Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Первый шаг к новому миру

Первый шаг к новому миру

Предлагаю Вашему вниманию интересную статью Тьерри Мейсана  «Шесть проектов нового миропорядка» (перевод Эдуард Феоктистов, источник: https://www.voltairenet.org/article208357.html). «Шесть ведущих мировых держав приступают к реорганизации международных отношений согласно своему опыту и своим устремлениям. При этом все они стараются защитить свои собственные интересы и установить свое видение мира. В статье анализируются позиции каждой из этих стран в преддверии предстоящей борьбы. Вывод американских войск из Сирии, хотя и был сразу же скорректирован, однозначно указывает на то, что Вашингтон больше не намерен играть роль мирового жандарма или «нужной империи». Пренебрегая правилами международных отношений, он дестабилизировал мир, и теперь мы входим в переходный период, когда каждая мировая держава придерживается своих правил. Рассмотрим наиболее крупные из них. Соединенные Штаты Америки. За распадом Советского Союза мог бы последовать и распад США, так как обе страны опирались друг на друга. Но этого не случилось. Президент Джордж Буш ст. после операции «Буря в пустыне» приходит к выводу о том, что Вашингтон стал бесспорным лидером во всем мире. Он сокращает вооруженные силы на 1 миллион человек и объявляет о поиске путей процветания. Транснациональные корпорации договариваются с Дэн Сяопином о производстве своей продукции китайскими рабочими, заработная плата которых в двадцать раз меньше, чем американских. За этим следует сначала бурное развитие внешней торговли, а затем постепенное исчезновение рабочих мест и среднего класса в США. На смену промышленному капитализму приходит капитализм финансовый. В конце 90-х годов Игорь Панарин, профессор Российской академии государственной службы, анализируя экономическое и психологическое состояние американского общества, высказывает гипотезу о распаде США аналогично тому, как это произошло с Советским Союзом, распавшимся на несколько государств. Чтобы предотвратить распад, Билл Клинтон, пренебрегая международным правом, начинает войну против Югославии силами НАТО. Однако это не дало должного результата, и правящие круги начинают подстраивать страну под финансовый капитализм и с помощью силы организуют международную торговлю с тем, чтобы предстоящий период сделать «новым американским веком». При Джордже Буше мл. Соединенные Штаты теряют позиции мирового лидера и пытаются стать центром силы однополярного мира. Они начинают «войну без конца» или «войну против терроризма», цель которой состоит в уничтожении государственных структур на Ближнем Востоке. Эту политику продолжит и Барак Обама, присоединив к ней многочисленных союзников.

Политика эта принесла свои плоды, но воспользовались ими только кучка «сверхбогачей». Соединенные Штаты отреагировали на это избранием в президенты Дональда Трампа. Последний порвав со своими предшественниками, как Михаил Горбачеёв в СССР, пытается спасти США освобождением от наиболее дорогостоящих обязательств. Он возрождает экономку страны, поощряя тех, кто не вывел свои рабочие места в другие страны. Он поддерживает добычу сланцевой нефти и берет под контроль мировой рынок углеводородов, обойдя картель, созданный ОПЕК и Россией. Сознавая, что его армия представляет собой огромную бюрократию, разбазаривающую колоссальные средства на сомнительные цели, он прекращает поддержку ДАИШ и РПК, согласовав с Россией пути выхода из «войны без конца» с минимальными издержками. В ближайшее время Соединенные Штаты будут вынуждены экономить на всех операциях за пределами страны, вплоть до их прекращения. Отказ от империализма – это не выбор, это способ сохранить страну, безусловный рефлекс на угрозу ее существованию. Китайская народная республика. После неудавшегося госпереворота Чжана Цзыяна и событий на площади Тяняньмэнь Дэн Сяопин осуществляет «поворот на юг». Он заявляет, что Китай будет проводить либерализацию экономики, создавая связи с американскими транснациональными корпорациями. Цзян Цзэминь продолжит этот путь. Последовавшее бурное развитие экономики превратит страну во «всемирную мастерскую». Постепенно он освобождает Коммунистическую партию от вельмож и способствует созданию высокотехнологичных рабочих мест во внутренних районах страны. Ху Цзиньтао, объявив своей целью создание «гармоничного общества», отменяет налоги для крестьян во внутренних районах, не затронутых экономическим бумом. Но ему не удается сломить сопротивление региональных властей, и его смещают по обвинению в коррупции. Си Цзиньпин ставит перед собой цель создать новые рынки за счет выстраивания новых «шелковых путей». Однако этот проект оказался запоздалым, так как в отличие от античных времен Китай не предлагает сегодня оригинальных товаров, а только такие, которые продаются транснационалями, но по более дешевым ценам. Этот проект был с воодушевлением принят бедными странами, а богатые его опасаются и готовы его саботировать. Си Цзиньпин прибирает к рукам все острова, которые Китай вынужден был оставить в результате краха империи Цинь и оккупации восемью иностранными армиями. Сознавая военную мощь Запада, он вступает в союз с Россией и отказывается от любых внешнеполитических инициатив.

