Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Современная демократическая власть

Современная демократическая власть

Многие читатели наверняка смотрели фильм Пола Глейзера «Бегущий человек». Он вышел в свет в  1987 году, и многие критики и зрители называли  его тогда фантастическим кинофильмом-антиутопией. Ну а если посмотреть его сегодня, то наверняка найдутся те, кто поменял свое мнение на счет этого фильма. Поменял свое мнение и автор этого сайта. Сегодня он назвал бы этот фильм пророческим и чуть ли не документальным, рассказывающим о современных США. Да, и канва фильма подходит под это определение. События в фильме разворачиваются в 2019 году, власть в государстве принадлежит военным, которые отвлекают внимания обывателей с помощью жестоких игровых шоу, участником одного из них становится главный герой пилот вертолета Бен Ричардс, отказавшийся выполнять приказ вышестоящего офицера, заключавшийся в расстреле людей устроивших продуктовый бунт. В общем, если и есть преувеличения, то – небольшие. Да, своих граждан в США массово пока еще не расстреливают (совсем немного — несколько десятков в год), а вот чужих — расстреливают, и уже не десятками, а десятками тысяч! Да и современная политика там (как внешняя, так и внутренняя) сегодня больше напоминает шоу. Как мы выяснили в прошлой главе, пока мир был биполярен (США противостоял СССР), в нем повсеместно исполнялся принцип Кузнеца – благосостояние народа увеличивалось с большей скоростью, чем благосостояние миллионеров и миллиардеров. Однако после того как он стал однополярным (во главе с США), там (да и во всем остальном капиталистическом мире) стал исполняться принцип Пикетти – богатые становились все богаче, а бедные беднее. И первым в списке стран, у которых этот процесс закрутился с наибольшей скоростью, стала современная Россия, которая за четверть века переместилась по неравенству распределения доходов с одного из последних мест на самое первое. По данным Global Wealth Report, на долю самых богатых 1% россиян приходится 71% всех личных активов в России. Неравенство распределения богатства выше только в нескольких карибских странах с налоговыми офшорами. Для сравнения, в следующих за Россией по этому показателю (среди крупных стран) — Индии и Индонезии, один процент населения  владеет, соответственно — 49% и 46% от всего богатства. В Африке этот показатель равен 44%, в США — 37%, в Китае и Европе — 32%, в Японии — 17%. Россия лидирует в мире и по доле самых состоятельных 5% населения (это 82,5% всего личного богатства страны), и самых состоятельных 10% населения (87,6%), и по коэффициенту распределения богатства Джини (0,84).

Пускай нынешняя Российская власть рассказывает своему народу любые сказки про то, как она заботится о нем, факты говорят сами за себя. Ко всему прочему, нынешняя Россия до сих пор остается единственной страной в мире с «плоской шкалой налогообложения». Если это – забота о народе, то народом в России является лишь ее властная и финансовая элита. Теперь становится понятным, почему некоторые представители этой элиты называют свой народ «быдлом». Становится понятной и основная цель такого управления – как можно больше «набить свои карманы» капиталом. И надо признать, что с этой задачей наша власть справляется очень хорошо. Коррупция в России стала сегодня не отрицательной особенностью ее элиты, а главным способом управления страной. Не станет коррупции, развалится и современная Россия. А тот факт, что Россия пока еще не расстреливает жителей других стран мира, так это заслуга США, ведь они добровольно взяли на себя функции «мирового жандарма» и не позволяют другим странам в одиночку заниматься этим «важным делом». Кроме того, США назначали себя главными демократами всего современного мира, а стало быть, как ни крути, но более демократичной, чем США, не сможет стать ни одна страна мира. «Зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей, и даже в области балета мы впереди планеты всей». С другой стороны, правы и те читатели, которые считают, что нельзя «набивать карманы» все 24 часа в сутки. Власти нужно время на сон, отдых, развлечения, возможно, даже на управление страной. Человек всегда и везде (даже во власти) остается человеком, и однообразная работа ему всегда претит. А что может быть однообразней, чем «набивание карманов»? Да, ничего. Понятное дело, что автор несколько преувеличил положение дел в современной России, но ничуть не больше, чем в «Бегущем человеке». Короче говоря, дальше так продолжаться уже не может. Россия вместе с «либерастами» честно исполнили свою миссию по отвращению русского человека от Западных ценностей (сильней уже не отвратишь), пришла пора как-то налаживать жизнь в России, не только для богатеев, но и для народа, и не только в России, но и на постсоветском пространстве.

