Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Мысли «за жизнь» от разных людей — 2

Мысли «за жизнь» от разных людей — 2

«Чем отличается органическая природа от неорганической природы? Именно этот вопрос, ответ на который до сей поры был до осознанного конца неизвестен, и являет собою тот непреодолимый барьер, который уверенно позволяет нынешнюю медицину склонить в сути всего ею творенного к искусству, нежели к науке. В чем же различие науки от искусства в сфере медицины? Наука, – это, прежде всего, есть суть нисходящего явления идеи извне, т.е. как бы процесс концептуального уровня творчества через познание закономерностей физики жизни клетки, как элемента органической природы и как ее очень сложной и важной части из всего комплексного бытия в окружающей действительности. А искусство, – есть некие практические рукоприложенные действия, воплощения чего-либо. То есть – это определенный управляемый исполнительский процесс, вызванный какими-то причинами в удовлетворении потребностей, связанных с реанимацией состояний клетки плоти (излечивание болезни), при котором сами процессы познания закладываются посредством накопления этого некоего опыта от результатов таковых действий, как правило, чаще теоретически не обоснованного своим причинным началом. Как объяснить это странное для нашего времени отличие отстающего состояния «медицинской науки» от остальных наук? Нет ли в учении о живых существах и флоре каких-то специальных вне научно осмысливаемых дополнительных условий, пока апофатичных для их осознания людьми, благодаря которым теория и практика пока еще не могут взаимно, поддерживая содействовать друг другу? Что же из себя представляет сама жизнь клетки в гармонии с общими состояниями жизни планеты, как базовая основа всей истинной сути для медицинской науки? Именно это есть главный и пока еще до конца не изведанный вопрос. Без познания истины об этом никакой последующей медицинской науки быть не может. Почему познавая суть бытия живых существ, мы обязательно должны дополнительно привязываться к жизни клетки флоры, не является ли это заблуждением, причем здесь флора и сфера медицины, в чем взаимосвязь между ними, взаимная обусловленность существования, не является ли  это сокрытым таинством основ истинной антропоэкологии самой жизни на нашей планете, программно-заложенной ей для всех ее будущих этапов цивилизационного развития? Как может некий сложный или простой набор химических органических элементов обрядиться в сложнейшую форму живой клетки или клетки флоры? Кто или что этакому неслучайному набору может даровать или вдохнуть различные жизненные состояния, условия их бытия и функции, более того сформировать такие уровни гармонии сложного взаимодействия между собой, чтобы все это стало еще и единственно целесообразной формой плоти, да плоти не только управляемой и гармоничной с окружающей средой, а в отдельных случаях частью своей еще и в какой-то степени обладающей вполне конкретным совершенствующимся Разумом и далеко не трафаретного характера направленности его развития, а еще и отличающегося не только по национально-географическому признаку?