В предстоящий период Китай будет укреплять свои позиции в международных инстанциях, помня о наследиях, которые в XIX веке оставили после себя колониальные державы. Но он не позволит себе военного вмешательства в другие страны и останется чисто экономической державой. Российская Федерация. При распаде СССР русским казалось, что они спасут свою страну, примкнув к западной модели. Однако команда Ельцина, сформированная ЦРУ организовала расхищение государственного имущества частными лицами. В течение двух лет около сотни среди них, на 97 % принадлежащие к еврейскому меньшинству, присваивают себе все, что находится в государственной собственности, и становятся миллиардерами. Новые олигархи начинают беспощадную войну друг против друга с автоматами и терактами в центре Москвы, а президент Ельцин расстреливает собственный парламент. Лишенная управления, Россия превращается в жалкую развалину. Джихадисты и их предводители, обученные ЦРУ, начинают отделение от России Чечни. Уровень жизни и средняя продолжительность жизни в стране катастрофически снижаются. В 1999 г. директор ФСБ Владимир Путин спасает президента Ельцина от расследования за коррупцию. После этого он назначается на пост Председателя Совета министров, который он использовал для принуждения президента к уходу в отставку и избрания себя на его место. Он ведет линию на восстановление государства: прекращает гражданскую войну в Чечне и методически принуждает олигархов соблюдать законы. Возвращение в страну порядка стало концом западных фантазий о России. Уровень жизни и продолжительность жизни в стране нормализуются. Восстановив правовое государство, Владимир Путин после двух президентских мандатов не стал выдвигаться на третий срок. На должность президента он предлагает тусклого преподавателя права, Дмитрия Медведева, которым восторгаются США. Однако чтобы власть не была ослаблена, он избирается Премьер-министром и остается на этом посту вплоть до переизбрания президентом в 2012 г. Ошибочно считая, что Россия не выстоит, Грузия нападает на Южную Осетию, но тут же встречает сопротивление Премьер-министра Путина. Последний знает, что армия находится в плачевном состоянии, но побеждает благодаря эффекту внезапности. После переизбрания он приступает к реформированию вооруженных сил. Он увольняет сотни тысяч офицеров, зачастую разуверившихся в военной службе, а порой и просто пьяниц, и на должность министра обороны назначает тувинца генерала Сергея Шойгу.