Вот что по этому поводу пишет Анатолий Вассерман — «Почему Украина стала страной-лузером» (источник: https://vassermans.ru/intervju/pochemu-ukraina-stala-stranoj-luzerom/). «Как самая богатая на момент распада Союза республика стала самой бедной? Почему ни самостоятельность, ни разворот от России в Европу не принес ей процветания? Об этом мы спросили бывшего гражданина Украины, а теперь – РФ, политтехнолога и известного знатока Анатолия Вассермана. На открытии «Центра проектов Евросоюза» в Мариуполе (на минутку, в десятке километров от линии фронта в Донбассе), Владимир Зеленский не побоялся заявить, что десятки лет реформ на Украине не только не дали результатов, а «превратили страну в своеобразного андердога (неудачника – футбольный термин)». Анатолий Вассерман, пожалуй, единственный, кто смог прокомментировать эту парадоксальную ситуацию одновременно и как политтехнолог, и как эрудит. – За год до майдана в Киеве, в 2013-м, в эфире Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM) вы заметили, что одна из причин отсутствия экономического роста в бывших советских республиках – ничтожный объем их внутренних рынков. Почему? – Еще в конце 1970-х годов группа солидных западноевропейских ученых установила, что если население рынка ниже некоторого порога, то новая разработка, выпущенная на этот рынок, заведомо не окупится. Грубо говоря, не хватит покупателей, чтобы покрыть разработку и внедрение. Когда это исследование было опубликовано, немедленно начались переговоры о преобразовании европейского экономического сообщества в Евросоюз. То есть в структуру без внутренних границ. В целом эта зона работает. – А у нас? – У нас произошло парадоксальное – именно тогда же в СССР начались рассуждения о том, что каждая из республик кормит все остальные, а сама живет впроголодь, и нам нужно разбежаться во все стороны одновременно! В то время порог численности населения для окупаемости новых разработок в западноевропейских условиях определили как 300 миллионов человек. В СССР тогда было 290 миллионов человек. Проблем с окупаемостью у нас не было. Сейчас для Западной Европы порог окупаемости вырос до 400 миллионов человек, в странах постсоветского пространства снизился до 200 миллионов. Но все равно население любой части бывшего СССР, включая Россию, заметно меньше.

– Что делать? – Украина сможет выйти из экономического кризиса только после вхождения в Таможенный союз. И именно с ее приходом в этот союз число жителей превысит тот самый порог окупаемости в 200 миллионов. – Мы много слышали о таинственной, живительной силе демократии. Политически на Украине сейчас демократия. Любая сволочь может попасть в Раду. Украину консультируют, кредитуют, вводят даже частичное внешнее управление. Очень странно: процветание Украины как проекта «антиРоссия» выгодно Западу. Но процветания нет даже близко. – Демократия и экономика лежат в разных плоскостях и пересечься не могут. Более того, большая часть экономических успехов происходила в странах не очень демократичных. Поскольку я сам был гражданином Украины (и лишь четыре года назад получил паспорт РФ), я внимательно слежу за происходящим там. Демократию на Украине имитируют, но не очень убедительно. Рассказы о том, что в условиях демократии легче запустить в производство какую-то новинку и на этом разбогатеть, звучат красиво. Но реально львиную долю доходов получают не изобретатели, а перекупщики разработок. Более того, если разработка очень выгодна, можно ее производить внаглую. Пусть разработчик судится. – Уже шестой год Украина «одной ногой в Евросоюзе». Какие результаты? – Украина заключила соглашение об ассоциации с ЕС на таких условиях, что украинский экспорт в Европу практически заблокирован. Формально он разрешен, но установлены такие мизерные экспортные квоты по поставкам низкотехнологичных товаров с Украины в Европу, что они заканчиваются уже в первый квартал каждого года. А по высокотехнологичным – уже в январе. А экспорт вооружений Украине вообще закрыли. – Я смотрел прогнозы экономического роста от Всемирного банка: он оптимистически смотрит на развитие Украины. Ей предрекают рост в 3,8 процента, а России вдвое меньше – всего 1,8. Почему? – Штаб-квартира Всемирного банка в Вашингтоне. – Что даст Украине полная интеграция в Евросоюз? – Даст дальнейшее разорение. Напомню, все страны, вступающие в ЕС, обязаны ликвидировать те отрасли производства, которые могут конкурировать с производствами стран, уже состоящих в Евросоюзе. Посмотрите на Грецию, которая после вступления в ЕС ликвидировала свое судостроение, одно из лучших в Европе. И была вынуждена резко сократить производство оливкового масла и вина. – А на самой Украине всего этого не замечают разве?

