Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Грядущий год

Грядущий год

Предлагаю поговорить в этой главе о нынешней мировой политике. А начнем мы этот разговор со статьи от «Aenosurhfi» — «сотрудника потусторонней организации»  — «Эфирная разведка 22/11/2019: в стране зреет бунт, но не тот, которого вы ждете» (источник: https://cont.ws/@Aenosurhfi/1509914). «Итак, товарищи, у нас с вами скоро на дворе 2020 год. По всем теоретическим прогнозам это должен быть достаточно тяжелый и кардинальный год для страны. Году в 2017 я ожидал, что основная тяжесть этого периода будет связана с открытым военно-политическим противостоянием с США/Великобританией, но по ходу разыгрывания этой пьесы выяснилось, что традиционные форматы противостояния – «страна против страны» и «система против системы» — утратили актуальность. Теперь в геополитике и мировой экономике появился другой характер дуализма — процесс против процесса.  Процесс деградации, выдаваемой за рост, против процесса роста, который все наперебой стараются обозвать деградацией. Оба эти процесса имеют место в любой стране мира и во всем мире в целом, за них ответственны вполне определенные сетецентрические структуры, имеющие доктрину, идеологию, цели, план, ресурсы. Именно поэтому внутренней политики, как изолированного явления, больше в мире не существует, а геополитика делит мир не на системы, не на страны, а на вот эти два процесса. В 2012 году (или чуть раньше) Россия встала на путь реиндустриализации и национализации экономики. По данным Федеральной антимонопольной службы, в 1998 году доля государства в российской экономике составляла 25%, в 2008 году — 40-45%, к 2013 году — больше 50%, к 2017-18 годам — почти 70%. Внимательно посмотрите на эти цифры — 25% государства в экономике в начале эпохи Путина и 70% к 2018 г. Кто любит припоминать слова Путина о том, что он либерал и что «пересмотра результатов приватизации не будет» — нет, дорогие мои, это что угодно, но только не либерализм и не приватизация. Прямой ревизии приватизации 90-х с экспроприацией собственности и посадками — не было, но Путин и «Штаб промышленников» все это время занимались в стране последовательным скрытым «сталинизмом», разве что только никого не расстреливая. Примеры историй того, как Путин и его штабисты «возвращали» России ее недра и промышленность, мы (журнал «Зарница») в ближайшее время постараемся описать в виде отдельных статей.

Перевод экономики на производящий и централизованный характер оказались необходимы не потому что «совьет рашнз генетически любят социализм и плановую экономику», а потому что это единственный работающий способ отплыть подальше от ядра процесса деградации — эскадры смертников либерального западного капитализма, которая скоро подорвется на минах тяжелого системного кризиса. Кризиса, вызванного тем, что капитал финансовый там практически выжрал под собой всю питательную среду в виде капитала промышленного и остановиться не пытается. В этих условиях целевая картина экономики России — когда более 80% ВВП создается либо при участии государственного капитала (и управления), либо непосредственно им. При этом все, что имеет какое-то стратегическое значение или конкурентное преимущество на мировом рынке, создается в структурах крупной межотраслевой кооперации с модератором в лице министерства или госкорпорации. В 2019 год страна пришла с довольно активно производящей и экспортирующей экономикой. Сделана ставка на максимальную занятость населения, на самодостаточность в наборе производимых товаров и на интеграцию производителей в крупные государственные объединения, вроде Ростеха. При этом, в топку индустриально-экспортного «паровоза» были кинуты курс национальной валюты (чтобы перебить по цене конкурентов на внешнем рынке) и, как ни печально, уровень зарплат населения (с ровно теми же целями). Ради завоевания рынков и привлечения международных промышленников с их технологиями, страна осознанно продавала им идею технологических площадок с низкими издержками, в том числе и расходами на зарплаты. И вот тут происходит страшное. Владимир Путин озвучивает, а затем уже в более строгом тоне распоряжается повысить реальные доходы населения. Но ведь позвольте — скажет сейчас любой промышленник — ведь доходы населения это моя прямая расходная статья, а низкие зарплаты моих рабочих — это мое конкурентное преимущество: если я буду платить им всем в два раза больше, мне придется поднять отпускные цены и потерять клиентов. И, к сожалению, он будет в чем-то прав. Прямой приказ просто взять и повысить зарплаты всем сотрудникам массовых позиций для экспортирующей экономики, при сохранении остальных издержек бизнеса на прежнем уровне, это выстрел себе в ногу. То есть, повышать реальные доходы нужно будет за счет чего-то еще. Или кого-то еще.

