Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Грядущая эпоха

Грядущая эпоха

Предлагаю Вашему вниманию статью Александра Роджерса: «Уставы написаны кровью». Именно поэтому так важно их соблюдение» (источник: https://oko-planet.su/politik/politikday/542954-o-gosudarstve-i-drugih-slozhnyh-sistemah.html). «Я когда-то долго хихикал с различных американских инструкций к бытовым приборам. Всякое «если устройство не работает, то проверьте, может оно не включено в розетку» или «запрещается совать кота в микроволновку». А потом я пошел работать системным администратором в коллектив из примерно 500 человек на 200 компов, и понял, что эти инструкции недостаточно подробны (и, что еще хуже, многие их все равно не читают). Взять, например, недавний случай с незаконной перевозкой кота в салоне самолета. Правила написаны не «потому что кому-то в голову взбрело, что должно быть именно так». Они тщательно продуманы. Потому что — перегруз самолёта может привести к аварии; — неправильное распределение багажа может привести к потере управления; — незаконно перевозимый кот может быть переносчиком опасных инфекций; — и так далее. Но те, кто не думает головой, массово начали «это же котик, мимими». Хотя к коту как раз претензий не было, претензии были к хозяину. Или, другой пример, армия. Правила обращения с оружием написаны на основании статистического анализа множества несчастных случаев. Не смотреть в дуло, не направлять на людей, держать на предохранителе, проверять наличие патрона в патроннике и так далее. И сколько не заставляют эти правила зубрить и четко применять, все равно несчастные случаи периодически происходят. Про ПДД я вообще молчу. Еще более сложный пример – это система армейской иерархии и субординации, с точки зрения теории управления. Она должна быть максимально эффективна, и существующие системы армейского управления создавались и оттачивались столетиями. Потому что в случае войны любая неэффективность очень быстро заканчивается потерями или даже тотальным поражением. Причем количество зачастую не играет роли. 23 тысячи под командованием Суворова разбили 105 тысяч турков под Рымником. Около 20 тысяч ополченцев Донбасса эффективно сдерживают 250 тысяч укровояк. И так далее. Поскольку армейские системы управления относительно регулярно подвергаются самым суровым проверкам на практике, можно смело говорить, что они одни из самых эффективных. Неэффективные не выживают. В качестве примера «как не надо делать» можно привести знаменитый «приказ №1» Временного правительства. Когда Керенский и прочие альтернативно одаренные отменили армейские звания и развели в армии демократию (когда «все солдаты должны совместно определять планы действий»).

Закономерный результат – развал фронта и свыше миллиона одних только дезертиров. Представляю себе, как офигевал какой-нибудь Брусилов: профессиональный военный, генерал Генштаба, блестящий стратег (только недавно уничтоживший Австро-Венгерскую армию в Малороссии и Галиции), и должен советоваться с каким-нибудь Васей «только из-за стога». И мало того, что советоваться, но еще и не иметь права решающего голоса. Естественно, долго подобная система не просуществовала. И вот я плавно подвожу к главному – к системе государственного управления. Это еще более сложная система, чем армейская. Потому что охватывает большинство сфер человеческой жизнедеятельности и отношений в социуме. И точно также, неэффективность карается поражением и даже смертью (исчезновением целых стран и народов). Если смотреть на государственные структуры большинства стран, то они в целом весьма схожи. И я не про «демократию и диктатуру», а про государственные институты – кабинеты министров, министерства, департаменты, суды, налоговые органы, социальные службы и так далее. Везде, конечно, есть своя специфика, традиционные или региональные особенности. Что же касается древнего спора, что лучше – демократии или автократии – то статистика говорит, что среди успешных стран примерно пополам. К тому же сплошь и рядом формальные демократии порождают диктаторов – начиная с Адольфа Гитлера и заканчивая Жанин Аньес, недавно незаконно захватившей власть в Боливии (такой местный вариант Турчинова, на руках которой уже десятки трупов и сотни раненых). К тому же функционально и структурно «демократии» почти не отличаются от «автократий». Что только доказывает близкую к оптимальной структуру управления большинства современных государств. Опять же, государства в целом весьма неплохо подстраиваются под меняющиеся обстоятельства и новые вызовы.