– Когда соглашение об ассоциации с ЕС продавливали через аппарат украинского правительства, Европа дала кучу обещаний. Общий их смысл – «Украина получает все права члена ЕС, без обязанностей». А фактически в тексте этого соглашения английским черным по белому написано ровно наоборот: прав с гулькин нос, зато обязанностей – самосвал. Когда академик Глазьев через своих знакомых добыл текст соглашения и перевел его и показал тогда еще президенту Украины Януковичу, украинское руководство пришло в полный ужас. И отказались его подписывать в таком виде. И тогда в Киеве начались беспорядки под названием «евромайдан». Я не могу сказать однозначно, что одно только это соглашение было убийственным для экономики Украины, но реакция президента и главы правительства многое объясняет. Украина потеряла рынок России, а на рынок Евросоюза ее так и не допустили. Шестой год она болтается между небом и землей – какое уж тут процветание. Но если России Украина действительно и объективно нужна – чтобы стать полноценным 200-миллионным рынком и обеспечить его самоокупаемость, то для Европы она слишком незначительна, чтобы ввязываться в борьбу не на жизнь, а на смерть. И в то же время слишком большая, чтобы не жалко было просто так уступить ее обратно России». Другими словами, если все мы хотим жить хорошо, нам не остается ничего другого, как объединяться! И надо признать, что некоторые шаги в данном направлении Россия уже сделала и продолжает делать. Вот что по этому поводу пишут авторы ВП СССР в статье «Потихоньку, без резких движений Россия отвоевывает свой суверенитет» (источник: https://ss69100.livejournal.com/4748436.html). «Прошла эйфория Перестройки, люди глотнули вожделенной западной «свободы». Свободы… оскотиниваться. Пролетели и «святые» бандитские разрушительные 90-е. И общественность начала, наконец, предпринимать попытки разобраться: как получилось, что из могучей свободной страны мы превратились в криптоколонию Запада? И стали потихоньку проявляться доселе скрытые механизмы управления Россией и другими колониальными странами планеты. Этих механизмов, методов и способов немало. Они, в целом, замечательно описаны в таблице шести приоритетов у ВП СССР. Один из таких методов, официально освященный на уровне Совета Европы – это перехват управления в странах и регионах с помощью т.н. НКО (НГО, НПО). Мы также внесли свою лепту в раскрытие этих механизмов и методов.