Поразительная особенность живых организмов – это их способность к точному самовоспроизведению, как великому свойству, которое можно считать поистине квинтэссенцией живого состояния. Известные нам смеси веществ, входящих в состав неодушевленных предметов, не проявляют способности к росту и воспроизведению, обеспечивающему сохранение из поколения в поколение одинаковой формы обряжения, массы и внутренней структуры этих предметов. Формируется большое количество безответных вопросов разностороннего характера, ответ на которые в совокупности могли бы предложить медицине стать наукою, но она ныне пока в затруднении таковою истиною стать, поскольку она есть пока только искусство, хоть и крайне необходимое и, конечно же, уважаемое даже и в этом ее нынешнем состоянии очень медленного «совершенствования». Чтобы прямо разрешить это сложно воспринимаемое затруднение, казалось бы, чего проще: нужно набраться научного упорства и мужества, да разом и подняться выше в своем познании, опираясь на успехи фундаментальных наук, применяя их исследовательский, методологический базис, законы и прочее, хотя бы из неорганической и органической химии, физики, математики и других наук. Но с медициной, имеющей дело с клеткой плоти и самою плотью во всей ее неповторимой целесообразности, а точнее сказать с ее пока еще не познанной «жизнью», т.е. с не объясненными и не раскрытыми тайнами всего ее комплексного бытия, тем более сталкиваясь с фактом проявления различного многовариантного нарушения вложенной в нее извне программной гармонии управляемого взаимодействия друг с другом и всей окружающей средой, далеко не все просто и традиционно копируемо из сферы других наук. Хотя бы в качестве несущественного примера. В процессе обретения опыта врачевания медициной отмечено много таких необъяснимых до сей поры мелочей, которые в своем комплексе ставят барьер для всякой трафаретности и зеркального копирования из среды уложившихся закономерностей. Как оказалось, из практики, у болезней одного и того же типа, и характера, есть своя собственная неповторяемая «фамилия», – это комплексная особенность состояний клеток плоти личности в ее материальном и нематериальном обличии, исключающая дублирование состояний у кого-либо другого (как особенность проистечения заболевания у отдельной личности) и многое другое. До таковых тонкостей познания еще не дотянулся Разум людей на текущем этапе своего совершенства! Возможна ли традиционная методологическая научность в медицине, как в иных фундаментальных науках? В каких-то упрощенных формах врачевания, требующих чисто механического корректирующего вмешательства без возможных ограничивающих последствий бытия организма, – да, возможна трафаретность (чаще не сложная травматология, элементы общей терапии и прочее, к примеру).

С живой же клеткой не все просто, вернее все не просто даже и с одной клеткой, не говоря уже о комплексном «наборе» плоти из них в целом, а какая-либо формульная трафаретность и копирование результатов, достигнутых в сфере иных наук просто не допустимы! Так показала практика врачевания. В истории каждого научного направления были периоды, когда эмпиризм предшествовал обретению определенного уровня теоретического познания физики процессов, происходящих в окружающей действительности. Люди пытались применять различные возможности природного естества в пользу решения каких-то проблем и удовлетворения житейских нужд задолго до того, как они осознавали суть физики наблюдаемых ими процессов и закономерностей их проистечения. Более того, применение и вообще обращение внимания к каким-либо силам и возможностям природного естества соизмерялось во времени как бы с темпами совершенствования способов и приемов (как первичных технологий) по удовлетворению нарастающих потребностей, диктуемых уровнем их текущего цивилизационного развития. По крайней мере, так воспринималось людьми их собственное общее развитие, осознание уровня, обретаемого ими познания (научного развития) и определенного практического навыка, даже и не подозревая о том, что это был управляемый извне процесс при их вещном состоянии исполнительского применения. Но поскольку сохранение дарованной людям жизни и здоровья есть первое из осознанных ими «обретенных извне особых благ», яко от Всевышнего, то и практическая медицина не только должна, а обязана была бы возникнуть на старте цивилизационного развития и, более того, каким-то образом какие-то науки даже и опережать в своих относительных темпах развития. Ведь все-таки жили как бы ради жизни на Земле! Как же тогда относиться к нынешнему состоянию несовершенства медицины, как науки, в котором она надолго замерла, несмотря на обретенный богатейший опыт врачевания, да еще и при наличии такого уровня прогресса фундаментальных наук и соответствующих им технологий? Может быть, преобладало пренебрежение собой и своей жизнью, но тогда не у всех же на планете должно было уложиться таковое миропонимание, которое полностью бы исключало осознание значимости и полезности своего бытия на Земле? Ведь кто-то себя любимого мог и должен был пожалеть, а свою «значимость» осознать, но, конечно же, не с позиций и устремлений в обретении излишеств в материальных благах и насильственного уложения своего паразитирующего положения относительно всех других, себе равных?