Но есть еще и такие неформальные вещи, как «традиции государственности» и «механизмы воспроизводства элит». Зачастую именно их наличие или отсутствие и отличает стабильные государства от failed state. В России, с моей точки зрения, с воспроизводством силовиков все замечательно, у экономистов «не все однозначно», а вот с культуркой откровенная печаль, возможно, даже со времен Булгакова (описание похода Коровьева и Бегемота в «Союз писателей» такое красочное и жизненное). К чему я это? К тому, что государственная машина – это сложный механизм, требующий точной настройки. И когда я каждый раз слышу «Нужно ломать систему», то мне хочется долбануть говорящего гаечным ключом по пустой голове. Один уже такой ломатель был, рыжий. Который заявлял (цитирую по памяти) «Мы распродавали госсобственность за бесценок, чтобы сломать систему». Хорошо хоть, что РАО ЕЭС ему не дали окончательно раздерибанить, а то было бы сейчас как в Калифорнии – по четыре массовых блэкаута за месяц. И вот сейчас некоторые, которые критикуют данного персонажа, фактически повторяют его любимый лозунг про «Бороться с Системой». Ничего ломать не надо. Главный админский принцип знаете? Вот и следуйте. Регулярное профилактическое обслуживание, тонкая настройка, правильно поставленные задачи и чистка коррупционного песка между шестеренками – и государство еще тысячу лет послужит. Орущие «Ломать систему!» не понимают, что государство – это инструмент. И те, у кого его нет, неизбежно проигрывают цивилизационную гонку» (Роджерс). Автор согласен с Роджерсом, что «ломать — не строить», и прежде, чем что-то ломать, надо четко понять, что потом построить на этом месте. Однако и без «слома старого и отжившего» не построишь ничего «нового и прогрессивного». Увы и ах, но мысль о том, что «чистка коррупционного песка между шестеренками» может помочь государству послужить еще тысячу лет, вряд ли верна! Но даже если она верна, то населению нынешней России такое «тысячелетнее государство» на фиг не нужно. Когда же люди говорят о том, что надо «ломать систему», они подразумевают под этим не полный слом всего государства «под корень», а лишь то, что смена одного властителя в нем на другого – уже ничего не изменит. Именно такое положение дел сегодня и сложилось в России. А стало быть, правы те люди, которые призывают «ломать систему»! Революционные времена всегда вызывают в людях «излишний пафос» — такова природа человека. Учитывая же, что в России сегодня вполне созрела «революционная ситуация», такой пафос вполне уместен. И если Роджерс этого не понимает (а судя по всему, это так, раз он поминает «рыжего» всуе), то автору его просто жаль, ведь Роджерс — «хороший мужик» и вполне трезвомыслящий человек, и цитат от него на этом сайте – более чем предостаточно.