И вот на этом месте у либералов-капиталистов образца 90-х и 00-х годов начал нервно дергаться глаз. Потому что для повышения реальных доходов без удушения собственного производства есть всего несколько других источников ресурса, и все эти источники — кормушки наследников либеральной ельцинской России. Во-первых, реальные доходы самым прямым образом снижает закредитованность населения и производителей товаров народного потребления (привет Грефу и его знакомым лоббистам). Банки «продают» себя, как двигатель экономики, но это было бы реально так, если бы извлекаемые за счет ссудного процента прибыли они ГАРАНТИРОВАННО вливали бы обратно в экономику страны, а это так только отчасти (а у некоторых банков это не так ни насколько). Во-вторых, доходы населения снижают паразитные утечки из бюджетов всех уровней в систему кормления элит, созданную еще в 80-х, если не раньше (привет Абызову и Захарченко там передайте, кто близко сидит). В третьих, доходы населения снижает открытая финансовая система страны, которая позволяет запросто выводить деньги за границу, затем кредитовать Россию и ее бизнесменов этими же деньгами, затем только что выданный кредит опять выводить, и опять кредитовать, и так по кругу (привет Кудрину). В четвертых, доходы населения снижает… вы не поверите… плохая образовательно-психологическая подготовка населения и плохое его информирование о возможностях и особенностях окружающего мира. В первую очередь, речь о телевидении, кинематографе и образовательной системе. Здесь мне страшно даже посчитать, сколько денег люди тратят впустую и недополучают «благодаря» неверно сформированной системе ценностей (она отнимает еще и жизни людей), непрофессионализма и узости своего кругозора. Там зарыта еще одна треть ВВП минимум. Вдобавок, «на культуру» выделяются существенные бюджетные деньги, на часть из которых потом снимается откровенно русофобский и антикультурный шлак, почему-то выдаваемый либералами (и педерастами) от культуры за элитарное искусство. И что получается? Получается, что идея самосохранения России и ее оставшиеся системные либералы с наследниками элит 80-х и 90-х все-таки вошли в противоречие. Дальше или Россия, или они. Возможно, я не сильно ошибусь, если предположу, что в 2020 году в России грядет бунт или как минимум попытка такового. Только это будет не тот бунт, которого кавунисты, навальнята и щирые украинцы с надеждой ждут каждый день.