Используя традиционные российские методы управления, Владимир Путин отделяет гражданскую часть бюджета от военной. Первая утверждается Думой, а вторая держится в секрете. Он возобновляет исследования в области вооружений, тогда как США прекращают инвестиции в эту область. Он проводит испытания новых видов оружия перед их принятием на вооружение в войска. В Сирии, которой Россия пришла на помощь, эти новые виды оружия испытываются в боевой обстановке, и только по результатам испытаний принимаются решения о том, какие будут серийно выпускаться, а какие нет. Он проводит каждые три месяца ротацию войск с тем, чтобы все военные прошли службу в боевых условиях. Россия, которая в 1991 г. превратилась в ничто, и звать ее было никак, за восемнадцать лет стала первой в военном отношении державой. Воспользовавшись государственным переворотом на Украине, он возвращает в Россию Крым – исконно российскую территорию, административно подчиненную Украине Никитой Хрущевым. За этим следует кампания санкций на поставку сельскохозяйственной продукции из ЕС, которую он использует для развития собственного самодостаточного производства. Он развивает связи с Китаем и предлагает последнему изменить проект шелковых путей, включив в него российские территории, и создает «Большое евразийское партнерство». В предстоящий период Россия будет пытаться перестроить международные отношения на следующей основе: — отделить политическую власть от религии; — ввести в международное право принципы, сформулированные царем Николаем II. Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии. Заключенный во время распада СССР Маастрихтский договор Соединенное Королевство подписывает с замечаниями. Премьер-министр консерватор Джон Майер намеревается воспользоваться созданной наднациональной структуры при сохранении собственной денежной единицы. Поэтому он потирает руки, когда Джордж Сорос атакует фунт стерлинга и вынуждает его выйти из европейской денежной системы. Его преемник лейборист Тони Блер обеспечивает ему полную независимость в Банке Англии и решает выйти из ЕС, чтобы войти в НАФТА. Он обеспечивает защиту интересов королевства, подменив права человека международным правом. Он становится проводником американской политики Билла Клинтона, а затем Джорджа Буша мл., поддерживая и оправдывая расширение Европейского союза, «гуманитарную войну» против Косово, затем свержение президента Ирака Саддама Хуссейна. В 2006 г. он разрабатывает план ведения «арабских весен» и передает его США.

Гордон Браун не хотел проводить такую политику и пытался отыскать поле для маневра, но его попытки были сведены на нет финансовым кризисом 2008 г., который ему удалось, тем не менее, выдержать. Дэвид Кемерон совместно с Бараком Обамой приводит в действие план Блэра-Буша по «арабским веснам» и, в частности, начинает войну против Ливии, но, в итоге, ему лишь частично удается привести к власти на Ближнем Востоке Братьев-мусульман. В конце концов, он ушел в отставку после голосования по Брекситу, а план присоединения к НАФТА больше в повестке дня не значится. Тереза Мей предлагает использовать Брексит только в части, касающейся выхода из наднациональной структуры, не выходя из общего рынка, определенного Маастрихтским договором. Но она продержалась недолго, и на смену ей приходит биограф Уинстона Черчилля Борис Джонсон. Последний решает полностью выйти из Европейского союза и возродить традиционную внешнюю политику королевства – бороться со всеми конкурентами на европейском континенте. Если Борис Джонсон остается у власти, Соединенное Королевство будет пытаться делать все, чтобы столкнуть Европейский союз с Россией. Французская Республика. Франсуа Миттеран не верил в распад СССР, дойдя до того, что поддержал путч генералов против своего коллеги Михаила Горбачева. Однако, руководствуясь идеями Наполеона, он правильно оценивает своевременность построения наднациональной европейской структуры, способной соперничать с США и Китаем. Поэтому совместно с канцлером Гельмутом Колем он поддерживает объединение Германии и Маастрихтский договор. Президент Буш ст., обеспокоенный планом создания Соединенных Штатов Европы и убежденный в том, что «доктрина Вулфовица» в состоянии предупредить возникновение нового соперника США, вынуждает его согласиться на защиту ЕС с помощью НАТО и на его расширение за счет бывших членов Варшавского Договора. Франсуа Миттеран использовал министра внутренних дел Шарля Паска для борьбы против Братьев-мусульман, которых ЦРУ вынудило принять во Франции и которых МИ6 использовало для изгнания Франции из Алжира.