А теперь пару слов о мировой политике. Когда автор рассуждает здесь о противостоянии Востока и Запада, он опять-таки подразумевает, прежде всего, противостояние между русскими и англосаксами (второе является главной причиной первого). Увы, но современный Западный мир не обладает своей субъектностью в полной мере, он полностью подчинен англосаксам. В подтверждение этих слов предлагаю Вашему вниманию статью «Империя наносит ответный удар. Германия и Россия стали угрозами нацбезопасности США» (источник: https://oko-planet.su/first/542959-imperiya-nanosit-otvetnyy-udar-germaniya-i-rossiya-stali-ugrozami-nacbezopasnosti-ssha.html). «Поскольку власти ФРГ в итоге нашли способ вывести «Северный поток-2» из-под ограничений Евросоюза, парламент США решил расширить и углубить санкции в отношении тех, кто строит газопровод. Больше того, как стало известно в субботу, 23 ноября, «Северный поток-2» назначен угрозой национальной безопасности США. К проекту закона «О национальной обороне на 2020 год» добавлены санкции против компаний, участвующих в строительстве газопровода «Северный поток-2». Об этом, как сообщило интернет-издание Defense News, его журналисту рассказал в пятницу в кулуарах VII Галифакского международного форума по безопасности (Канада) председатель Комитета по международным делам Сената (верхней палаты парламента США) Джим Риш. О каком законопроекте идет речь? Его можно найти на сайте Конгресса США — H.R.2500 National Defense Authorization Act for Fiscal Year 2020. Аналогичные законы принимаются каждый год, ими согласуется выделение денег из федерального бюджета на нужды обороны, исходя из обозначенных конгрессменами и сенаторами угроз безопасности страны. Список таких угроз перечислен в описании законопроекта и достаточно широк — это не только сугубо военные нужды, такие как закупка и испытание военной техники, уничтожение химических боеприпасов, финансовое обеспечение домов престарелых для бывших военнослужащих, военное строительство, «зарубежные операции в чрезвычайных ситуациях» и прочее, но и многое другое. Этот законопроект также «устанавливает политику в отношении ядерных санкций против Северной Кореи; вопросов, связанных с Бирмой; прав человека и подотчетности в Саудовской Аравии; мер по борьбе с незаконной торговлей людьми (траффикинг), финансирующей «Аш-Шабаб»; санкции в отношении иностранных торговцев незаконными синтетическими опиоидами» и т.д. То есть сфера внимания конгрессменов в данном случае куда шире сфер деятельности Пентагона.

По словам Риша, санкции должны заставить строительные компании, участвующие в реализации «Северного потока-2», выйти из проекта: «Это им дорого обойдется. Я думаю, что, если эти санкции состоятся, строительные компании прекратят свою работу (наиболее адекватный в данном случае перевод английского shut down, так как речь явно не идет о закрытии компаний). А россиянам придется искать другой способ сделать это, если они смогут это сделать». Часть законопроекта «О национальной обороне на 2020 год», касающаяся конкретных санкций, пока что не опубликована, но, как говорит Риш, документ будет близок к законопроекту о санкциях против «Северного потока-2», внесенному конгрессменами Тедом Крузом и Джином Шарпом, который поддержали в июле. Законопроект предполагал заморозку находящихся в американской юрисдикции активов европейских компаний и лиц, причастных к «продаже, аренде, предоставлению или содействию в предоставлении» судов для укладки российских морских трубопроводов на глубине 30 метров и более. Активизация идеи с санкциями, очевидно, вызвана принятым 13 ноября решением Бундестага (федерального парламента) Германии, которое частично выводит «Северный поток-2» из-под действия Третьего энергетического пакета Евросоюза, направленного против монополизации рынка энергии. Ровно за два месяца до этого решения, 13 сентября 2019 года, Федеральное сетевое агентство ФРГ в соответствии с решением Европейского суда приняло обеспечительные меры, запретив «Газпрому» использовать дополнительные (свыше 50%) мощности газопровода OPAL (сухопутной части «Северного потока-2» на территории Германии). Соединенные Штаты гораздо больше, нежели Евросоюз, заинтересованы в блокировке «Северного потока-2», так как сами уже начали экспорт сжиженного сланцевого газа в Европу. На полную мощность экспорт должен выйти к 2022-2023 годам. Польская национальная газовая компания PGNiG, уже принимающая с 2017 года американские газотранспортные корабли, 15 ноября официально уведомила «Газпром» об отказе продлевать заключенный в 1996 году контракт (так называемый Ямальский договор) о поставках ежегодно 10 млрд. кубометров газа, срок действия которого истекает 31 декабря 2022 года. Итак, газовая война между США и РФ выходит на новую стадию». Важная черта американской политики последних лет – выраженная приверженность шаблону. События «арабской весны» в разных странах развивались по единому и неизменному сценарию, без учета этнических и иных особенностей государств. А давление на «нехорошие страны» США неизменно оказывают через экономические санкции. Причем, эти санкции бьют не только по ним, но и по самой Америке.