Однако на протяжении почти полутора десятков лет в новом тысячелетии казалось, будто власть в России не осознает опасности от этих внедренных на нашу территорию агентов Запада. Однако это не так. По крайней мере, президент и его команда прекрасно понимают, какой вред стране и мировоззрению людей наносят указанные «общественные» организации. Просто еще 5-8 лет назад условия для избавления от этих НКО еще не созрели. Избавиться-то можно было, да только ответная реакция была бы мощнее, нежели преимущества от избавления. Необходимо было, во-первых, создать такое качество общественной среды, чтобы изгнание одиозных западных НКО было воспринято обществом как нормальная, нужная и своевременная мера. Во-вторых, для конкретных действий внутри страны необходимо было, чтобы Россия хоть немного обрела свой суверенитет, а Запад при этом – ослаб. В том числе и для этого Россия оказала помощь Сирии, уверенно заняв одно из лидирующих мест на международной арене. И вот так, шаг за шагом, не раскачивая ситуацию, чтобы не получить «эффект обезьяньей лапы», наша страна каждый год избавляется от наиболее опасных НКО, все еще гадящих на территории России. И вот еще одно отрадное сообщение: Госдума не ослабляет своих усилий по очищению России от НКО Запада и их приспешников из жителей России. «Помимо Москвы и Санкт-Петербурга, в поле зрения иностранных НКО попали наши субъекты Федерации. Таковых мы насчитали 17 на сегодня. Почти в каждом округе имело место вмешательство иностранных государств. Эту активность проявляют 12 государств, из Европы и США, разумеется. Мы насчитали более 50 юридических лиц иностранных, либо российских, но работающих за деньги заграницы, которые так или иначе влияют на внутреннюю политику субъектов», – сказал Пискарев, глава комиссии Госдумы по расследованию фактов вмешательства в дела РФ. А начинались усилия по восстановлению суверенитета России примерно так, как описано ниже.

Военная контрразведка СССР обвела вокруг пальца американские спецслужбы, которые пытались узнать секрет не существовавших на самом деле «волшебных» советских таблеток, якобы помогавших космонавтам долгое время находиться на орбите, рассказал ветеран ФСБ, экс-руководитель отдела военной контрразведки Центра подготовки космонавтов, первый глава Звездного городка, полковник в отставке Николай Рыбкин. «У нас в свое время пошли длительные полеты, а у американцев не получалось. И американцы почему-то сочли, что у русских есть какие-то волшебные таблетки, которые способствуют сохранению работоспособности космонавтов в длительном полете», – сказал Рыбкин в среду в МИА «Россия сегодня» на презентации книги «Военные контрразведчики» из серии ЖЗЛ. В США захотели узнать подробности об этом препарате. «Мы им в этом подыграли и получили дополнительную информацию о тех, кто работает в этом ключе», – сказал Рыбкин. Ветеран рассказал, что приходилось делать для достоверности. «Советский космонавт садится обедать, достает таблетку – но содовую, выпивает сам, дает нашему бортинженеру, а иностранцу говорит: «У тебя короткий полет, тебе не надо», – вспоминает Рыбкин. Через некоторое время спецслужбы США поставили задачу выяснить состав этих таблеток и место их производства, рассказал ветеран. «Чтобы подальше увести их от Москвы, мы назвали другой город. И пошла работа, оперативная игра. Но мы не выходили за рамки дозволенного, не провоцировали никаким образом», – сказал Рыбкин. По его словам, американцы верили в существование чудо-таблеток. «А мы эту их веру не разрушали. Хотя сами думали – а вдруг они со своими технологиями действительно придумают таблетку, которая будет помогать?» – добавил ветеран. «В результате американцы создали мощную лабораторию, вкачали туда денег, делали-делали варианты таблеток. Но ничего у них не получилось», – резюмировал Рыбкин (источник: РИА Новости). Контрразведчики в начале нулевых годов XXI века умело отвлекали внимание зарубежных спецслужб от того, как в России велась работа над созданием уникальных образцов вооружений, заявил генерал-полковник ФСБ Александр Безверхний. По его словам, в итоге у иностранных коллег «на каком-то этапе создалось впечатление, что они все знают и всем владеют». Это длилось до исторического выступления Владимира Путина, когда он объявил, что Россия обладает новым типом вооружений.