Это будет бунт сислибов и элитариев 80-х, 90-х и 00-х, не примкнувших к «штабам по развитию госкапитализма» и потому, по причине здорового инстинкта самосохранения страны и ее власти, отстраняемых от кормушки навсегда. И эти сислибы и элитарии — гораздо более опасная сила, чем навальнята и краснопузая детвора. Хотя бы, для начала, потому что им принадлежат ОЧЕНЬ большие деньги, все телевидение, весь кинематограф, большинство структур министерств образования, культуры и финансов, довольно широкие слои журналистики. Не удивлюсь, если окажется, что имеются и влиятельные кураторы среди силовиков. Все эти сферы в течение многих лет правления Путина были отданы на откуп системным либералам, где они, соблюдая минимальные рамки приличия, творили все, что им вздумается. Взамен Путин получал возможность вести ползучую национализацию промышленности и владения сырьевыми ресурсами, модернизацию армии и укрепление внешней политики без риска вот прямо немедленно получить удар в спину. Но вечно так продолжаться не может. Уже сегодня эти «невписоиды» открыто фрондируют позицию Путина по внутриэкономическим вопросам с трибун разных форумов. С телевидения уже второй и третий десяток лет выступают одни и те же лица, которые последнее время даже с центральных каналов ТВ неприкрыто «качают лодку». Если «поднять все журналы», то окажется, что сислибы и старые элитарии саботировали (и дальше будут саботировать) выполнение многих нацпроектов. Ну и дальше латентное предательство рано или поздно станет открытым. В стратегически важных отраслях у этих потенциальных бунтовщиков местами есть под 100% лояльных им кадров. То есть, если выгнать всех лояльных «бунтовщикам» людей, например, из телевидения и кинематографа, то в некоторых кабинетах и целых телерадиокомпаниях никого не останется, и что с этим делать — непонятно, потому что систему подготовки этих кадров держат тоже они. Нам остается надеяться, что к моменту вероятного бунта «главные ключи от города» у этих людей на всякий случай отнимут. Есть расчетные основания полагать, что бунт может быть вовремя перехвачен, либо страна его в целом выдержит. Глобальных перемен системы власти в стране на 20-й год не предвидится. Но ситуация складывается опасная.

Фактически, мы имеем многие предпосылки к повторению типичных историй 30-х годов прошлого века в СССР. А сама Россия снова обречена (в перспективе ~ 10 лет) стать консолидированным и спланированным государством с некоторым привкусом сталинской экономики (он уже сейчас есть). Только случится это не благодаря сегодняшним «левым», а хорошо, если не вопреки им. Да, забыл сказать: марксизма-ленинизма никто при этом не обещает — это пройденный этап. Даже плановый фактор экономики — а таковой обещает усилиться — будет с приставкой «цифровой», ознаменован он будет тотальной «доброй слежкой» за потребителем, предсказательными мат. моделями на основе этой слежки и виртуальным интеллектом на фоне. Уже сейчас виртуальный интеллект Яндекса позволяет с большой  точностью предсказать, сколько человек придет в магазин условной «пятерочки» и сколько каких товаров будет ими куплено. Только такой подход позволяет экономике избежать одновременно и социалистического дефицита и капиталистического перепроизводства. Проблема в настоящий момент только в недостаточной централизации этих моделей — они пока служат игрушками конкретных компаний, а не экономики страны. Еще немного блиц-прогнозов:

— в 2020 году лучше ограничить вложения в западные валюты. Евро, например, может сделаться совсем больно, и причиной этому будет Германия (привет Дойчебанку с его мусорными активами), ПОПС и танцы с бубнами вокруг Брексита. Доллару, наверное, будет чуть получше (китайцы с индусами — хватит уже его спасать!).

— Южную Америку будут продолжать шатать весь год, в том числе — опять Боливию, опять Аргентину, опять Чили и снова Венесуэлу. Причина шатаний — сильный интерес к региону транснациональных корпораций и их лобби в западных правительствах. Пассажиры, пристегните ремни. Важный момент для Мадуро в плане того, усвоили ли его экономисты рекомендации российских советников.

— Под конец года теоретически могут сложиться условия для прекращения наконец-то стрельбы на Донбассе по причине потери интереса к данному рычагу изначальных инициаторов конфликта. Контрольная точка — месяц-полтора до президентских выборов в США (которые состоятся 3 ноября 2020). Самой Украине от этого прекращения огня улучшений не обещаю, но «вы там держитесь». От того, насколько нервно и неосмотрительно будут действовать американцы, зависит открытие или неоткрытие нового окна возможностей для реинтеграции Донбасса (в Россию).

— Перед этим в марте-апреле еще будет эпическое пробитие дна и похороны здравого смысла во время слушаний по MH17 в Гааге, заранее закажите вагон попкорна. Кто общается с потусторонними силами, передайте бесам в аду, чтобы заранее начинали ваять памятник Хиггинсу (можно сразу в котле).