Несмотря на весьма неудачные для Вашингтона итоги «революций» на Ближнем Востоке, сценарий почти без изменений был повторен на Украине. Итог закономерен: у России – пополнение Крымом, у США – тяжкие политические потери. При этом в большинстве случаев Соединенные Штаты начинали новую операцию, не завершив предыдущую. Не закончив разгром талибов в Афганистане, сунулись в Ирак, влезли в Сирию. Не разобравшись с проблемами в этом регионе, включились в дестабилизацию Украины. Можно предположить, что такая спешка вызвана стремлением выполнить некий глобальный план. Однако слепое следование ему, пусть даже составленному гениальными сценаристами, без учета реальной обстановки – путь к поражению. А главной причиной этого, как мы выяснили в главах «Психология человеческих сообществ», является присущий англосаксам пограничный «психотип» между холерическим и холерически-сангвиническим. Другими словами, им присущи, как агрессивность, вспыльчивость и импульсивность, так и оптимистичность, общительность и доступность. Автор – сам холерик, и он прекрасно понимает, как подобным ему людям бывает трудно освободиться от скоропалительных решений. Другим отличительным свойством англосаксов является стяжательство (страстное желание приобретения материальных благ), именно это свойство, в основном, и направляет их действия. А ведь все они – христиане, и вот, что говорит по этому поводу Библия: «19 Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, 20 но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, 21 ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. 25 Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?» (Мф 6). Что же поддерживает Запад «на плаву»? Ответ только один – доллары США. «Резервная валюта это и благо и проклятие. Благо потому, что эмитирующая ведущую международную резервную валюту страна может функционировать в условия дефицита бюджета и не беспокоиться о растущем долге. А проклятие в том, что постоянный торговый дефицит ослабляет промышленную базу страны. Вместо того чтобы платить за импорт иностранных товаров экспортом произведенного внутри страны, США могут просто напросто экспортировать валюту. Показатели американской экономики в 20 веке предоставили ее валюте резервный статус в международной валютной системе. И сегодня позиции доллара США в финансовом мире продолжают представлять основу для процветания в стране и расширять свое военное присутствие по всему миру. После каждой из двух мировых войн 20 века США оказывались главным кредитором, тогда как война разрушала экономики противоборствующих в той войне стран. После окончания холодной войны эта модель повторилась. Похоже, что Соединенные Штаты с тех пор были единственной оставшейся сверхдержавой.

В 1990-х доллар получил новую динамику к процветанию и экономика США пережила магическое преображение. Однако в этот раз экономические и политические основы оказали гораздо меньшую поддержку для роли доллара в мире. В отличие от эпохи после окончания Второй мировой, основной для глобального продвижения доллара на этот раз была не экономическая мощь, а создание долга. Уровень госдолга, который после войны продолжал сокращаться, в 1982 году сделал разворот и с тех пор продолжал только свой рост. Создание долга породило новый этап глобального продвижения доллара. Его распространение создало основу для экономических показателей и военной мощи Соединенных Штатов. Однако в этот раз внешне структура казалась мощна, но обладала структурной хрупкостью. Не экономическая мощь обеспечивала основу доллару в международной валютной системе, а финансовая роль доллара обеспечивала США возможность продолжать и расширять свою глобальную деятельность. Тогда как после 1919 и 1945 годов США оказались не только крупнейшим международным кредитором, но и главной промышленной силой мира, с 1980-х США стали международным должником со слабеющей промышленной базой. Кроме того, в отличие от предыдущих мировых войн и других конфликтов, экономики России, Западной Европы и Юго-Восточной Азии не лежали в руинах. Что касается их производственного потенциала и финансовых ресурсов, то сейчас они находятся на одном уровне с Соединенными Штатами. В конце 1960 годов международная валютная система превратилась в источник создания глобальной ликвидности, исходящий из Соединенных Штатов, но вынуждавшая другие страны абсорбировать эту инфляционную массу. Боровшиеся с инфляцией центробанки, например, Бундесбанк не могли эффективно применять ограничительные меры. Учитывая, что разница в процентных ставках была главным фактором риска для валютных спекуляций, ограничительная денежно-кредитная политика с более высокими процентными ставками у страны-кандидата привлекла бы еще больше горячих денег и сделала бы спекуляции еще менее рискованными. Такие центробанки как Бундесбанк и Банк Японии накапливали доллары США в качестве резервов. Однако выкупая избыточную массу долларов за собственную валюту, эти страны расширили свою денежную базу и заложили внутри своих стран основу для инфляции.