Жак Ширак продолжил создание французского ядерного щита, закончив атмосферные испытания ядерного оружия в Тихом океане перед тем, как перейти к моделированию и подписать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ). Одновременно он реорганизует вооружеённые силы под требования НАТО, отменив обязательную воинскую обязанность и примкнув к военному комитету (планирования) Альянса. Он поддерживает инициативу НАТО против Югославии (война в Косово), однако после прочтения книги «Ужасный обман», он возглавляет мировую оппозицию войне против Ирака. Данный эпизод сближает его с канцлером Шредером и подталкивает на продвижение наднациональной европейской структуры, которую он всегда воспринимал как инструмент независимости во главе с Францией и Германией. Выведенный из равновесия убийством своего близкого коллеги Рафика Харири, он поворачивается против Сирии, которую США назвали заказчиком этого убийства. Проводя радикально отличную от своих предшественников политику, Николя Саркози подчиняет вооруженные силы Объединенному командованию НАТО, возглавляемому США. Он расширяет зону французского влияния, создав Союз для Средиземноморья, однако его план не сработал. Он свергает Лорана Багдо в Кот-д’Ивуре и, хотя его обошли с арабскими веснами в Тунисе и Египте, он возглавляет операцию НАТО против Ливии и Сирии. Однако учитывая реальную ситуацию и сопротивление сирийцев, он покидает этот ТВД. Он продолжает строительство Соединенных Штатов Европы, проведя Лиссабонский договор через парламент, хотя избиратели этот же текст под названием «Европейская конституция» отвергли. В действительности, попытка создания институтов, которые были бы более эффективными при союзе 27 стран, привела к созданию наднациональной структуры, которая навязывает свою волю государствам-членам этой структуры. Придя к власти будучи совершенно к ней неподготовленным, Франсуа Олланд идет по стопам Николя Саркози, вынудившего принять его идеологию. Он подписывает договоры, подготовленные его предшественником, включая Европейский бюджетный пакт, позволяющий наложить санкции на Грецию, добавляя к ним каждый раз в качестве извинения за свое деяние ни к чему не обязывающие заявления о своей собственной точке зрения. Так, он соглашается с размещением военных баз НАТО на французской территории, окончательно похоронив деголлевскую доктрину национальной независимости. Кроме того, он продолжает агрессивную политику в отношении Сирии, давая при этом пустые обещания ничего не предпринимать по указке Белого дома. По его команде сухопутные войска Франции принимают участие в операциях в Сахеле в качестве дополнительных сил при АфриКоме.

Наконец, он оправдывает создание Биржи торговли квотами на эмиссию СО2 согласно Парижскому соглашению по климату. Избранный благодаря поддержке американского фонда частных инвестиций KKR, Эммануэль Макрон выступает сначала как поборник глобализации по Биллу Клинтону, Джорджу Бушу мл. и Бараку Обаме. Однако он вскоре принимает точку зрения Франсуа Миттерана и Жака Ширака, согласно которой только наднациональная европейская структура позволит Франции оставаться на международной арене, но только в версии Саркози-Олланда: Союз допускает принуждение. Обе эти линии приводят его порой к противоречиям, в частности по отношению к России. Однако они сходятся в том, что касается осуждения национализма стран-членов Евросоюза, короткого Брексита или восстановления торговли с Ираном. В предстоящие годы Франция вынуждена будет соизмерять свои решения по их влиянию на строительство Европейского союза. Прежде всего, она будет стараться объединиться с любой державой, работающей в этом направлении. Федеральная Республика Германия. Канцлер Гельмут Коль воспринимает распад Советской империи как возможность объединения двух Германий. Он добивается зеленого света от Франции в обмен на поддержку Германией перехода Евросоюза на единую денежную единицу – евро. Одновременно он добивается и согласия Соединенных Штатов, которые видят в этом способ включить восточногерманскую армию в состав НАТО, хотя России было обещано, что Германская Демократическая Республика не будет в нее вступать. После объединения Германии канцлер Герхард Шредер поднимает вопрос о международном положении свой страны, все еще находящейся под тяжестью поражения во Второй мировой войне. Та как Германия больше не оккупирована четырьмя великими державами, она не должна быть пристанищем огромных американских гарнизонов и штабов ЕвроКом, а вскоре и АфриКом. Герхард Шредер использует «гуманитарную» войну в Косово для легального развертывания впервые после 1945 г. немецких вооруженных сил за рубежом. Но он отказывается признать территорию, завоеванную НАТО, государством. Также он активно вместе с президентом Шираком выступает против американо-британской войны против Ирака, подчеркивая, что не существует никаких доказательств о причастности Саддама Хуссейна к терактам 11 сентября.