— Кавунистам в политическом плане совершенно ничего не светит, но совершенно не потому, что «кровавая гэбня» или «народ нетот». Причина их упадка в том, что они перестали заниматься коммунизмом и очертя голову ушли в освоение средств от партийных спонсоров, часто очень сомнительных (привет Ходорковскому и Рашкину). А редкие представители этого движения в реальной власти оказываются не хорошими управленцами, а такими коррупционерами и схематозниками, каких еще поискать. В общем, не ставьте на эту лошадь — она не для скачек, она здесь памятник. На сегодня, пожалуй, все. Бдите».

Можно, конечно, поспорить с «блиц-прогнозами» автора представленной выше статьи, однако надо признать, что некоторые из них уже начинают сбываться. Для примера данного обстоятельства предлагаю Вашему внимани. статью Эдуарда Бирова (из сайта «Империя ру») — «Ельцинская Семья выходит из тени». «Дождались… Валентин Юмашев, зять Ельцина, бывший глава его администрации и один из прихвостней Березовского, вдруг впервые за 20 лет решил дать большое интервью Познеру. Пока не на Первом канале, а в Ельцин-центре. Такой шаг он сам объяснил необходимостью рассказать «правду», но тут же смутился и оговорился, что ее воспримут как ложь. Замечательная откровенность, но вызванная не искренностью, а косноязычием. Слушая эканье Юмашева, живо вспомнил, как на НТВ так часами мычал, покусывая усы, Евгений Киселев. Мычал — потому что мучительно думал, как искуснее соврать. Итак, главная цель интервью заключается в этой фразе, которую охотно распространили все федеральные СМИ: «Ельцин видел в Путине человека, который продолжит его либеральные реформы. Для Ельцина было важно, что Путин из другого поколения: нельзя оставлять страну тем, кто был при СССР». Таким образом, Семья подчеркивает, что Путин не просто из их команды, а что он по-прежнему в их команде, что он плоть от плоти ельцинского режима. Юмашев так и сказал, что Ельцин якобы воспринимал Путина как своего политического ребёнка, как главный проект жизни. Это, конечно, откровенная ложь, рассчитанная на детей 1990-х, которые не помнят того времени. Ельцин передавал власть вынужденно, после нескольких лет пребывания в зомби-состоянии, когда он пропадал с радаров государства на целые недели. Потом выйдет из палаты, промычит что-то невнятное, и опять пропадет, полностью отдав страну на разграбление Семибанкрищине. Ельцин просто не мог продолжать оставаться в Кремле — и олигархи судорожно искали замену. Юмашев сам подтверждает, что выбирали из целого ряда любимчиков Семьи, откровенных западников (самый главным был Немцов), но понимали, что их настолько ненавидит народ, что в кресло президента их не вытянуть даже с помощью ТВ. И потому пал выбор на неизвестного Путина, который, мол, «продолжит его либеральные реформы». На самом деле им плевать было на «либеральные реформы» или другие догмы, Семье было главное сохранить Семибанкирщину — но именно ее первым делом разогнал Путин, за что получил огромную поддержку народа. Зачем же Юмашев «вспомнил» об этом сейчас? Ответ кроется в следующей фразе: «Я думаю, если вы спросите Владимира Владимировича сегодня, с уверенностью на 99% он скажет, что в 2024 году он уйдет». Именно такая логика: раз Путин плоть от плоти Ельцина, раз он правил как бы с разрешения Семьи (а Юмашев специально ни слова критики не произнес в адрес президента, хотя очевидно, что они у него есть в избытке), то и должен вернуть власть Семье после 2024 года.

