Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Консерватизм сознания человека

Консерватизм сознания человека

Предлагаю Вашему вниманию новую статью Александра Халдея «Разве в России олигархический строй?» «Надо сказать, положа руку на сердце: в России еще далеко не самая жестокая система олигархии. Вот в США она просто беспрецедентна – вон, что с Трампом вытворяют. В Британии она совершенно фашистская и людоедская. Во Франции — холодная и бесчеловечная, в Германии она вообще не имеет человеческого облика, там вместо власти — бездушная машина. Принято считать, что со времен Ельцина в России установился олигархический строй, но нет заблуждения, более глубокого, чем это. Народ черпает свои знания из газет, а журналисты работают штампами и клише — для лучшей краткости и образности выражения при дефиците газетной площади. Именно от журналистов в оборот попал термин «олигархия», который те со времен обучения на журфаке почерпнули у Аристотеля, сказавшего, что «аристократия вырождается в олигархию». В этом случае Аристотель был первым журналистом, ибо разницу между аристократией и олигархией он никак не обосновал. И теперь каждый в слове «олигарх» представляет все, что угодно, однако при попытке детализировать образ сразу попадет в затруднительное положение и уйдет от ответа. Те, кто читал немного больше, вспомнят, что олигархия — это соединение власти и собственности в одних руках узкой группы приближенных к власти лиц. Те, кто любит копать поглубже, придут к невозможности точно отделить аристократию от олигархии, ибо и то, и другое — термины не научные, а публицистические. Никто не сможет точно сказать, где кончается аристократия и начинается олигархия. С какого места они переходят одна в другую. Они обладают общими признаками и сочетают в себе нужные для лидерства качества: авторитет, богатство, компетентность в вопросах власти и способность к управлению. Аристократ, если понимать под этим лучших из лучших — это выдуманный образ, не существующий в реальности, ибо человек — не собака, элиты в породе не демонстрирует. А вот олигарх — это богатый и властный человек, и этот образ ясен и понятен всем. Если искать чистоту смысла, то первыми аристократами человечества были пророки, подвижники веры и духа. Правда, богатство они понимали исключительно как духовную ценность, и материального богатства осознанно избегали. Потом появились всякие знатные люди, но лучшими их назвать уже было нельзя. Так что термины «аристократ» и «олигарх» — весьма условны и размыты. Богатство как признак олигархии тоже для описания не годится. Слово «собственность» в юридическом смысле включает в себя четыре аспекта: управление, владение, пользование и распоряжение. Если вы управляете, распоряжаетесь и пользуетесь, то владение для вас уже пустая формальность.

Ибо, по сути, вы и владеете тем, чем управляете, распоряжаетесь и пользуетесь, но в условном виде. Все советские директора подтвердят: управляли, распоряжались и пользовались госсобственностью, хотя формально не владели. На более мелком уровне — воровали там, где работали. Но в любом случае государственная по форме собственность приватизировалась, что директоратом, что пролетариатом. Революция Чубайса устранила этот последний барьер. То есть все наркомы и директора сталинской эпохи были, по сути, олигархами в немного видоизмененной форме. Никакое отсутствующее формально право владения не мешало им управлять, распоряжаться и пользоваться госсобственностью. И они использовали госсобственность для наращивания концентрации власти в своих руках. Формирование административной правящей группы в любом обществе есть не только процесс неизбежный, но и тождественный понятию олигархизации. Ибо в этом слое немедленно начинается концентрация функций управления в верхних слоях социума и отъем этих функций у нижестоящих слоев. Возникает власть как корпорация, ее называют элитой, правящим слоем или классом, олигархией — это все разные наименования одного явления. Процесс концентрации власти в верхних социальных слоях есть процесс роста авторитарности, и с ним вступает в борьбу процесс демократизации. Это две диалектические стороны одной медали, как китайские Инь и Ян. Едва начинается Инь, немедленно начинается Ян. Это как езда на велосипеде — когда вы давите на одну педаль, вы одновременно отпускаете другую. Когда вы наращиваете авторитарность, немедленно падает демократия, и тотчас начинается борьба за ее возвращение и ослабление авторитарности. С этой точки зрения критерий управления — главенствующий, а критерий собственности — абсурден, ибо ничего не добавляет к формуле олигархии: собственность включает в себя право на управление, потому трактовка олигархии как соединения управления и собственности — это масло масляное. Формула олигархии как соединения власти и собственности — это абсурд, противоречие в определении. Соединиться можно с внешним, вне вас лежащим, но не с внутренне присущим.