Он, не прибегая к использованию силы, пытается влиять на европейскую конструкцию. Он укрепляет энергетические связи с Россией и предлагает создание Федеральной Европы (включая, в конечном итоге, Россию) по германской модели, но наталкивается на сопротивление Франции, приверженной к проекту наднациональной структуры. Канцлер Ангела Меркель возобновляет политику своего наставника Гельмута Коля, который за одну ночь переводит ее из Союза свободной немецкой молодежи ГДР в Правительство ФРГ. Находясь под пристальным взором ЦРУ, которое не в состоянии ее раскусить, она укрепляет связи Германии с Израилем и Бразилией. В 2013 г. по предложению Хиллари Клинтон она поручает Фолькеру Пертесу изучить возможность совершенствования немецких вооруженных сил так, чтобы они играли главную роль в ЦентКоме, при условии, что США переместят свои войска на Дальний Восток. Она поручает изучить возможность поставить немецких офицеров во главе армий Центральной и Восточной Европы и требует у Фолькера Пертеса разработать план капитуляции Сирии. Тяготея к атлантистским и европейским структурам, она отдаляется от России и поддерживает нацистский переворот на Украине. Она требует, чтобы Европейский Союз с целью повышения эффективности навязывал свою волю слабым странам-членам Союза (Лиссабонский договор). Наиболее жестко она начинает действовать после финансового кризиса в Греции, настойчиво расставляя свои пешки в европейских бюрократических структурах, вплоть до избрания Урсулы фон дер Лайен председателем Европейской комиссии. Когда США стали выводить свои войска из Сирии, она тут же предложила НАТО направить немецкие войска на замену согласно проекту 2013 г. В ближайшие годы Германия будет поддерживать военные вмешательства в рамках НАТО, в частности на Ближнем Востоке, и проявлять осторожность в отношении централизованной наднациональной европейской структуры.

Реализуемость. В наше время странно слышать рассуждения о «многостороннем характере» и «изоляционизме» или об «универсализме» и «национализме». Нет никакого смысла об этом говорить, ибо после Гаагской конференции (1899 г.) всем ясно, что технический прогресс сближает народы. А за всей этой болтовней скрывается наша неспособность признавать новые соотношения сил и как можно более справедливый миропорядок. Средствами для проведения независимой политики располагают только три страны. Но они смогут достичь своих целей, не прибегая к войнам только в том случае, если будут следовать российской линии, основанной на уважении международного права. Впрочем, угрозой всеобщей конфронтации может явиться и внутренняя нестабильность в США. Выходя из Союза, британцы обязались примкнуть к США (в чем Дональд Трамп им отказывает) или исчезнуть с политической арены. А Германия и Франция, теряя скорость, не имеют другого выбора, кроме укрепления Евросоюза. Однако на данный момент они по-разному оценивают требуемое для этого время и рассматривают два несовместимых подхода, чем сами могут способствовать распаду Европейского Союза» (Тьерри Мейсан). В общем и целом, Мейсан очень верно подметил тенденции развития современного мира. Однако он, как «либераст» по своей сути, учитывал в представленной выше статье исключительно «хотелки» мировой властной элиты, и не обратил внимания на главное – на «пост-переломный» характер нынешнего мира. А в переломные эпохи «хотелки» власти отодвигаются на второй план, а главным действующим лицом спектакля под названием история человечества становится поколение «Главного Заказчика будущего» — активные «трудовые ресурсы» — люди в возрасте от 25 до 50 лет. Собственно, это поколение людей всегда управляет процессом развития человечества, просто в переходные эпохи это обстоятельство становится заметным даже невооруженному глазу. Так что, по мнению автора, реализуемость мнений Мейсана в современном мире стоит под очень большим вопросом. И этот вопрос становится еще большим, когда мы начинаем видеть то, что не видит Мейсан – глобальный мировой кризис «индивидуального капитализма». На вопрос — что это такое, и откуда «растут ноги» этого кризиса? очень хорошо отвечает известный российский экономист В.Л. Авагян в своей статье «Мародеры: охота на территорию» (источник: https://ss69100.livejournal.com/4755999.html).