Поразительная наглость и ложь. Но от Юмашева и ельцинистов ничего другого ожидать не приходится. Шакалы почувствовали шанс вернуться к власти (проект Перестройка 2.0) и начали кампанию по дискредитации Путина в глазах народа и принуждению его к сдаче власти в рамках преемственности Кремля Семье. Делают они это пока аккуратно, без резких движений. Но понятно, что интервью в Ельцин-центре срежиссированно от слова до слова. Тот же Познер вяло задавал вопросы, так как наверняка знал заранее ответы на них. При этом Семья рассчитывает вбить клинья раскола в путинскую вертикаль. Так, Юмашев специально забросил подленький рассказик про Евгения Максимовича Примакова, который будучи премьером якобы попросил главу ФСБ Путина установить слежку за Явлинским как агентом Госдепа, а тот позвонил Юмашеву и заявил, что такое делать не будет и если его заставят, то уволиться. Тут может быть не чистая ложь, а полуправда, или даже операция прикрытия со стороны Примакова и Путина, чтобы втереться в доверие к олигархам. Но рассказанная сейчас Юмашевым, эта история призвана вбить клин между Путиным и силовиками. Да, сразу это вряд ли возымеет какой-то эффект, но Семья наверняка будет вбрасывать такие истории все больше и больше. Итак, ельцинская Семья и бывшие олигархи выходят из тени, чтобы вернуть себе власть под видом либерализации и «обязательствами» Путина перед Ельциным. Перестройка-2 запущена, имеет уже штаб-квартиру в Ельцин-центре, создала идеологический образ «святых 90-х» и начинает информационную кампанию. Интервью Юмашева, видимо, один из первых таких вбросов. В будущем стоит ожидать появление дочери Ельцина у Дудя, того же Юмашева — на Первом канале. А за их спинами будут стоять Абрамович, Гусинский (кстати, он еще вполне себе жив-здоров), Фридман, Потанин, Дерипаска, Чубайс и их верные помощники Грефы, Шохины и пр. Однако даже сама их попытка — пока робкая и начальная — возможно только из-за того, что они ощутили слабость и нерешительность Кремля во внутренней политике. Либеральничание Путина с западниками от полной уверенности в себе вкупе с отсутствием альтернативного либерализму проекта развития страны дает повод Семье поднять голову и готовиться к реваншу». Ну а, по мнению автора этого сайта, второй (и главной) причиной этого является то, что «Мир вернулся в эпоху сфер влияния» (источник: https://colonelcassad.livejournal.com/5449546.html). «Что общего имеют между собой гуманитарный кризис в Сирии, попытка подвергнуть импичменту Дональда Трампа, заявления Эммануэля Макрона о Европе и протесты в Гонконге? Создается впечатление, что они совершенно несопоставимы. Однако все они свидетельствуют о возрождении одной идеи — идеи о сферах влияния. Я столкнулся с этим фактом в этом году (на мосту через реку Ингури). Вся ситуация напоминала самые мрачные уголки Европы в ХХ столетии.

На каждой стороне этого моста был установлен военный контрольно-пропускной пункт. Над одним из них развевался флаг Абхазии, отколовшегося небольшого промосковского государства, а над другим развевались флаги Грузии и Евросоюза. Поток этнических грузин перемещался с одной стороны моста на другую. Будучи гражданами второго сорта в Абхазии, они переходили на другую сторону для того, чтобы получить пенсию, медицинские рецепты или вели своих детей в школу. Такая ситуация существует там с 2008 года, когда русские и поддерживавшиеся Россией войска взяли под свой контроль Абхазию для того, чтобы удержать Грузию в орбите Москвы. Сферы влияния были характерной чертой в международных отношениях в течение многих веков. Они могут быть позитивными (можно вспомнить привлекательный характер американской культуры) и негативными (поддержанные Америкой государственные перевороты в Латинской Америке). Они были присущи императорской системе Китая и «зависимых от него государств» (tributary states), которые платили дань императору и раболепствовали перед ним. Они были присущи европейским державам в XIX веке с их колониальной политикой захвата земель, а также существовали в период холодной войны при разделе мира на американскую и советскую сферы. Падение Берлинской стены 30 лет назад привело к тому, что сферы влияния вышли из моды. Казалось, возникает новая, поствестфальская, постгеографическая эпоха, определяемая распространением либеральной демократии, многосторонних институтов и американским военным превосходством. Именно Владимир Путин начал контрнаступление. Он назвал события 1989 года «величайшей геополитической катастрофой ХХ столетия», а к власти он пришел во время второй чеченской войны за счет новаторского применения гибридных методов — опосредованных и нестандартных сил, информационной войны, а также приведения к власти лояльных местных лидеров. Все это он позднее использовал в Грузии и на Украине. Сегодня Путин расширяет российскую сферу влияния на Ближнем Востоке за счет оказания давления на правительства в Дамаске, Тегеране и все больше в Анкаре. Сирийский порт Тартус в Средиземной море сегодня почти российский; российский флаг развевается над военными базами в северной Сирии, которую Америка недавно уступила Турции. Влияние Москвы растет также вместе с влиянием Ирана в Ираке. А что же Запад? За катастрофической интервенцией Буша на Ближнем Востоке последовало катастрофическое американское безразличие. Администрации Обамы и Трампа оставались на периферии в ходе войны в Сирии. Дональд Трамп, этот изоляционист, восхищающийся сторонниками жестких мер, заявил, что российская аннексия Крыма является правомерной (valid), тогда как сторонники его импичмента утверждают, что он использовал военную помощь Украине для шантажа нового президента этой страны. В прошлом месяце он предал курдских союзников и вывел американские войска из северной Сирии, что позволило Реджепу Эрдогану направить в тот район свои турецкие, антикурдские силы.

