это, в свою очередь, приводит к высвобождению дофамина, что заставляет вас чувствовать себя хорошо. Это вызывает зависимость, это вознаграждение, которое высвобождает дофамин по прерывистому переменному графику реагирования. Вы не выигрываете в игровом автомате каждый раз. Вы не получаете лайки или комментарии на Facebook каждый раз, когда вы публикуете, и вы не всегда видите правильное развлекательное видео с кошками. «Ребята из Amazon, Google и Facebook берут ваши данные и очень чувствительны к определенным типам стимуляции и подкрепления. А чего они хотят?» Они создают «состояние транса по умолчанию», когда вы просто смотрите в свои устройства. Карри говорит, что мы уже можем жить в «Матрице». — Кит говорил о науке разума, — сказал Карри. «Я собираюсь быть немного более спекулятивным. Возможно, мы действительно живем в компьютерной симуляции. Я не единственный, кто говорит это. Элон Маск из Telsa и Space X сказал, что есть миллиард к одному шансу, что мы не живем в компьютерной симуляции». Аргументы, которые Маск использовал для этой идеи, взяты из статьи Ника Бострома, профессионального философа в Великобритании. «Он сложил несколько цифр вместе и предположил, что существует сверхвысокая вероятность того, что мы живем в компьютерной симуляции», — сказал Карри. Посмотрите, где компьютерные игры сейчас по сравнению с тем, где они были 40 лет назад, — сказал Карри. Сегодняшние гораздо более реалистичны, хотя мы все еще знаем, что мы просто играем в игру. — А где они будут через 40 лет? Или через 500 лет? Или через пять тысяч лет?- спросил он. Бостром предположил, что эти будущие компьютерные игры будут настолько похожи на реальность, что мы не сможем ощутить разницу.  И персонажи в них могут не осознавать, что они находятся в симуляции. «Мы неизбежно создадим реальности, неотличимые от этой реальности», — сказал Бостром.

Как мы можем знать, что находимся в матрице? — Глюки в системе. Дежавю, например, в фильме «Матрица», когда персонаж видит кошку, неоднократно пересекающую дверной проем, может быть одним глюком. Призраки, экстрасенсорика, совпадения могут быть и другими. Законы физики в нашей Вселенной кажутся специально разработанными с набором констант, которые делают жизнь на основе углерода возможной. Зачем кому-то понадобилось создавать такую симуляцию жизни? Одним из ключей к разгадке может быть квантовая физика, где некоторые вещи, которые кажутся невозможными, являются истинными: объект, который может быть в двух местах одновременно. Феномен, который Эйнштейн назвал «жутким действием на расстоянии». — А зачем нам или кому бы то ни было проводить эти симуляции? — спросил Карри. «У нас их целая тонна, — сказал он. — Суперкомпьютеры выполняют моделирование для предсказания погоды. Мы используем их, чтобы лучше понять нашу окружающую среду и внести изменения. Мы используем их для изучения человеческой деятельности и задаем такие вопросы, как, например, как растет население? Какие вещи работают лучше всего? Это мы запускаем эти симуляции». — Как же нам тогда жить, если мы находимся в матрице? — спросил Карри. Мы должны вести себя так, как будто наша жизнь — это пример того, что возможно, — ответил он». Итак, мы пришли к выводу, что поставленный нами вопрос и возможные ответы на него столь же нелепы, как извечный спор между материалистами и идеалистами. Если какая-то система является замкнутой, то, находясь внутри нее, мы не можем сказать, ровным счетом, ничего о том, что находится за ее пределами. Мы познаем окружающий нас мир с помощью нашего головного мозга, но практически не знаем, как он работает. Не напоминает ли Вам это обстоятельство тот случай, когда обезьяна «колит орехи микроскопом», или когда два ученых спорят о том, где у палки начало, а где – конец? Другими словами, хотите Вы того или нет, но мир, который Вы воспринимаете и, как Вам кажется, понимаете – это виртуальный мир Вашего же мозга. И с этой точки зрения автор солидарен с идеалистами. А на вопросы, поставленные в представленной выше статье, можно ответить только одним способом – «ударом микроскопом» по головам, написавших ее авторов, а заодно, и по головам двух докторов философии — Джулиана Кита, и Карри Гуинна. Нельзя корректно ответить на некорректно сформулированный вопрос. Ну а корректный вопрос, как мы знаем, содержит в себе, если и не весь ответ, то значительную его часть.