«Одноразовое хозяйствование предполагает разграбление какой-либо территории в дым и в прах, с последующим бегством (эмиграцией) оттуда мародеров. При этом самой территории, ее хозяйственным циклам и оборотам наносятся раны, в буквальном смысле слова – несовместимые с жизнью. «Эффективный инвестор» в буквальном смысле слова охотится на людей, как будто он на сафари: по принципу: «ПРИШЕЛ, ЗАХАПАЛ, ЗАГУБИЛ». С этим столкнулись не только страны бывшего соцлагеря, но и страны «старого капитализма», в которых рыночные отношения веками развивались непрерывно: но тоже зашли в глухой и смертельный тупик. Яркие примеры – Греция, Исландия и др. В той же Исландии, например, по требованиям Всемирного банка и стран Евросоюза каждый житель острова в течение пятнадцати лет должен был бы ежемесячно платить 100 евро – чтобы погасить долги одних частных лиц (владельцев банков) перед другими частными лицами. Это привело к политическому перевороту в маленькой стране. В чем суть одноразовых сверхприбылей? В неразрывно (психологически) связанном с атеизмом отказе от будущего. «Однова живем» – и потому мыслим на очень коротких дистанциях. Например, вместо того, чтобы получать с помощью оборудования 10 руб. прибыли (условно) сдаем все оборудование на металлолом, и получаем сразу 100 рублей. Но потом нет уже ни оборудования, ни продукции, ни предприятия, ни работы людям, вообще никакой жизни на разоренной территории, единовременно давшей десятикратный рост прибыльности от эксплуатации «на износ». Максимализация прибыльности (главная цель капиталистической фирмы) вступает в противоречие с долгосрочной перспективой жизнеобеспечения. Берем все, разом, по максимуму, и не оставляем будущему ничего, никакого задела. Прибыль сперва бешено растет, а потом уходит в ноль, но мародера это мало волнует: он взял свое, потом сбежал, или попросту умер, не рассчитывая на продолжение жизнедеятельности общества после себя. Важно отметить, что эта модель истощающего одноразового разграбления территорий делает отдельно взятого представителя собственных верхов заложником своей схемы. Ни о какой его индивидуальной свободе выбора речи уже не идет: или он участвует по максимуму, как принято у ненасытных, которым всегда мало – или его сожрут ему подобные.

В запущенном после распада СССР процессе есть печать неизбежности: если говорить крайне обобщенно, то частные собственники выходят из-под контроля государства, вступают в борьбу именно с государственностью (законностью) как таковой. Процесс двояк: монополизация (вертикальная интеграция) и формирование заговоров, альянсов, коалиций собственников (горизонтальная интеграция). Государство, как таковое, заинтересовано в стабильности, но собственник – наоборот, в нестабильности, потому что только нестабильность обеспечивает сверхприбыли. В условиях стабильности прибыль стремится к минимуму. Если частным собственникам не хватает сил на гражданскую войну, по типу украинской, то они ведут партизанскую борьбу против государственных институтов и социальной стабильности. При этом децентрализованные заговоры-альянсы мелких собственников ничуть не менее опасны, чем «государство в государстве» в виде монополиста-суперкорпорации. У частного собственника нет интереса к стабильности, он стремится реализовать свое «захватное право», «перетянуть одеяло на себя», перекроить потоки благ в свою пользу. В силу этого ведущая к масштабным катастрофам модель сверхприбыльного одноразового истощающего хозяйствования, представляющая, по сути, покушение на государство и народ, на национальную безопасность – не может быть преодолена сама по себе, в рыночных условиях, особенно если речь идет о глобальном рынке. Большую или малую часть территории государства захватил частный собственник – он все равно враг государства, потому что по сути своей – сепаратист. Он из общего достояния выделяет частное, и заботится только о своем частном. Это ввергает его в состояние войны с общим благом, в наши дни принявшим вид модели истощающего одноразового хозяйствования хапуг-рвачей, намеренными всех обобрать до полной разрухи, а потом сбежать. Это беда одного СНГ? Нет, это и беда Исландии, как мы только что видели, и беда Греции, Испании, любой современной страны, в которой частник противопоставил свои интересы общественным и государственным.