В Европе нет свойственного Трампу нигилизма, однако она компенсирует это своей полной непоследовательностью. Красивые слова об ответственности этого континента произносят те самые лидеры, которые мало что сделали для борьбы с сирийским кошмаром, которые поддержали Путина с такими его проектами как «Северный поток — 2» (российско-немецкий трубопровод, подрывающий позиции Украины и стран Балтии), а сегодня уступают Москве Ближний Восток. Макрон, активно поддерживающий оттепель, судя по всему, считает, что Путин находится между Францией и продолжением такого рода исламистских атак, как кровавая бойня в парижском театре Bataclan в 2015 году. На британскую политику тоже оказывает влияние сдвиг в сторону геополитики на основе сфер влияния. Возражения левых сторонников Корбина против «империализма» заканчиваются там, где начинаются российские и китайские сферы влияния, тогда как правые сторонники Брексита вместе с левыми переоценивают британскую сферу влияния и недооценивают сферы влияния других держав. Все это оставляет открытым путь для восходящего Китая, чья вера в гравитационное притяжение срединного царства (zhong-gu) коренится в его старой сети государств-данников. В основном Пекин использовал морковку для восстановления этой системы. Недавние выборы на Шри-Ланке, где пропекинская династия Раджапакса вновь одержала победу, является всего лишь новейшей иллюстрацией растущего влияния Китая в Юго-Восточной и Центральной Азии. Однако угроза применения палки тоже сыграла свою роль. Возможно, историки будут оценивать насильственный ответ Пекина на протестные акции в Гонконге так же, как они сегодня смотрят на войну Москвы в Чечне, как на интервенцию в полуавтономном регионе, где впервые были использованы те методы, которые позднее позволили создать более обширную сферу своего влияния. Обеспокоенные наблюдатели задают вопрос: когда насильственные действия начнутся на улицах Сеула или Манилы, к востоку от Китая, или в Бангкоке и Коломбо, к югу от Китая, или в Ташкенте или Баку к западу от Китая? Как показала холодная война, существование соперничающих между собой политических блоков означает наличие соперничающих между собой сфер влияния. Поэтому следует ожидать увеличения количества столкновений на границе этих сфер: между Соединенными Штатами и Китаем в западной акватории Тихого океана, между Индией и Китаем в Гималаях и в Бенгальском заливе, а также между целым рядом местных и иностранных сил в Африке. Это соперничество также происходит и в неосязаемых пространствах интернета. «Гугл» недоступен в Китае, компания «Хуавэй» лишена возможности работать в Америке. А находящиеся между ними регионы вынуждены делать выбор.