Ибо если вы управляете, вы уже отчасти осуществляете одну из функций собственности. «Государство — это я», — говорил Людовик XIV и был полностью прав. Не право наследования власти делало его властителем, а право управления (передать по наследству вы можете и домашние тапки с чернильницей, но не это делает вас управленцем). Приватизация бюрократией государства — процесс, отмеченный еще Карлом Марксом. И отмечал он это в процессе создания теории исторического материализма, то есть, изучая как минимум описанную историю человечества, а это период около четырех тысяч лет. И повсюду процессы концентрации власти имеют место быть, делая закон олигархии универсальным принципом. То есть в древнем мире собственности в капиталистическом смысле, как самовозрастающей стоимости, не было. А закон стремления власти к концентрации в узкой группе правителей был. Он воспроизводит себя в каждой корпорации, в каждом ООО, в каждой группе, где более двух человек. Это элемент лидерства, групповой психологии, где любая группа делится на вождей (лидеров) и конформистов (ведомых). Даже у крыс так — на каждую группу из семи особей мужского пола, двое будут альфа-самцами (олигархами местными), штуки 3−4 рабами, крепостными крестьянами или пролетариатом, и 1−2 независимыми бунтарями с претензией на занятие вакантного места альфа-самца. Если же собрать семь альфа-самцов в одной команде, то после весьма кровавых разборок всех против всех, через несколько дней и у них восстановится все та же «ноосферная» комбинация — 2 альфа-самца, 3−4 раба, 1−2 бунтаря. Этология. Наука такая. И человеческое общество, при всем своем налете цивилизованности и «человеческого, слишком человеческого», ничем не отличается от любого животного стада, только пропорции другие — 5−7%, 75−80%, 15−20%. Зачем сейчас об этом говорить? А вот зачем. Сейчас в СМИ появилось интервью с известным писателем, ветераном КГБ Михаилом Любимовым, где тот сказал, что, по его мнению, со сменой Путина в России останется существующий олигархический режим. И с ним все радостно и поспешно согласились, ибо ясно, что сложившаяся корпорация власти хоть и изменится, но никуда не денется и другой заменена не будет. Здесь Любимов прав и ничего нового не открыл.

Он не прав в том, что отнес олигархию к периоду правления Путина, которому олигархия досталась как бы от Ельцина. Но и Ельцин получил олигархию от КПСС. В СССР она называлась «партноменклатура» и стала складываться сразу после октябрьского переворота. Уже Ленин ужасался, глядя на то, что происходит с разлагавшимся на его глазах корпусом высшего партийного руководства, прошедшего тюрьмы, лагеря и ссылки. Когда отъевшийся, холеный Бухарин при НЭПе кидал в массы лозунг «Обогащайтесь!», он озвучивал мечту ставшей властью правящей группы. Ту мечту, о которой боялись говорить при Сталине, шептались при Хрущеве, ради которой устраивали многочисленные заговоры, ради которой убили Сталина и Берию. Ради той мечты, которую воплотили Ельцин и Чубайс. Когда Сталин в 1941 году в гневе бросил фразу: «Проклятая каста!» об эвакуированных в Куйбышев партийных чиновниках, не желавших отдавать детей в общие с рабочими школы, — это ли не момент фиксации уже сложившейся советской олигархии? На самом деле, олигархия была всегда и всегда будет, ибо всегда будет принцип стремления к концентрации управления, и неважно, есть там момент владения или нет. Он никак не уменьшает возможностей управления, распоряжения и пользования. Ни один царь просто физически не может править единолично, не делегируя полномочия ближайшему окружению. Ни один директор не может работать без замов и помощников. Если вас завтра сделают директором пионерлагеря, вы станете искать помощников, и искать вы их будете среди тех, кого знали давно. Разумеется, не переоценивая их надежность, но других у вас и вовсе нет. Почему Путин опирается на тех, кого знает лично? Потому что партийная система рекрутирования кадров показала свою порочность, начав работать по отрицательному отбору. Путин пришел в систему власти, много столетий фактически работавшую по олигархическому принципу. Что с этой системой только ни делали, в какой только крови ни умывали, — она всегда возвращается к принципу олигархии, нравится это или нет. В России исторически во власти сидят ловкачи и карьеристы, наивные подвижники и идеалисты, герои и железные фанатики, гении и бездари, но это всегда как минимум живые люди. «Со всеми своими почесываниями», — как говорил о человеке Достоевский. Сравните фото Сороса и Тимченко, Рокфеллера и Ротенберга, Ротшильда и Сечина. От чьего вида у вас холод по спине пробежит?