Будучи людьми, и людьми, воспитанными на одних с нами учебниках, частные собственники в большинстве своем СУБЪЕКТИВНО не настроены быть злодеями. Они не ХОТЕЛИ бы такими быть или выглядеть, но это не значит, что у них получится такими не быть. Пространство действия частного собственника ограничено ОБЪЕКТИВНЫМИ законами рынка. Если собственник из гуманных соображений откажется от истощающего хозяйствования (по сути, мародерства) – он откажется и от сверхприбылей. Норма прибыли у него существенно упадет. Он лично, может быть, и не против. Ему лично, может быть, хватило бы и 20, и 10% от его нынешней прибыли. Но если он встанет на такой путь, то он вылетит из состава частных собственников, потому что с пониженной нормой прибыли будет проигрывать конкурентное соревнование. Допустим, он будет платить рабочим больше, чем остальные: в итоге себестоимость его продукции вырастет и он обанкротится. Если станет применять более экологически-чистые формы работы – тоже. И так – за что ни возьмись. По сути, частный собственник – не только источник, но и заложник своей роли врага государства и общества. Неоднократно крупные предприниматели говорили мне, что охотно отказались бы от половины своей корпорации, что им не нужно столько денег. Но – говорили они после – если половина моей корпорации получит свободу от меня, она тут же, с ходу, начнет против меня войну. Почему? Все и всякие сепаратисты всегда видят главного врага в тех, от кого они отделились. Это – закон сепаратизма. Ведь сепаратист становится не только хозяином нового образования (пряник) но и преступником в своем старом образовании (кнут). Это касается не только территорий (новых стран), но и коммерческих предприятий. Часть корпорации, выделившись из корпорации, превращается в ее конкурента, и, следовательно, во врага. Потому олигархи подгребают все, до чего могут дотянутся их ручонки, и потом не выпускают. Некоторые из них не страдают психическим расстройством омниофагии (всепожирательства), но и им приходится быть жадными: ведь все, что они не подмяли или выпустили – будет использоваться против них, и очень жестоко. Потому в запущенных процессах пост-советизма истощающее, разбойничье хозяйствование, убивающее и народ и землю – не только дело свободного выбора психов-омниофагов, но и объективная закономерность мира, отказавшегося от социалистических принципов общественного производства.

Многие частные собственники ненавидят то, что делают, и даже самих себя – но как белки в колесе не могут остановиться. Даже в стабильной и спокойной, без разрывов и потрясений развивавшейся Исландии – что уж говорить про страны СНГ, представляющие из себя набрякшие кровью и ненавистью пороховые бочки под цивилизацией! Враждебность частного собственника государству и обществу – это закон, который он не может обойти, даже когда сам этого хочет. Частная корпорация – сепаратистское образование, зародыш княжества или баронетства феодальной раздробленности. Подобно удельному князьку, ее руководство ненавидит центральную власть, всячески интригует против нее, пытается в борьбе с центральной властью заручиться поддержкой внешних сил. И подобно удельным князькам частнособственнические домены всегда склонны к мятежу против центральной власти и общественного блага. Учитывая вышесказанное, хочу отметить: выход только в ресоветизации. Если не получается полного возврата – то нужен хотя бы частичный возврат к советским методам руководства хозяйствованием. Центральная власть, давая капитанам индустрии какую-то степень автономии, должна, в то же время, спаять их тем, что раньше называлось «партийной дисциплиной», а по сути, являлось, конечно, бесконечно далекой от партийности морального контроля за человеком. Или гибель в корчах, подобных украинской мучительной агонии – или идти к тому, что раньше называлось «партийной дисциплиной», а по сути, является цивилизационной дисциплиной. Отдельный человек бессилен против заговора хищников. Причем бессилен не только одинокий неимущий лишенец (что само собой разумеется), но и одинокий частный собственник, и одинокий правитель даже диктаторского типа. Необходимо то, чем должна была стать, но по ряду причин не сумела стать КПСС: Орден защиты жизни от хищников (ОЗЖХ). Или он – или судороги истощающего хозяйствования силами грабителей, часть из которых – грабители поневоле, в силу довлеющего над ними закона «режь – или тебя зарежут». Необходима морализация власти силами самой власти, ограничение правителей силами самих правителей (самосдерживание). Необходимо самоограничение властителей, которые приняли решение не додавливать тех, кого они технически могут и в состоянии, с выгодой для себя, додавить. Приостановка безграничного обогащения победителей. В одиночку остановиться нельзя: сожрут тебе подобные. Остановиться можно только в составе «партии» – Ордена, дав собственному хищничеству «стоп-сигнал». А если случится не переход к власти ОЗЖХ, «КПСС 2.0.», а просто смена власти? Это будет сменой шила на мыло. Старых рвачей заменят в схеме новые рвачи, и ничего больше. Сложившаяся система глобального рынка имеет в себе механизм очищения от честных и добропорядочных людей, даже если таковые случайно попадут во власть.