Не значит ли это, что на сам процесс познания тайн, ориентированных относительно истины жизни живой клетки, а также создаваемой с ее участием некой целесообразной сложенной плоти, обряжение которой в конкретные формы смогло «естественным путем» вобрать в себя и учесть все обширнейшие не нами установленные условия, закономерности и варианты проистекающих управляемых состояний комплексного бытия энергий планеты, – и на все на это   был наложен некий запрет, доведенный до уровня полной апофатичности и поныне, тогда почему, кем или чем? Чем же провинились так люди, что к ним ныне нет такого уровня «Всевышнего доверия» извне по предоставлению им истинных познаний тайны жизни о самих себе и пока полностью исключено быть свершенным таковому состоянию «благодарения», – как открытие истинных познаний обо всем этом? Как все же пока немощен Разум ныне живущих людей пред истиной о «Сотворенном Мире», спрятанной в самих же себе не по волею своей! Но так ли это уж и плохо, особенно ныне в Переходный период – очищения и просветления! Может быть, пусть и остается пока блаженна суть трепетного ожидания в поисках панацеи от всех недуг! Готовы ли люди получить исчерпывающие познания истины о самих себе и даже возможном обретении как бы некой условной «вечности», яко биологического долгожития индивидуально для себя, будучи не гарантированными от нависшей над ними угрозы в не удержании от искушения при возникающем желании уничтожать других, себе равных? Ответ очевиден и думы об этом горечны, но темпы и уровень неуправляемости в росте проявления жестокого животного предельного эгоизма и реально воплощенного бунта сознания в глобальных масштабах мирового сообщества, стали неумолимой угрожающей реальностью (пока на Переходный период) обретенного цивилизационного тупика, а не развития. Но наступает и иное событийное время, формируется иной путь цивилизационного развития. Это суждение на концептуальном уровне иного миропонимания, чуждого всему предшествующему поклонному состоянию вещного применения людей.

В процессе формирования элементов совершенствующегося Сознания неминуемо происходит образование некоторых фрагментов иллюзии, заполняющих определенные пропуски чего-то нами непознанного на отдельных участках дискретно проистекающего процесса познания. И это нормально, поскольку всякое второстепенное не должно сдерживать общий темп проистечения главного, т.е. сам процесс познания, особенно в сфере медицины, ныне должен соответствовать такту проистечения событийного времени, что для сегодняшних проистекающих процессов изменений в целом является весьма важным условием и принципом. С учетом высоких темпов воссоздания истинных условий обитания и происходящих изменений в управляемой окружающей среде, сохранение жизни на Земле может и должно осуществляться не столько через самостоятельную адаптацию к новым для нас условиям выживания, сколько через оказание помощи и содействия всяк живущему, особенно воссоздающемуся Человеку. Поэтому переход состояний медицины от искусства к науке, – это не просто некий процесс количественно-качественных ее изменений, а безусловная потребность, выставляемая условиями сохранения или не сохранения жизни людей на Земле. Та прежняя сформировавшаяся иллюзия о жизни клетки и плоти из нее на базисе ограниченного материалистического миропонимания, уже не только атавизм прошлого, а некий мертвый сдерживающий якорь, мешающий продвижению медицины вперед. Именно по этой причине 2014.12.22 со стороны Системы Управления включилась новая Программа «Диалектика воссоздания прото-энергобиогенезиса живой клетки на основе Системного сопровождения в рамках Космической Антропоэкологии». Вместе с рядом других важных программных вложений, активно влияющих на процессы воссоздания истинных состояний Управления Земли, их активизация исполнения началась в ночь на 2015.01.19. С этого момента изменены некоторые параметры времени и пространства для процессов жизнесопровождения живой клетки! Таковое попечительское управляющее Системное сопровождение существенным образом будет содействовать как процессам отказа от разрушительных технологий в сфере медицины, так и позволит ей в короткие сроки обрести базисные основания в процессе познания, позволяющие ей быть наукою» (Маков).