«Слушая это и в душе восхищаясь тем, что произошло, я понимал, что наш противник ошарашен, что он об этом не знал. И в этом была и заслуга военной контрразведки», — признался Безверхний. Генерал отметил, что военная контрразведка в начале нулевых годов была одним из основных инструментов, благодаря которому удалось возродить российскую армию и нарастить ее мощь. В частности, удалось не допустить возникновения зарубежных агентов в армии. По его словам, западные спецслужбы пытались завербовать военнослужащих в 2000-2015 годах. «Но это им не удалось… Мы проводили активные мероприятия — говоря простым языком, делали «подставы», «запаривали дезу», отвлекали их внимание на созданные нами оперативные ситуации», — рассказал он. О новейших видах российского стратегического вооружения президент Владимир Путин объявил 1 марта прошлого года в послании к Федеральному собранию. Речь идет о гиперзвуковых комплексах «Кинжал», «Авангард», «Буревестник», боевом лазере «Пересве», а также подводном беспилотнике с ядерной силовой установкой «Посейдон». И многим нашим отечественным «либерастам» сие совсем не по вкусу. Вот, например, как о России отзывается Александр Невзоров, советник генерального директора «Первого канала» Константина Эрнста с 2006 года: «Россия не может не воровать, не захватывать, не насиловать, не гноить и не мракобесничать. Увы, это обреченная страна. Изменив своим принципам управления, она развалится. Последний тракторист раздавит последнего гуся – и все, наконец, закончится. Нынешняя власть не стесняется мочиться на народ, но делает это с такой непринужденности таксы, которая безразлично, проходя мимо, задирает лапу, без пафосного боя барабанного, без факелов». Понятное дело, что Невзоров – «либераст» и ему наплевать на Россию. Но ведь и в его словах есть доля правды – «нынешняя власть не стесняется мочиться на народ». А вот мнение Виктора Гринкевича, уже не о власти, как таковой, а о законодательной власти — «Госдума — не место для раздумий» (источник: https://nstarikov.ru/gosduma-ne-mesto-dlja-razdumij-110405). «Наш современный классик Александр Андреевич Проханов часто сравнивает большую историческую Россию с реактором, который то работает на полную мощность, подпитывается от самой русской земли и благодатного неба, то на время затихает и почти останавливается, но лишь для того, чтобы вновь дать свет и энергию для всего человечества на следующем витке. Если мы взглянем на наше государство под таким углом, то зададимся вопросом: где же должен быть главный мозговой и распределительный центр, управляющий всеми процессами, конвейерами, поставкой топлива и энергоснабжением?

Этот мозговой штаб, конечно, в нашей российской элите: государственниках, художниках, генералах, промышленниках – словом, всех тех, кто пишет программы и генерирует смыслы. Это элитный многоядерный процессор последнего поколения, способный решать тысячи сложнейших и разноуровневых задач одновременно. Таким по задумке должен быть главный представительный орган страны – собрание лучших людей отечества, высочайших специалистов и практиков в своих сферах: в образовании, медицине, обороне, хозяйстве, культуре и так далее. Государственная Дума – это собрание не только самых профессиональных и умных, но также волевых, хватких и в хорошем смысле честолюбивых людей России. Так ли это сейчас на самом деле – вопрос скорее риторический, поставив который, уже можно кого-то обидеть или даже оскорбить. Русский генерал и начальник канцелярии Министерства императорского двора Александр Мосолов со скорбью говорил о предреволюционных временах: «Оскудение в России в эту эпоху государственно мыслящими и работоспособными людьми было прямо катастрофическим». Это было явным предвестием тяжелых потрясений, которые не смогла предотвратить ни первая законосовещательная Государственная Дума 1906 года, ни последующие три до 1917-го. Большевистский ВЦИК, а позднее ЦИК был скорее собранием пламенных революционеров,  ленинской гвардии, с которой окончательно покончил Иосиф Сталин в 1936 году с принятием новой Конституции. Образованный вместо Центрального Исполнительного Комитета Верховный Совет стал до самого 1990-го года скорее ритуальным органом, который в условиях сверхмобилизационной и централистской системы выполнял представительские функции, не принимая серьезных решений. Последнюю волевую попытку утвердить свою политическую субъектность депутаты приняли в катастрофическом 1993-м, когда Ельцин подавил парламент прямым силовым образом. Тема же современной российской Госдумы и, если смотреть шире, российского парламентаризма стала одной из самых обсуждаемых и спекулятивных в политическом обиходе. Все помнят и любят поговорить о том, как при Ельцине российская Госдума больше походила на современную Верховную Раду с драками, маскарадами и олигархами-лоббистами во главе. Потом все широко обсуждали и обсуждают до сих пор ставшее крылатым выражение «парламент – не место для дискуссий», отсутствующих на заседаниях депутатов и монотонные прения при парламентском большинстве одной партии.