В интернете Юго-Восточной Азии все больше доминируют китайские платформы, а Германия, оказавшаяся между Вашингтоном и Пекином, обсуждает вопрос о том, можно ли поручить компании «Хуавэй» управление телекоммуникационной структурой стандарта 5G. Путешественник по времени будет испытывать большие сложности, пытаясь понять, что означает стандарт 5G. Однако она или он смогут разобраться в вопросах современной геополитики, — речь идет о мире мощных блоков, частично совпадающих гравитационных полей и баланса сил. Вернулся старый, хрупкий и фрагментарный мировой порядок. Как уже не раз отмечалось на сей счет, провал неолиберальной глобализации и ослабление влияния американской империи, вернули мир во времена империалистической конкуренции, результаты которой (в том числе и через большие и малые локальные конфликты – ядерная война все-же выглядит маловероятной) определит контуры будущего миропорядка, который придет на смену поздневашингтонскому, который разрушается на наших глазах». И такое положение дел в мире, по мнению автора, является следствием его превращения из биполярного (СССР – США) — к однополярному (США – мировой гегемон), которым и ознаменовалось начало нового XXI века. Казалось бы, раз США являются единственным гегемоном в мире, глобализм победил, но не тут-то было. «Дикий индивидуальный капитализм» подразумевает под собой торжество индивидуализма. А индивидуализм, в свою очередь, не может существовать без жесткой конкуренции друг с другом отдельных индивидуумов. Таким образом, «индивидуальный капитализм» просто не может существовать без наличия «врагов». А раз так, то невозможна и победа глобализма, по крайней мере, в современном мире – мире «дикого капитализма». И его возврат в «эпоху сфер влияния» вполне логичен и предсказуем. К сожалению, миром правят не логики, а политики, и у них своя собственная логика, малодоступная большинству людей. Если сказать совсем просто, то эта логика зиждется на утверждении: «меньшинство всегда право» (автор называет подобную логику менталитетом меньшинства, а их носителей – «либерастами»). Большинство же жителей Земли (прежде всего, на Востоке, в том числе, и в России) имеют совсем другой менталитет – менталитет большинства (большинство всегда право, даже когда оно не право). Понятное дело, что менталитет отдельных людей и, тем более, народов, отстоит достаточно далеко от такого черно-белого восприятия мира, тем не менее, его можно принять в первом приближении.

Кстати, «в Германии провели исследование и выяснили степень влиятельности преступных кланов. Европа и мафия — для многих эти понятия не пересекаются, мало того, они — антиподы. В мире, например, широко распространено мнение, что мафия в Европе, конечно, кое-где есть, в Южной Италии, например, но она локальна, и в борьбе с ней достигнуты большие успехи. Потому что — в отличие, скажем, от России или Нигерии — там, дескать, нет условий и питательной среды, ее порождающих. В странах Западной Европы, в Германии, например, это зло неизвестно. И даже рэкета в культурных и законопослушных западноевропейских странах не существует. Так по-прежнему считают многие в России, где любят идеализировать Запад, а Европу в особенности. Поэтому скажем спасибо за просветительский порыв русскоязычному сайту «Немецкой волны» (DW), поместившему обширный и весьма информативный материал под заголовком «Европейская мафия: главные игроки на криминальной карте ЕС», а до этого — целую серию статей, посвященных данной тематике. А как там в реальности? Оказывается, по данным полицейской службы Евросоюза Europol, на территории сообщества действуют около 5000 организованных преступных группировок. Их прибыль, согласно докладу итальянского исследовательского центра Transcrime, составила в 2016 году порядка 110 миллиардов евро — один процент от ВВП ЕС. На первое место по степени угрозы и влиятельности европейские правоохранители ставят итальянскую мафию, деятельность которой давно вышла за пределы Италии. Из трех крупнейших мафиозных группировок — калабрийской Ndrangheta, неаполитанской Camorra и сицилианской Cosa Nostra —  самой опасной, богатой и влиятельной является первая. Сфера ее деятельности: Европа, Северная и Южная Америка. Прибыль одной лишь Ndrangheta, чем только не занимающейся, исчисляется десятками миллиардов евро. Итальянская мафия оказывает на родине влияние на региональные власти, ее боятся судьи. Калабрийская мафия Ndrangheta считается самой опасной и широко распространенной в мире преступной группировкой: ее доходы примерно равны военному бюджету Италии. В Европе, особенно в Германии, Нидерландах, а также в Британии, успешно действуют турецкие мафиозные группировки. Они концентрируются на торговле наркотиками, особенно героином, людьми, сутенерстве, вымогательстве, игорном бизнесе.