Ну и достаточно цитат от Макова, с ним все понятно – он честно заслужил «чек-лист» в соответствие с терминологией Гариной. Можно, конечно, назвать все это чепухой и отправиться дальше, однако основные мысли Макова вполне разумны, и что еще важней — он четко осознал пост-переломный характер нынешней эпохи в развитии человечества, хотя и не объяснил этого обстоятельства своим читателям. Именно поэтому, автор и уделил ему здесь столько внимания. Более того, мы с ним даже похожи – автор, хоть и логик по своей сути, частенько оказывается в затруднительном положении в связи с тем, что не может достаточно логично объяснить своим читателем то или иное утверждение, хотя уверен в его истинности. В общем, не стоит обижать человека, давайте лучше поинтересуемся, что по этому поводу нам говорит Википедия. «Более или менее точно определить понятие «жизнь» можно только перечислением качеств, отличающих ее от нежизни. На текущий момент нет единого мнения относительно понятия жизни, однако ученые, в целом, признают, что биологическое проявление жизни характеризуется следующими свойствами: Организацией (высокоупорядоченное строение), метаболизмом (получение энергии из окружающей среды и использование ее на поддержание и усиление своей упорядоченности), ростом (способность к развитию), адаптацией (адаптированы к своей среде), реакцией на раздражители (активное реагирование на окружающую среду), воспроизводством (все живое размножается), информация, необходимая каждому живому организму, расщепляется в нем, содержится в хромосомах и генах, и передается от каждого индивидуума потомкам. Также под словом «жизнь» понимают период существования отдельно взятого организма от момента его появления до его смерти». Ну и как Вам такое «исчерпывающее» определение? На взгляд автора этого сайта, авторы Википедии, его написавшие, тоже заслуживают «чек-листа». Жизнь качественно превосходит другие формы существования материи в отношении многообразия и сложности химических компонентов и динамики протекающих в живых системах превращений. Живые системы характеризуются гораздо более высоким уровнем структурной и функциональной упорядоченности и в пространстве, и во времени. Живые системы обмениваются с окружающей средой энергией, веществом и информацией, являясь, таким образом, открытыми системами. При этом в отличие от неживых систем, в них не происходит выравнивания энергетических потенциалов и перестройки структур в сторону более вероятных форм, а непрерывно происходит работа «против равновесия». Другими словами, главным отличием жизни от «нежизни» является протекание в ее носителях неравновесных процессов, а такие процессы необратимы. К слову сказать, подавляющее большинство встречающихся в природе систем (как живых, так и неживых) находятся вдали от термодинамического равновесия.

Живая система – это достаточно сложное единство, состоящее из самоорганизующихся, самовоспроизводящихся элементов, активно взаимодействующих с окружающей средой и имеющих специфические признаки, присущие живым существам. В современной науке существует мнение, что система, состоящая из живых людей (человеческое сообщество) обладает рядом качеств, делающих ее подобной живому организму. Это живое создание со своими клетками, обменом веществ и нервной системой. В ней различные общественные институты играют роль органов, каждый из которых выполняет свою особую функцию в поддержании жизнедеятельности всего организма. К примеру, армия действует аналогично иммунной системе, защищая организм от вторжений извне, тогда как правительство работает подобно мозгу, принимая решения и управляя. Эта мысль была впервые озвучена еще в античности греческим философом Аристотелем. В своем развитии наука отошла от механистического взгляда на организмы. В изучении живых систем ученых привлекает многообразие процессов, с помощью которых система адаптируется к постоянно изменяющейся внешней среде. Ученые пришли к осознанию организмов как самоорганизующихся адаптивных систем. Процессы в таких системах децентрализованы, неопределенны и постоянно изменяются. Сложное адаптивное поведение таких систем возникает в процессе взаимодействия между ее отдельными и автономными компонентами. А теперь задайте себе такой вопрос — куда движется нынешнее человечество (живая система)? Современное человечество движется к централизации (глобализму), другими словами, к своей смерти! С одной стороны, любые необратимые процессы ведут к равновесию (к смерти), а с другой, зачем ускорять наступление равновесия еще и централизацией? Удивительно, но нынешние глобалисты прекрасно понимают (хоть и подсознательно) куда они ведут человечество. Любая живая система может пожертвовать какой-то своей частью для сохранения жизни целого, но глобалисты жертвуют целым для сохранения жизни отдельной части этого целого (в которую как раз они сами и входят). Если целое способно существовать без какой-то своей части, то любая часть целого на это не способна. И это обстоятельство глобалисты уже не понимают.