В 1971 году при помощи так называемого «Смитсоновского соглашения» была сделана последняя попытка спасти старую систему, когда Соединенные Штаты обесценили свою валюту по отношению к золоту и ряду других валют. В 1973 году, с принятием нового правила, согласно которому каждая страна могла выбирать свой режим обменного курса, Бреттон-Вудская система была официально объявлена ​​мертвой. С тех пор доллар вошел в долгий период спада, прерывавшийся двумя эпизодами. При президенте Рейгане холодная война вошла в заключительную стадию, и доллар на какое-то время стал валютой-убежищем, в которую бежали для сохранения накоплений. Победа Америки напоминала окончание Первой и Второй мировой войны, когда США в третий раз оказались на вершине мира. В 1990-х годах триада глобального господства для США казалась полностью утвердившейся — непревзойденная военная мощь, процветающая и инновационная экономика и общепризнанный статус эмитента мировой валюты. Доллар США переживал новый период мощи. Однако с 2002-го долгосрочный тренд по ослаблению доллара снова вернулся. В 1990-х годах денежно-кредитная политика Соединенных Штатов стала инструментом грандиозной геостратегической инициативы. Неоконсервативное движение восприняло «сложившиеся звезды» как само собой разумеющейся факт, и повело политику, основанную на философии, которая почти с религиозной догматичностью утверждала, что быть гегемоном в 21 веке является правом и обязанностью Соединенных Штатов. Однако в отличие от тех времен, когда оканчивались мировые войны, остальной мир на этот раз не лежал в руинах. В этот раз основой глобальной роли США был ненасытный аппетит частного и государственного потребления. Нынешняя основа геостратегической игры США за превосходство — это доллар США, выступающий в роли основной международной резервной и торговой валюты. Это система без надлежащего основания, которая подобна традициям, которые в течение некоторого времени продолжают жить, даже когда причины их существования уже исчезли.

Смягчение денежно-кредитной политики США ускорило деиндустриализацию страны и способствовало индустриализации других стран (по большей части в Азии); это привело к ситуации, которая резко контрастировала с периодами окончания Первой и Второй мировых войн. В условиях новой системы США больше не являются крупнейшим кредитором с самой мощной промышленной базой, теперь они самый большой международный должник. Имперская политика требует экспансии денежно-кредитной политики, и следствием этого является постоянный высокий торговый дефицит и ухудшающиеся внешние инвестиционные позиции. Позиция эмитента глобальной валюты дает огромные преимущества, но также и побочные эффекты. Выросшие частные и государственные аппетиты исходят из привилегии получать товары из-за рубежа без необходимости производить сопоставимые объемы подходящих для экспорта товаров. Тогда как другие страны должны экспортировать, чтобы оплачивать получаемый импорт, страна, эмитирующая глобальную валюту, является исключением из фундаментального закона экономического обмена. Это высвобождает ресурсы страны для расширения государства, особенно его военной мощи. Чем больше такая империя расширяет свое военное присутствие, тем больше ее валюта становится глобальной, за счет чего могут финансироваться новые экспансионистские шаги. Экспансия становится необходимостью. Однако со временем расхождение между ослаблением промышленной базы внутри страны и глобальной ролью расширялось. Когда из-за рубежа поступали товары, за которые не приходилось расплачиваться рабочим потом, то внутренняя культура трансформировалась от производства к гедонизму. Ползучая коррупция и кумовство начали подрывать политическую систему. Девиз «хлеба и зрелищ» был уделом всех империй. Нынешняя глобальная позиция Соединенных Штатов аналогична позиции Испании в период ее упадка. Уже опустошенная экономически, Испания отчаянно цеплялась за свои аванпосты и «владения» по всему миру, пока внутренняя экономика трансформировалась в основанную на госсекторе и военщине экономику. В конце концов, Соединенные Штаты совершили государственный переворот в Испанской империи, захватив Кубу, Пуэрто-Рико и Филиппины. Начался новый этап географической экспансии и господства США, и в 1898 году была подготовлена ​​почва для того чтобы Соединенные Штаты стали имперской державой 20-го века.