А потому, автор предлагает разбить один некорректный вопрос на два – корректных. Первый вопрос – является ли наш мир материальным? Ответ – Да, наш мир материален. Второй вопрос – воспринимают ли люди (субъекты) окружающий их мир объективно? Ответ – Нет, они воспринимаю его, по определению, субъективно. А теперь вернемся к вопросу глобализации нашего мира и почитаем статью  Сергея Кузнецова «Отрыжка глобализации». «Глобализация в значении международного разделения труда или, как принято сегодня говорить, интернационализация экономической деятельности — это неизбежное и, безусловно, позитивное явление. Другое дело — глобализм, понимаемый как использование наиболее сильными в военном и экономическом плане державами своих возможностей для подавления отдельных национальных государств и лишения их суверенитета в собственных экономических и политических интересах. По существу, это некая новая форма установления в межгосударственных отношениях слабо завуалированных колониальных норм. И если глобализация развивалась на основе общепризнанных норм международного права, то глобализм — на базе неких «правил», произвольно устанавливаемых наиболее сильными державами в отношении меньших «партнеров». По существу, устанавливаемые глобализмом «правила» адекватны «понятиям» в преступном мире. С той только разницей, что в преступной среде они совсем еще недавно базировались на некой своеобразной морали. Для глобализма же само понятие морали отсутствует — есть только интересы политические и экономические. Может показаться странным, но развитие глобализма оказало существенное влияние и на преступный мир. «Понятия» стали восприниматься новым поколением преступного сообщества в качестве некоего атавизма. Организованный преступный мир вслед за миром политическим постепенно отказывается от всяких поведенческих норм, скатываясь в открытый «беспредел». И трудно сказать, какой из этих двух миров стал первым отказываться от любых этических норм. Вероятно, происходит это вследствие взаимопроникновения этих миров. Когда, например, руководство полицейских структур, созданных для борьбы с организованной преступностью, возглавляет одну из преступных организаций. Нет даже необходимости приводить конкретные примеры — настолько они всем известны (в том числе и в нашей стране). Интересно, что одна из самых сильных и влиятельных преступных группировок — итальянская мафия — на заре своего существования смогла сформироваться и завоевать свое место на преступном олимпе благодаря двум моментам: наличию жесткого и обязательного «кодекса чести» («понятий») и выступлению в качестве своеобразного института социальной справедливости. Не случайно сицилийские мафиози именуют себя «uomini dʼonore» («люди чести»).

На фоне общего беззакония и слабости государственных структур на Сицилии в период правления там династии Бурбонов (начало XVIII века), стали возникать многочисленные банды, которые грабили богатых и нередко при этом делились добычей с бедняками. Постепенно жители стали обращаться к главарям банд за помощью в восстановлении справедливости, за ссудами в рассрочку и т. п. Так сформировалась социальная база для будущего возникновения мафии такой, какой она нам известна в настоящее время. И сегодня нередко в Сицилии боссы мафии могут выступать в роли защитников незаслуженно обиженных и униженных для восстановления «социальной справедливости». Во главе глобалистской «пищевой цепочки» стоят Соединенные Штаты, которые, проиграв Китаю в капиталистическом соревновании, скатились на позиции открытого политического и экономического протекционизма. Европейский союз справедливо возмущается, что США — недавний политический, экономический и военный союзник — стали применять по отношению к Европе глобалистскую практику и глобалистскую мораль, которой в реальности и не существует. Совсем как в известной реплике в исполнении Александра Ширвиндта и Михаила Державина: «Удобства во дворе, а двора нет…». В свою очередь сам Евросоюз применяет к отдельным своим членам все те же, а может быть, и более радикальные меры глобалистского воздействия. Особенно по отношению к малым странам ЕС. Вот как по этому поводу говорит бывший президент Чехии Вацлав Клаус в интервью журналу Russia in Global Affairs: «Разочарование, которое сейчас испытывают люди, в каком-то смысле аналогично тому разочарованию, которое испытывал я в последние годы коммунизма. Мы хотели чего-то другого, но только не нынешнего социально-экономического и политического строя в Европе и вовсе не той разновидности европейской интеграции, которая привела к утрате нашего суверенитета… За прошедшее десятилетие европейский проект принципиально отошел от концепции интеграции и двинулся в направлении унификации. Этот сдвиг объясняется преимущественно Маастрихтским и Лиссабонским договорами. Я считаю ЕС в его нынешнем виде трагической ошибкой европейской истории. Однако у нас нет выхода. Для маленькой страны, такой как Чешская Республика, не может быть легкого «брекзита», хотя мы понимаем, что Евросоюз не способен себя изменить».

Таково отношение к политике Брюсселя у самой «типичной» европейской страны, с ее высокими культурными традициями, современной промышленностью, развитым сельским хозяйством и хорошим научным потенциалом. Показателем мощи былой индустриальной Чехословакии (индустрия была в основном сосредоточена в Чехии) может служить известный исторический факт. Гитлер сумел подготовиться к войне против Польши и Франции только после того, как захватил Чехословакию и «освоил» потенциал ее тяжелой промышленности. В советский период экономика этой страны была одной из наиболее развитых в «социалистическом лагере». В какой-то мере схожей с экономикой прибалтийских республик, где был и самый высокий уровень жизни населения по сравнению с другими союзными республиками и даже по сравнению с Москвой и Ленинградом. Сегодня из всех стран Балтии активно бежит молодежь, падение жизненного уровня ведет к появлению ультранационалистических движений, растут безработица, инфляция, цены на продукты питания и энергоресурсы. Но, пожалуй, самое неприглядное место в «пищевой цепочке» среди всех европейских стран — в самом ее конце — занимает Украина. Основной ее куратор на Западе — США (с согласия и содействия тех же европейцев) — довел страну до нынешнего состояния. Смешнее всего сложилась ситуация с Соединенными Штатами. Там попытки погреть руки на чужом пожаре бывшего вице-президента Джо Байдена с сынишкой привели к кризису политической системы США и попытке импичмента действующего президента. Причем украинские события пытаются использовать в своих интересах оба враждующие лагеря: и демократы, и республиканцы. Еще не закончился организованный демократами фарс с импичментом Дональда Трампа, как на очереди ход президента. Только теперь уже с обвинениями демократов в использовании Украины для влияния на «святая святых» — президентские выборы в США. С чем можно сравнить в этой ситуации роль Украины во всей этой политической катавасии? Да с резиновой надувной куклой, которую все по очереди используют и постоянно надувают! Но ведь нельзя надувать бесконечно: в конце концов, она неизбежно лопнет…