Главной наукой о жизни (живой природе) является биология, одна из естественных наук, объектами изучения которой являются живые существа и их взаимодействие с окружающей средой. Биология изучает все аспекты жизни, в частности, структуру, функционирование, рост, происхождение, эволюцию и распределение живых организмов на Земле. Классифицирует и описывает живые существа, происхождение их видов, взаимодействие между собой и с окружающей средой. Как особая наука биология выделилась из естественных наук в XIX веке, когда ученые обнаружили, что живые организмы обладают некоторыми общими для всех характеристиками. Термин «биология» был введен независимо несколькими авторами: Фридрихом Бурдахом, Готфридом Рейнхольдом Тревиранусом и Жаном Батистом Ламарком. В основе современной биологии лежат пять фундаментальных принципов: клеточная теория, эволюция, генетика, гомеостаз и энергия. В наше время биология — стандартный предмет в средних и высших учебных заведениях всего мира. Ежегодно публикуется более миллиона статей и книг по биологии, медицине и биомедицине. В биологии выделяют следующие уровни организации: Клеточный, субклеточный и молекулярный уровень: клетки содержат внутриклеточные структуры, которые строятся из молекул. — Организменный и органно-тканевой уровень: у многоклеточных организмов клетки составляют ткани и органы. Органы же, в свою очередь, взаимодействуют в рамках целого организма. — Популяционный уровень: особи одного и того же вида, обитающие на части ареала, образуют популяцию. — Видовой уровень: свободно скрещивающиеся друг с другом особи, обладающие морфологическим, физиологическим, биохимическим сходством и занимающие определенный ареал (район распространения) формируют биологический вид. — Биогеоценотический и биосферный уровень: на однородном участке земной поверхности складываются биогеоценозы, которые, в свою очередь, образуют биосферу. Точно такие же уровни организации следует выделять и при рассмотрении живых систем, в том числе, человеческих сообществ. Однако этого не сделано вплоть до настоящего времени.

Психологи, например, изучают лишь отдельного человека (так сказать, на клеточном уровне). Только в последнее время появился термин «психология толпы», но толпа не является человеческим обществом в полной мере. Согласно Википедии, «психология толпы» — раздел социальной психологии, изучающий поведение групп людей и отличия поведения групп от поведения отдельных индивидуумов. Под толпой в психологии понимается бесструктурное временное скопление людей, не имеющее четкой цели, члены которого обладают схожим эмоциональным состоянием и объектами внимания. Одна из ярких черт толпы с точки зрения психологии это то, что в толпе может раствориться любая индивидуальность, каким бы образованным и интеллигентным ни был индивид в отрыве от толпы. История знает много примеров, когда большие группы людей способны производить драматические и неожиданные социальные изменения, действуя в обход привычных механизмов и паттернов. Такие события часто приводят к конфликтам. Толпы могут подразделяться в зависимости от активности (собственно толпа) или пассивности участников (публика, аудитория). Толпа классифицируется в зависимости от доминирующего поведения участников и в зависимости от управляемости. 1. Стихийная толпа (неуправляемая). Не имеет единой цели и организатора (лидера); 2. Ведомая толпа. Имеет лидера — конкретное физическое лицо, — которое координирует ее действия, регулирует настроение и мотивацию толпы; 3. Организованная толпа. Не только имеет лидера, направляющего ее, но и само ее скопление запланировано организаторами. Кроме того, можно выделить такие ее виды: Агрессивная толпа — бунтующая и линчующая толпа, характеризуется проявлением агрессии в отношении людей или объектов. Паническая толпа — доминирующей формой поведения спасающихся толп является паника. Стяжающая толпа — сходны со спасающимися тем, что те и другие вовлечены в соперничество за определенный дефицитный объект. Экспрессивная толпа — общность людей, отличающаяся особой силой массового проявления эмоций и чувств (любви, радости, грусти, печали, горя, негодования, гнева, ненависти и т.д.). Экспрессивная толпа обычно является результатом трансформации случайной или конвенциональной толпы. Ну а психологию достаточно больших сообществ людей (по неведомым автором причинам) «отдали на откуп» экономистам и политикам, другими словами, «неучам» (данное определение относится, в первую очередь, к политикам). Результат, как говорится, налицо.