В 2016 году председателем Государственной Думы стал Вячеслав Володин, изменивший и продолжающий менять не только имидж, но и содержательные аспекты российского парламента. Так, с его приходом в Думе ужесточилась дисциплина посещения заседаний, были введены санкции за немотивированное отсутствие во время голосований. При этом политический вес отдельного депутата скорее понизился, а парламента в целом – скорее повысился, но не столь значительно. Вспомнить только недавний разнос во время правительственного часа, когда спикер лично прервал министра экономики Максима Орешкина – и отправил, как школьника, заново готовиться к выступлению. Со временем возобладали все те же позднесоветские кадровые стереотипы. Депутатами сейчас становятся люди не для того, чтобы решать судьбы страны, а как бы по разнарядке – за добрую службу, по старой дружбе или просто в качестве протеже вышестоящего начальства. При всем уважении ко всем достойным депутатам Государственной Думы, это не те люди, которые будут зажигать русский реактор, и писать программное обеспечение для сложнейшего государственного процессора. При отборе в депутаты, начиная с низового уровня, действует отрицательная в политическом смысле селекция. Отбирают, одобряют и тысячекратно на всех уровнях визируют будущего нажимателя кнопки, который за полумиллионную зарплату, служебную машину и квартиру в Москве будет доволен своим статусом, исправно жать на кнопку, относительно складно говорить на темы регионального бытоустройства и не лезть в политику. Конечно, из всего 450-численного депутатского корпуса 50 – принимающие решения и лоббирующие «котлеты», а остальные 400 – заполняющий депутатские кресла «гарнир». Регулярно же на политические темы позволено говорить и вовсе одному-двум десяткам парламентариев. Остальные – как рыбки в аквариуме: умные, все понимают, но сказать ничего не могут.

Причины этому понятные – человеческие! Если ты не участвуешь в жесткой аппаратной борьбе, в ожесточенной партийной гонке, не отстаиваешь каждый день позицию в полемике с партийными конкурентами и избирателями, особо не думаешь перед выполнением главной своей функции по нажатию нужной кнопки, и тебя за выполнение этого минимума точно не разжалуют, то мыслительные процессы просто становятся ненужной функцией. Причем с жестким графиком и фактическими условиями госслужбы депутатам запрещено заниматься чем-то другим. Все вместе превращается в форменное издевательство над человеческой личностью. Депутаты предреволюционного парламента хотя бы участвовали в дуэлях и войнах. Например, председатель III Думы Александр Гучков в 1910-м был отстранен Императором от должности на 4 месяца в связи с заключением под стражу за участие в дуэли с депутатом от Саратовской губернии Алексеем Уваровым, а до этого воевал в англо-бурской войне на стороне буров. Советские депутаты и вовсе участвовали в законотворчестве без отрыва от производства: служили, трудились и запускали ракеты в космос. Нынешние могут только перерезать ленточки и писать депутатские запросы, вес которых год от года снижается. Самое печальное, что в Думу приходят по принципу выгодного трудоустройства с практически невероятными шансами быть уволенным. Никто не приходит для осознанного выполнения одной из основных, если не основной, миссии в государстве. Несмотря на все усилия, российский парламент до сих пор не обладает необходимой субъектностью, не является поэтому одной из опор власти и в целом больше похож на плохую копию любого западного парламента. Дело здесь не в полной управляемости системной оппозиции и согласованности действий с верховной властью – подобные системы контроля существуют во всех странах. Даже в самых демократических и либеральных режимах правящая элита, так или иначе, контролирует сферу публичной политики, опираясь одновременно на все ветви власти. Кроме того, некоторые публично-правовые образования (счетные палаты, избирательные комиссии, прокуратура) однозначно не относятся ни к одной ветви власти, как и та же «четвертая власть» средств массовой информации.