Власть (то есть олигархия) в России всегда с человеческим лицом, каким бы простым и заурядным (депутаты из народа), грозным (каста воинов) или вороватым (каста купцов) оно порой ни было. Властные лица англосаксонского и романо-германского мира — это «лики смерти». Даже по фотографиям англо-американских чиновников и миллиардеров кажется, что это просто антропологически и биологически совершено другой тип человека. От которого мороз по коже продирает. Марсиане и инопланетяне. Наши могут как угодно раздражать, но они не вызывают холодного страха. Сорос не раздражает — от Сороса просто веет смертью. Сечин всегда мрачен, но он не пугает, а от улыбки Рокфеллера или британской королевы детям потом заснуть трудно. Олигархия — это не то, что нужно оправдывать, но и не то, что нужно демонизировать. Как всякое явление, олигархия требует внимания общества и влияния на нее. Но так как она объективна, как закон земного тяготения, то злиться на закон — глупо. Лучше просто не ходить там, где на голову падают кирпичи, не совать пальцы в розетку и всегда брать в полет парашют. Тогда никакие объективные законы не будут приносить вреда, который могли бы принести, если бы с ними обращались неумело. Олигархия, спички, радиация, высокое напряжение — все это плохо лишь тогда, когда с этим неумело обращаются. В умелых руках все это очень даже неплохо работает. Нужно просто знать как» (Халдей). Халдей начал свою статью с вопроса — «разве в России олигархический строй?», а закончил ее утвердительным ответом – да, в России олигархическая власть, но она всегда и везде — именно такая. Другими словами, олигархия – это любая власть нашего мира. И связано это с тем, что власть стремится к «концентрации управления», исходя из ее определения. Давайте проверим данное утверждение. Согласно Википедии, власть — это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению. Суть власти не зависит от того, на чем основана такая возможность. Власть может базироваться на различных методах: демократических и авторитарных, честных и нечестных, насилии и мести, обмане, провокациях, вымогательстве, стимулировании, обещаниях и так далее. Считается, что власть появилась с возникновением человеческого общества и будет в той или иной форме всегда сопутствовать его развитию. Она необходима для организации общественного производства, которое требует подчинения всех участников единой воле, а также для регулирования других взаимоотношений между людьми в обществе. Как видите, авторы Википедии согласны с Халдеем. Не будет с ним спорить и автор этого сайта. Продолжим дальше. Специфической разновидностью является политическая власть — способность определенной социальной группы или класса осуществлять свою волю, оказывать воздействие на деятельность других социальных групп или классов. В отличие от иных видов власти (семейной, общественной и любой другой), политическая власть оказывает свое влияние на очень большие сообщества людей, использует в этих целях специально созданный аппарат и специфические средства. Наиболее сильным элементом политической власти является государство и система государственных органов, реализующих государственную власть, то есть как раз то, о чем мы с Вами здесь и говорим.