От последствий своей политики глобализма в отношении Украины начинает реально страдать и Европа. Соглашение об ассоциации с ЕС не дало ожидаемых результатов. Украинский рынок для европейских товаров открылся, но разрушенная экономика и постоянно падающий уровень жизни населения делают его весьма ограниченным. И вот уже от наполнения Украины оружием и взрывчатыми веществами, которые там находятся в почти свободном обращении, крайне негативные последствия наступают для европейских стран. Оружие и ВВ украинского происхождения понемногу появляются во всех европейских странах. Например, буквально качественный «взрыв» в этом отношении произошел в последнее время в скандинавских странах. Как утверждает Би-Би-Си, в Швеции в последние годы произошел резкий скачок случаев, когда применялись взрывные устройства в разборках между враждующими преступными группировками. Сами факты таких уличных боев шведские СМИ стараются замалчивать. Хотя уже и не скрыть, что использование взрывчатых веществ в отдельных случаях было сопоставимо с боевыми действиями. В 2018 году в Швеции произошло 162 таких взрыва, притом, что в 2017 году подобные преступления почти не фиксировались. Большинство взрывов произошло в бедных и небезопасных районах крупнейших городов Швеции — Стокгольма, Гетеборга и Мальме. Рост преступности с применением взрывных устройств имеет непосредственную связь с незаконным оборотом оружия на Украине и нелегальным сбытом его в страны Европы. Все указанные события, связанные с Украиной, в Европе происходят отнюдь не по недомыслию и случайному совпадению. К этому выводу неизбежно приходишь, анализируя политику США последних лет в отношении ЕС. Соединенные Штаты заинтересованы и больше уже не скрывают своего стремления развалить Евросоюз — бывшего союзника, а ныне экономического и политического конкурента. К Европе стали применяться открыто методы глобализма. Здесь и открытая поддержка политических сил в Великобритании, выступающих за «брекзит», и попытки Трампа уговорить президента Франции Макрона вывести страну из ЕС, и известные меры экономического давления на Европу. Когда меры дипломатического и экономического давления не оказываются эффективными, спецслужбы США прибегают к излюбленному методу давления на неугодные страны, организуя массовые выступления «народных масс». А далее следует прямая военная агрессия.

А влияет ли западный глобализм на Россию? Запоздалые попытки Запада путем введения санкций вернуть свое влияние не только не оказали существенного воздействия на российскую экономику, но и сделали Россию маловосприимчивой к глобалистским наскокам. Говорят, что своя история ничему не учит современных политиков. Но вот теоретики и практики западного глобализма очень хорошо изучают и используют в своей практике все слабые стороны своих будущих жертв. Они знают, что русские люди исторически особо чувствительны к вопросам социальной справедливости. И все спонсируемые западными спецслужбами «протестные» движения в нашей стране ориентированы главным образом на работу по этому направлению» (Кузнецов). С другой стороны, наши отечественные «современные политики» абсолютно точно соответствуют данному определению – их, действительно, ничему не научила история нашей страны. Почему же так произошло? На этот вопрос хорошо отвечает известная русская поговорка: «Пока я ем, я глух и нем». А именно этим процессом сегодня и занимается вся властная элита России. Если сказать совсем просто, то Западная властная элита относится к любой другой, в том числе, и к нашей отечественной элите исключительно с позиций глобализма. А последняя, в свою очередь, с тех же позиций относится к своему собственному народу. Вот уж, действительно, глобализм – великая сила. Однако «тупое повторение» никогда не приносит ожидаемых плодов. Если на Западе «глобалистская политика» направлена вовне, то у нас в России – вовнутрь. И единственно, к чему может привести такая политика, так это – к «революции снизу». И тогда уже достанется не только нашим отечественным «либерастам», но и всему современному человечеству, без разницы к какому менталитету эти люди себя относили. Другими словами, наша властная элита наверняка поперхнется или подавится, причем, в самое ближайшее время, и скорее всего, умрет от этого. Однако ее смерть потащит за собой и все остальные элиты мира, а вместе с ними, и все человечество. И если мы с Вами, уважаемый читатель, не станем сопротивляться этому беспределу, до скорой встречи в Аду! Почему в Аду? Да потому, что райскую жизнь после смерти надо заслужить, а мы с Вами ее еще не заслужили.