История, и в особенности история экономики всегда показывает как сходства, так и различия, и действительно, Америка отличается от других империй. И все же общего у Соединенных Штатов и бывших империй то, что на какой-то момент военное расширение становится слишком сложным, чтобы им эффективно управлять и таким образом оно становится непомерно дорогим. Несоответствие между положением экономики США в мире, с одной стороны, и положением Соединенных Штатов в отношении их военного присутствия и роли доллара США, с другой стороны, приближается к точке перелома. Это приводит к выводу о том, что в мире, где экономическая мощь Соединенных Штатов сокращается относительно других стран и регионов, привилегий для доллара будет оставаться меньше и меньше. В отличие от факторов, которые поддерживали ожидания краха доллара в 2007 году, американская валюта пережила новый расцвет как раз из-за кризиса 2008 года. Тогда бежать особенно было некуда, и доллар служил подходящей валютой-убежищем. Посмотрим, сохранится ли такое положение, когда грянет следующий финансовый кризис» (сайт «Наша планета. Мир вокруг нас»). Как ни крути, а вывод из представленной выше статьи напрашивается только один – как только рухнет доллар, рухнет и вся мировая экономика. И в этом случае, «смотреть будет уже не на что».  Кто же больше всего пострадает в результате «грома и молнии» следующего финансового кризиса? Больше всего пострадает весь «цивилизованный мир» во главе с США, сильно достанется и Китаю, как «мировой фабрики», ну а меньше всего пострадает наша с Вами страна. Так что, можно сказать, что (в относительных оценках) грядущий мировой экономический кризис только «на руку» России. И жители России вполне могут поддержать известный тезис: «Чем хуже всем, тем лучше нам». И дело тут вовсе не в «злорадстве» русских, а в логике развития современного мира «дикого капитализма», который собственными руками изолировал Россию от себя (или себя от России, не суть важно). Хотите Вы того или нет, но мировой экономический кризис уже «на носу», и он обязательно грядет, причем, в самой ближайшее время. Вот после него и наступит пора «грядущей эпохи». В любом случае, мировой экономический кризис затронет и Россию, и нынешняя властная элита уже не сможет удержать власть в своих руках и «отпустит ее на волю». В свое время это случилось и с Горбачевым, и с Ельциным, то же самое ждет впереди и Путина. Ну а дальнейшие события, как в России, так и во всем остальном мире будут зависеть от расстановки сил в России и мире.