Там они: — Или деградируют до уровня «профпригодного» хищника-людоеда. — Или будут сожраны хищниками (яркий пример последних дней – судьба Э. Моралеса в Боливии). У рыночного мира нет будущего – кроме каменного века и первобытных джунглей. У советского мира – будущее есть. Непростое и нелинейное, не без проблем и даже не без локальных катастроф (жизнь показала нам, сколь трудно и неоднозначно восхождение), но ШАНС есть. Да, с точки зрения «правильной истории» Орденом Защиты Жизни от Хищников должна была плавно стать КПСС. И отчасти она даже играла его роль. Но по многим объективным и субъективным причинам проект не удался. И что теперь? Лечь и помереть с горя? Или же упорно идти к спасению человечества, понимая, насколько безнадежно-обреченной предстает перед логически-мыслящим человеком американская модель будущего? Приведу цитату из моего друга, А. Леонидова (роман «Иго человеческое»): «…Но не тем будь помянут, а другим: своей чеканной формулой обреченности западного общества, которому в те годы все придурковато завидовали:-… год за годом у них наркоманов будет все больше и больше, пока все не станут наркоманами. Год за годом педерастов будет все больше и больше, пока все не станут педерастами. Но главное, сумасшедших год от года будет все больше и больше, пока все не станут сумасшедшими…». Что может добавить к этому диагнозу экономист? Практически ничего. Так и есть, так и будет, если… Может ли проект Ордена состояться в грядущем? Мы не знаем – может ли, но знаем, что он необходим: иначе смерть и распад. Если победители в борьбе за власть будут выжимать из власти все, что из нее можно выжать – мы получим то самое, что сегодня имеем» (Авагян). Авагян – очень хороший экономист, но, к сожалению, никудышный психолог. И очень хорошо, что он выбрал для себя друга в лице Леонидова, ведь тот – действительно, хороший психолог. Любой же психолог прекрасно понимает, что любая партия – это лишь небольшая часть общества, и все ее члены являются «либерастами» по определению. А потому, стать «Орденом Защиты Жизни от Хищников» не сможет никакая партия, это сможет сделать лишь весь народ в целом. И автор возьмет на себя смелость дать один совет Авагяну (хороший совет от неэкономиста). Заставить власть, причем, любую, поднять благосостояние своего народа может только одна единственная реформа – необходимо ввести для всех физических и юридических лиц пропорциональный налог на все доходы и расходы, максимально снизить налоговую нагрузку с предприятий и возложить ее на отдельные «физические лица». Вот, собственно, и все, что нужно сделать. И тогда уже сама власть станет ОЗЖХ. А «народ в целом» просто обязан заставить власть провести эту «единственную и неповторимую» реформу, тем самым, он исполнит возложенную на него Мирозданием миссию. Ну а дальше нужные реформы уже самостоятельно «посыпятся как из рога изобилия».