Изначально в либеральной политической философии Джоном Локком и Шарлем Монтескье разделение властей объяснялось предотвращением узурпации. В современном государстве они не столько ограничивают власть, сколько придают всей политической системе устойчивость – именно благодаря собственной субъектности и независимости. В целом власть, таким образом, не ослабляется, а только усиливается, прорастает в ткань социальных институтов. С точки зрения теории элит парламент для сохранения стабильности и устойчивого развития должен выполнять две основные функции: представительскую и функцию разрядки. Это значит, во-первых, что нижняя палата должна представлять реальные политические силы, как бы выводя подковерные интриги в публичное поле – в законную партийную и идеологическую конкуренцию. Если в стране есть реальные промышленные, научные, военные и профессиональные элиты, то именно они должны в диалоге с правительством и президентом разрабатывать и принимать законы, устанавливать налогообложение, ратифицировать международные договоры и так далее. Другими словами, опереточное противостояние КПРФ и ЛДПР, в которое не верят уже даже деревенские бабушки, должно перейти в качественно иную конкуренцию. Парламент должен стать собранием лучших, деятельных, ответственных и амбициозных представителей, которые действительно принимают законы для всей страны и выдвинувших их групп. Во-вторых, парламент должен реально смягчать и находить легальное поле для выплеска народного недовольства, воплощать его в здоровый диалог с властью. Ведь на улицу люди выходят, когда не видят себя через своих представителей в реальной политической игре. Это могут быть миноритарные группы и партии, но они должны легально высказывать мнение протестного электората. Самые крайние выступления всегда может купировать «четвертая власть». Так функционирует любая устойчивая политическая система – за счет сменяемости, самообновления и ротации элит. Самое главное – напряженная политическая борьба переносится в легальное конституционное поле. Об этих необходимых функциях Государственной Думы нужно задуматься именно сейчас, когда до следующих парламентских выборов осталось меньше двух лет. Стратегически нижняя палата парламента и Совфед могут сыграть ключевую роль в ходе мирного транзита власти 2024 года, а для этого законодательная власть должна обладать не только полномочиями на бумаге, но и реальным авторитетом и весом. Тактически парламент в новой конфигурации мог бы быть площадкой для разрядки политической напряженности. В конце концов, в новой каденции он почти гарантированно станет объектом информационных атак и пристального внимания СМИ.