А между тем, содержание «коллективного бессознательного» (в терминологии Юнга) довольно сильно отличается от суммы мыслей отдельных участников сообщества. Это «коллективное бессознательное» автор называет менталитетом. Менталитет присущ любому живому существу на Земле и их сообществам, и ярче всего проявляется у животных в процессе их взаимодействия друг с другом. Одна треть животных является обладателем менталитета большинства («эксплуатируемые» — либералы), одна треть обладает менталитетом меньшинства («эксплуататоры» — либерасты), одна шестая – менталитетом неудачника («козлы отпущения») и одна шестая – менталитетом одиночки («автономы»). Человек обладает много большим разумом, чем животные, и потому, он может осознанно изменять свой менталитет. Тем не менее, категории деления менталитета остаются прежними – такими же, как и у животных. Подавляющее большинство русского народа являются обладателями менталитета большинства, а подавляющее большинство Российской властной элиты – менталитета меньшинства. Именно отсюда и проистекают различного рода конфликты между народом и властью (им просто не понять друг друга). Именно эта причина и является главной в возникновении революционной ситуации в современной России. На Западе эта ситуация сглаживается по той причине, что там большинство народа являются обладателями менталитета меньшинства, так же, как и их власть. Отсюда следует только один вывод – локомотивом дальнейшего развития человечества обязательно станет Россия. «Люди, как и животные, никогда не учились дышать или сердцебиению, и мы не учимся нигде стремлениям к пище и воде, половому влечению, инстинктам хватательному и доминирования. Все это сидит в нас изначально. Нас не нужно специально программировать, чтобы мы ощутили удовольствие от обладания собственностью или доминирования в группе, потому что это свойственно от природы даже самым низшим видам животных. Рефлекторный тип психики – это базовая комплектация новорожденного, изначально живому существу присущая. Если делать на него ставку (как это делают «либерасты», возбуждающие низшие инстинкты и подавляющие высшую умственную деятельность) – то тогда школы, ВУЗы, вообще система образования и воспитания новых людей не нужны (почему их в итоге и выхолащивают, сокращают и закрывают).