Если в России случится «революция снизу», то на судьбе современного человечества можно будет поставить «жирную точку». Если к власти в России придут «либерасты» по типу «Ельцинской семейки» (в чем автор очень сильно сомневается), то исход будет точно таким же. «Светлое будущее» ждет Россию (и, соответственно, весь мир) только в одном случае – если власть (хотя бы на какое-то время) возьмут в руки либералы и проведут необходимые России и миру реформы. Главная задача для них будет заключаться в проведении трех «ключевых реформ» — национализации банковской системы страны, введению пропорционального налога на все доходы и расходы и снижению налоговой нагрузки с предприятий и возложению ее на плечи всех граждан России. Если удастся сделать это, то Россия выйдет победителем в этой схватке, а вместе с ней победит и весь остальной мир. Ну а если нет, смотри выше. Понятное дело, что и России, и миру придется, провести еще целую кучу различных реформ, вот эти мы и займемся в грядущую эпоху. Но в любом случае, кто-то должен сделать первый шаг. Этим «кто-то» как раз и станет Россия (такая у нее планида), а первым шагом для нее станет проведение ключевых реформ. Автор – оптимист по жизни, и нисколько не сомневается в достижимости «светлого будущего» для всего нашего мира. Да, современное человечество выступает сегодня, скорее, как «биологическое оружие» (как в кинофильме Егора Баранова «Аванпост»), но наше Мироздание ничего не делает «просто так», и даже смертельно опасные для человека вирусы и бактерии исполняют свою эволюционную роль. Наша Вселенная – живая, а главная сущность жизни состоит в ее постоянной эволюции, направленной в сторону усложнения самой жизни. А мы с Вами – часть этой жизни, и потому, должны двигаться в том же направлении. В свое время и митохондрии были паразитами, но именно они позволили первобытной жизни эволюционировать. Так и теперешние «социальные паразиты» должны послужить делу эволюции человечества. В любом случае и либералы, и «либерасты» составляют неотъемлемую часть человечества, и будут существовать в нашем мире всегда. И нам с Вами нужно заставить их это сделать. Вопрос – как? Чтобы ответить на этот вопрос, следует помнить главное – что бы ни делал человек, он это делает, прежде всего, для себя самого, и только потом для других. Так что, заставить человека сделать что-то, можно только одним способом – обставить все так, чтобы человеку было выгодно сделать именно это. Понятное дело, что проведение необходимых реформ в России будет выгодным делом для либералов, ведь тогда они займут во власти ключевые позиции, а власть дает любому ее обладающему дополнительные ресурсы. Однако нам нужно сделать и другое — чтобы это стало выгодным «либерастам», в том числе, тем из них, которые уже сегодня находятся во власти. И вот для решения этого вопроса надо хорошенько подумать!

Что так сильно держит «либерастов» во власти и рядом с ней? Очевидно, что это – дополнительные ресурсы (иначе говоря, деньги). Понятное дело, что мировой финансово-экономический кризис побудит многих «либерастов» уйти из власти (в условиях кризиса там будет больше «головной боли», чем денег). Впрочем, чтобы уйти, «либерасту» надо знать — куда он уйдет, и быть уверенным в том, что на новом месте денег будет не меньше, чем на старом. Вот на этом и надо сыграть, и предложить «либерастам» во власти «теплые местечки» в едином Государственном Банке России. Они и сейчас являются профессионалами именно в финансовых вопросах, а вовсе не в инженерных, и тем более, не в государственных вопросах. Только так можно мирно преодолеть сопротивление нынешних «либерастических» властей России. Наоборот, они сами начнут рьяно «претворять в жизнь» первую ключевую реформу. Ну а когда они полностью «претворят» ее в жизнь, вот тогда и возникнет ситуация, когда «поезд уже ушел» — «либерасты» сидят в Государственном Банке (как пауки в банке), а власть находится вне Банка. И тут же ввести пропорциональный налог на все доходы и расходы всех физических и юридических лиц России, а заодно и освободить от излишних налогов (типа НДС) все предприятия России. Все, дело сделано! Теперь, даже если все «либерасты» вернутся обратно во власть, они станут главными сторонниками повышения уровня благосостояния русского народа. Ведь, чем больше доход у народа, тем больше доход и у них! Ну а дальше придет необходимость национализировать весь средний и большой бизнес России. Главное делать это постепенно и ни в коем случае не бесплатно. Государство обязано заплатить владельцам, но по своим правилам, а не по рыночной цене. Затем, провести денежную реформу в России, а после нее объявить о частичной приватизации национализированного бизнеса. Понятное дело, что придется проводить и многие другие реформы, как в экономике, так и в политике, но это – дела далекого будущего, а мы с Вами говорим здесь о «первых шагах». В любом случае, старт переменам будет дан грядущим мировым финансово-экономическим кризисом. И чем раньше он случится, тем лучше.