Из-за низкой значимости депутатов и Госдумы в целом ситуация на данный момент плачевная. Согласно августовским опросам «Левада-центра», Госдума имеет одни из самых низких рейтингов одобрения среди всех государственных институтов власти, 60% россиян не одобряют действия парламентариев. Более развернутые данные дает ВЦИОМ. По его данным, главными недостатками Госдумы граждане считают отсутствие самостоятельности (51%), невнимание к острым проблемам населения (59%) и принятие сырых законов (68%). Опрос ФОМ от августа 2017 года показал, что только 13% россиян знают, кто возглавляет Госдуму (9% дали неверный ответ, 78% затруднились ответить). При этом лишь 15% знают депутата своего округа. И это не следствие недостаточного освещения парламентской работы в СМИ, а скорее отсутствие интереса к депутатскому корпусу и Думе как таковой. Еще значительнее на думский антирейтинг повлиял ряд непопулярных решений о повышении НДС и пенсионного возраста. Депутаты в большинстве своем даже не пытались объяснить своим избирателям логику принятия этих законов, как бы разводя руками: «Что нас попросили, то мы и приняли. Какие к нам вопросы? » Скорее наоборот – редкие высказывания депутатов стали еще большим раздражителем. О пассивной в целом роли народных избранников можно судить хотя бы по структуре голосования. По данным официального сайта Госдумы, в нынешнем созыве депутаты проголосовали по 3325 вопросам, отдав свой голос 1 484 995 раз. В подавляющем числе случаев парламентарии голосуют «за» – 1,08 млн. раз. Лишь 10,9 тыс. раз депутаты голосовали «против», 875 раз они воздерживались от голосования и, что примечательно, более 393 тыс. раз депутаты просто не голосовали. То есть в Госдуме присутствует, следуя логике голосования, редкое единогласие – всего лишь 0,73% раз депутаты высказываются против законов. Остальные либо поддерживают, либо не голосуют вовсе. В этом, опять же, виноваты не столько сами депутаты, сколько сложившаяся система отношений, в которой Госдума выполняет скорее обслуживающую функцию. Итого, если первая Дума 1905 года была хотя бы законосовещательным органом, а сами совещания носили яркий и непримиримый характер, к ним были приковано внимание всего общества, то Государственная Дума образца 2019 года остается органом скорее законозаверительным, то есть выполняет сугубо техническую функцию. Ситуация складывается во всех смыслах нездоровая. В конце концов, для эффективной работы этого органа хватило бы от 50 до 100 депутатов, если мы не можем найти 450 самых умных и профессиональных. Пусть тогда эти 50-100 депутатов составят вместе тот самый многоядерный процессор, который без ошибок решает сложнейшие государственные задачи. Их бы в таком случае все знали в лицо, могли что-то с них требовать, и для федерального бюджета была бы весомая экономия, а просто заслуженные спортсмены, артисты и закадычные друзья губернаторов продолжили бы сниматься в кино, тренировать детей и просто помогать на месте по хозяйству.

Мы находимся не в том расслабленном положении, чтобы почивать на лаврах и наполнять главный законодательный орган почти полутысячею домохозяек, спортсменов на пенсии и чьих-то друзей с полумиллионной зарплатой, изображающих непонятно для кого демократические процессы. Одно только содержание здания на Охотном ряду, зарплаты аппарату Госдумы, депутатам и их помощникам обходятся госбюджету более чем в 10 млрд. рублей ежегодно – и это деньги из нашего с вами кармана. Для сравнения – это стоимость строительства 50 современных детских садов. Еще 3,4 млрд. уйдет на реконструкцию и ремонт зданий Совфеда и Госдумы. Масштаб и сложность всего клубка переплетающихся проблем и исторических вызовов не позволяют нам содержать декоративный орган, наполненный депутатским «гарниром» за счет налогоплательщиков. Как и любой работающий в двоичной системе процессор, парламент не может опираться на 450 нулей – их совокупность даст тот же самый ноль, и суммарная эффективность тоже будет нулевой. Политическая составляющая еще страшней. Правящие элиты в преддверии судьбоносного 2024 года продолжают балансировать на одной ноге, стягивая все полномочия и рычаги влияния в единый центр, подвергая риску не только себя, но и всю историческую Россию» (Гринкевич). Автор согласен с мнением Гринкевича. Однако одним сокращением численности Государственной Думы дело не поправить, ее надо вообще исключить «из списка живых»! Дело в том, что выборы депутатов в Государственную Думу происходят, прежде всего, по партийным спискам (даже когда они проходят по одномандатным округам), а стало быть, там собираются исключительно «либерасты» (любая партия отражает мнение лишь части народа — меньшинства). А потому, надо оставить лишь Совет Федерации, куда депутаты могут попасть лишь по территориальному признаку. Автор здесь уже не раз писал, как это лучше сделать, и повторяться не станет. Но главный принцип такой власти все же повторит еще раз – ежегодная замена депутатов не менее 10% от общей численности за счет нижестоящих парламентов. А в самом низу этой властной пирамиды стоят муниципальные Советы, численность которых поддерживается ежегодными муниципальными выборами.