Определенный уровень мотиваций, желаний есть у человека сам по себе. Его не нужно ни зубрить, ни заучивать, ни повторять за партой, ни усваивать, перенимая от учителей. Например, человек абсолютно неграмотный, и не имеющий даже представления о письменности – не утратит в связи с этим ни аппетита, ни полового влечения. Скорее наоборот: они даже усилятся, потому что им будут уделять больше внимания. Как показывает опыт животных, опыт диких эпох и опыт дегенеративных сообществ, рефлекторный тип психики может очень эффективно управлять поведением живого существа. Как доказала торжествующая поступь либерал-дегенератизма нашего времени, апеллировать к рефлекторным слоям мышления эффективнее всего, при таком формате усилия манипулятора минимальны, а вызываемый отклик – максимален. Ничего удивительного в этом нет: если сложные мысли у нас разные, то простейшие рефлексы одинаковы. Условность требует специальной подготовки, безусловность наглядно и очевидна всем. Поэтому во времена пещерные, доисторические, наши мысли не нуждались в специальных устройствах и оборудовании, это была эпоха дикорастущих мыслей, которых никто не умел еще прививать. Они не знали той специальной обработки, которая у агрономов и у историков называется одним словом: «культура, культивирование». Главный недостаток дикорастущего (естественно-животного) мышления – примитивность и бессистемность. Но у него есть и достоинства: мощь и устойчивость. Выбрав социализацию, представители рода человеческого (те, которые ее выбрали, ведь выбрали не все) обрекли себя на создание специальных приспособлений для усложняющейся, но при этом теряющей естественность и непосредственность, мысли. Появляется необходимость в искусственных сооружениях, «подпирающих» психику: школах, кодексах, инструкциях по использованию приборов и технике безопасности и т.п. С одной стороны, это облегчает жизнь человека (яблоки становятся больше и слаще), с другой – осложняет (яблоки больше не растут сами по себе, требуют особых и определенных усилий по обработке яблони). С одной стороны, связная речь несравненно информативнее и тоньше, чем нечленораздельное мычание; с другой – понятийному языку, прежде чем им пользоваться, нужно долго и напряженно учиться. А мычание прилагается от рождения. Социализированный тип психики многое дает человеку, но и во многом нуждается. Воспроизводить себя сам по себе, без человеческих усилий, автоматически – он не может. Если усилия по формированию социализированного типа психики прекращаются или ослабевают, то происходит автоматический, неосознанный самими носителями, возврат к исходному доминированию первородных инстинктов. Общество забывает о человеке – и человек забывает про общество. Становится первобытным животным. Можно назвать этот процесс помешательством.

Чаще всего помешательство – это резкое и патологическое несоответствие развитых потребностей человеческого существа неразвитым способностям его сознания. Человек хочет жить «как самые умные», копируя внешние формы, но становиться умным не желает. Дегенератизм проявляется в двух формах: 1) Отказ от поддержания системы. 2) Ложное поддержание, при которой желание развивать систему есть, а умения и понимания – нет. То есть человек утратил представление о причинно-следственной связи и приписывает своим произвольным действиям свойство быть причиной для желанного следствия. Поэтому нормальный человек воспринимает рынок как нечто исходное, первичную среду, с которой дальше начинает в ту или иную сторону работать. При помешательстве начало пути волшебным путем превращается в его цель и итог. Так мы приходим к пониманию главной ловушки либерализма, оказавшегося «капканом для цивилизации». Имя ей – несовместимость животного происхождения мира желаний и условностей антропогенной среды. Рефлекторное мышление, основанное на животных инстинктах особи, формировалось под дикую, первобытную среду. Оно не может быть применено в сложном и искусственном мире множества приспособлений. Рациократия (власть Разума) – это, в трех словах, «культура правильного поступка». Правильный поступок соответствует правилу (что ясно уже из самого слова). Правила вырабатываются сверх и вопреки инстинктам животной природы существа. Если дышать мы умеем сразу, как родились, то пользоваться даже простым прибором – мы не сможем, не ознакомившись с правилами его эксплуатации. У человека с животными разное мышление – но одинаковые удовольствия! Формулируя Правила (Нормы) Рациократия их сакрализирует. У всякой сакрализации всегда есть риск по имени «мракобесие». Получив статус «священной», норма поступка уже не обязана себя объяснять, долго и нудно доказывать каждому встречному и поперечному – зачем её ввели и для чего она необходима. Зачастую умственно-отсталым членам общества попросту невозможно объяснить – для чего нужна та или иная норма жизни, она выше уровня их понимания. Тогда их просто «пугают адом», чтобы они прекратили безобразничать, и перешли от разрушительной деятельности к участию в созидательной. Отсюда и риск мракобесия: как в речи появляются слова-паразиты, так и в пространстве смыслов заводятся паразиты, утратившие, или изначально не имевшие разумного значения. Слепое следование правилам и инструкциям накапливает массу мракобесия в них, в итоге превращая человека в робота, в бездумную машину.