Туркам наступает на пятки арабская мафия, активно действующая даже в Германии, пополняясь «беженцами» из Палестины, Ливана, других ближневосточных стран. Ее позиции особенно сильны в Берлине, Бремене, Северном Рейне-Вестфалии и Нижней Саксонии. По всей Германии насчитывается около 50 энергично действующих преступных арабских кланов, каждый из которых включает несколько тысяч человек. Они предпочитают заниматься торговлей наркотиками, сутенерством, вымогательствами и грабежами. Некоторые кланы связаны с шоу-бизнесом. Сильные позиции занимают и албанские кланы. Они действуют по всей Европе, в Северной и Южной Америке, даже в Австралии, специализируясь на незаконном обороте наркотиков, торговле оружием, людьми и человеческими органами. Когда сербы, добавим от себя, обвиняли в последнем албанских бандитов во время балканских войн, им отказывались верить. В мире существует около 20 албанских криминальных кланов, численность которых составляет обычно несколько тысяч человек. Далее следует так называемая «русская мафия», на которую в ФРГ в 2018 году пришлось почти 5% всех уголовных дел, заведенных по статьям, имеющим отношение к организованной преступности. Федеральное ведомство по уголовным делам (BKA) причисляет к ней, за одним исключением, выходцев из всех республик бывшего СССР и даже российских немцев из числа «поздних переселенцев». Основные виды преступной деятельности «русской мафии», в которой, добавим от себя, почти нет русских, — «угоны дорогих машин, торговля наркотиками, рэкет, киберпреступность, финансовые махинации и контрабанда людей». В отдельную группу немецкие власти выделяют чеченскую мафию, самую жестокую из всех, члены которой, согласно отчету BKA, «отличаются вспыльчивостью и непропорционально высокой склонностью к насилию». Своего рода полумафией считаются в ФРГ отдельные клубы мотоциклистов, особенно Hells Angels и Bandidos, некоторые участники которых занимаются сутенерством, торговлей оружием и наркотиками. Вот во что превратилась старая добрая Европа» («Европой управляют 5000 криминальных группировок», сайт «Крамола»).

Будет ли приближающийся 2020 год тяжелым или относительно легким, принесет ли он значительные перемены миру – кто знает? Тем не менее, он неуклонно приближается, и, встречая его, нам не стоит забывать о наличии в нынешней России «РЕВОЛЮЦИОННОЙ СИТУАЦИИ». Тем более что криминальных группировок в России никак не меньше, чем в Западной Европе. И это понятно, «дикий капитализм» — отличная питательная среда для криминала. Если кто не верит, вспомните «святые девяностые», когда криминал захлестнул Россию от самого низа и до самого верха. Сейчас обстановка внизу стабилизировалась (выжившие бандиты потихоньку вымирают), а вот наверху обстановка только накаляется, ведь большинство нынешней властной элиты – это «удачливые бандиты» из девяностых, и впереди их ждет (к 2024 году) очередной «передел власти». А к переделу власти бандиты всегда готовятся заблаговременно. Что же касается «процесса деградации, выдаваемой за рост, против процесса роста, который все наперебой стараются обозвать деградацией», то пока счет равный, что называется, «нулевая ничья». В любом случае, автор – оптимист, и всегда надеется на лучшее. Ну а пессимистам в современном мире — просто не выжить. А потому, будьте оптимистами.