Поэтому существует связка между общими нормами абстрактного мышления и конкретным поступком. Она называется «культура доказательств». Мы имеем в голове некий общий ориентир (общее представление о Добре, например). Насколько наш текущий поступок соответствует этому общему ориентиру? Насколько он соответствует не только букве, но и общему духу правила? Так возникает «треугольник правильного мышления»: общая святыня, личное служение ей и сверка соответствия служения духу святыни. Совершенно очевидно, что: Воля человека не обязательно разумна. Но отсюда неотвратимо вытекает: Воля большинства – тоже не обязательно разумна. Для того чтобы демократия стала разумной – надо, чтобы гении, или, по меньшей мере, глубокие эксперты-аналитики составляли большинство. Сегодня академиков физики выбирают в среде дипломированных физиков, а представьте, если их станут избирать попросту все! Главное отличие зоологической психики от социальной состоит в том, что для зоологической мир является завершенной данностью, тогда как для социальной – лишь грубым первичным сырьем, предназначенным для переработки. Зоологический тип психики неспособен к развитию именно потому, что он принимает мир, как есть, приспосабливая не мир под свои идеалы, а себя, свое поведение под наличный мир. Каким бы он ни был! Заигрывая с зоологическими инстинктами человека, либерализм превращает лестницу вверх (какой являлся прогресс) в замурованный тупик вечных блужданий по кругу. Рациократия – это переход из наличного в заранее определенное планом идеальное состояние. Разум, собственно, нужен только для этого. Он совершенно не нужен для обеспечения наличного состояния системы, равно как и для стихийных изменений в ней. Если что-то само по себе существует, то оно существует без нашего разума. Если что-то само по себе меняется – то оно меняется без нашего разума. Разум нужен только в одном случае: если мы твердо решили, чего хотим, определились с целью, составили проект, план – и начали искать средства его реализации. Только в этом случае – если мы движемся в какую-то определенную сторону, а не куда попало – нам нужен навигатор в виде разума.

Что касается «десоветизации» то в ней отсутствуют сразу три элемента «треугольника вменяемости» человеческой психики, что и производит майдауна, конечную форму деградации человеческой личности. Антисоветизм сегодня по своей природе – безумен, аморален и сумрачно-разорван. Он сводится к животным, чисто зоологическим удовольствиям и неудовольствиям. Трудно объяснить, что действия не соответствуют цели – если цель смутна, зыбка, постоянно меняется в сумрачном сознании, если она не сформулирована и не закреплена. Животное лишено абстрактного мышления и отвлеченных принципов, оно реагирует на раздражители, природу и происхождение которых не понимает, да и не в состоянии понять. Животное может определить вкусно ему или больно, горько или сладко, тепло или холодно. Но источников этих состояний животное не понимает, для него нет ни общей логики, ни общих законов природы. Субъективное состояние уравнивается со всей Вселенной: раз мне хорошо, значит, это и всем вообще хорошо, и т.п. Именно поэтому животные, многие из которых значительно сильнее людей – стали добычей человека, беспомощными его жертвами. Умственно развиваясь, человек превратился в охотника на мамонтов. Точно так же, умственно развиваясь, узкий круг «посвященных» превращается в охотника на майдаунов, которых и больше, и физически они много сильнее. Но, поскольку их реакции, как у животных, простейшие – их можно заранее рассчитать и манипулировать ими. Зная страх животного перед огнем – гнать его к заранее расставленной ловушке, и т.п.» (А. Леонидов «Помешательство как продукт либерализма»).  Не знаю как Вы, уважаемый читатель, а автор этого сайта согласен с Леонидовым на все сто процентов. Именно его мыслями автор и закончит эту главу.