Наиболее яркими представителями концепций власти, получивших обобщенное название «теория общественного договора», являются Томас Гоббс (1588-1679), Джон Локк (1632-1704), Ж.-Ж. Руссо (1712-1788). Согласно Т. Гоббсу, государство возникло на основе общественного договора из естественного до-государственного существования, когда люди жили разобщенно и находились в состоянии «войны всех против всех». Государство было учреждено для обеспечения всеобщего мира и безопасности. В результате общественного договора на государя были перенесены права отдельных граждан, добровольно ограничивших свою свободу. На государя была возложена функция охраны мира и благоденствия. Благо народа — высший закон государства. Забота о мире — основа естественного права, созданного общественным договором. Дж. Локк рисует неизбежность государственной власти с позиции теории естественного права и «общественного договора». Правительству передается только некоторая часть «естественных прав» ради эффективной защиты всех остальных — свободы слова, веры и прежде всего собственности. Законодательная власть должна быть отделена от исполнительной (включая судебную) и «федеративной» (внешних сношений). Причем само правительство должно подчиняться закону. Народ остается безусловным сувереном и имеет право не поддерживать и даже ниспровергать безответственное правительство. Ж.-Ж. Руссо определял общественный договор как исторически необходимое состояние человечества, осуществляющего народный суверенитет и фактическое равенство путем подчинения общей воле, которая выражает объективные интересы народа. Основной принцип политической системы состоит в реализации прямой демократии через республиканское государство, управляемое системой законов, принятых собранием всех граждан. Все это, что называется, в теории. Ну а как, на самом деле, обстоят дела в нашем мире сегодня? В современном, постоянно усложняющемся мире способность человека подчинить себе других людей все больше зависит от его умственных способностей. Интеллектуальная власть бывает порой куда более эффективной, чем грубое насилие. Даже в уголовном мире авторитет главаря определяется зачастую не столько его физическими данными, сколько способностью спланировать безнаказанное преступление. С одной стороны, данное обстоятельство вроде бы и неплохо, зато с другой, — просто отвратительно. Ведь задачу усиления власти можно решить двояко – либо укрепляя свой ум и повышая свое образование, либо «отупляя» всех своих подчиненных. А практически все нынешние мировые правители выбрали именно второй путь. Так что, олигархия – это не только власть, но и превращение подчиненного власти народа в идиотов. А в последнее время в источник власти превратилось и владение информацией, а так же каналами ее распространения. Средства массовой информации уже давно характеризуются, как «четвертая власть», вот как раз они и используются властью, как средства одурачивания народа. В Советские времена рупором одурачивания народа были наши отечественные СМИ. Ну а сегодня картина поменялась на противоположную – Западные СМИ занялись пропагандой, а наши лишь отбиваются за счет контрпропаганды, так что, рупор одурачивания народа оказался в «мозолистых руках» уже Западных СМИ.

Компетентность любого человека и в любых делах основывается на его личных знаниях и навыках. Однако компетентность может быть и элементом достижения иерархического положения, которое обладает собственной компетенцией — правом принимать решения по оговоренным вопросам. Такое положение дел основано уже на статусе и силе, зависимых исключительно от иерархического положения, а не на индивидуальных способностях человека. Реальная или приписываемая компетентность переносится на должность и становится независимой от индивида, — институционализированной. В свою очередь, институционализированная компетентность вызывает к жизни иерархию (порядок подчиненности низших звеньев высшим — главный принцип управления в централизованных структурах) и социальную иерархию (структуру отношений по поводу распределения в обществе власти, собственности, доходов, престижа и других ценностей). Именно социальная иерархия отражает неравенство социальных статусов. Кроме того, возможно и самоуправление — состояние, при котором субъект и объект управления совпадают. Такой характер процессов управления объектом, являющимся условно замкнутой системой, характеризуется тем, что при их осуществлении не происходит непосредственного контроля над объектом, а целеполагание осуществляется самим объектом, сообразно своим собственным свойствам. Именно такая власть является наиболее предпочтительной, но и у нее есть свои недостатки, главным из которых является ограничение ее использования для достаточно больших и сложных объектов управления. А главным достоинством данной системы управления является ее высокая эффективность и принципиальная  невозможность оглуплять с ее помощью людей. Таким образом, оптимальное управление должно состоять из двух соединенных друг с другом ветвей власти – центральной власти и самоуправления. То есть, именно так, как это устроено в живой природе. Центральная власть является главной по отношению к местному самоуправлению, но она осуществляется лишь изредка (когда это, действительно, необходимо), а в обычных режимах работы действует исключительно местное самоуправление. Таким образом, эти ветви власти еще и дополняют друг друга. И уж наверняка такую власть нельзя назвать олигархической. Учитывая все вышеизложенное, можно сделать следующий вывод – если мы не хотим олигархической власти над собой, нам нужно развивать самоуправление. А чтобы самоуправление заработало, ему нужны такие же  ресурсы, как и центральной власти. Именно по этой причине автор и предлагает разбить бюджет страны на три составные части – федеральную, региональную и муниципальную («всем сестрам по серьгам» — по одной трети бюджета страны). Делить же эти бюджеты надо четко в соответствие с количеством проживающих в том или ином субъекте жителей. Ну а если ввести в России еще и пропорциональный налог (с максимальной ставкой в 50%) на все доходы и расходы всех физических и юридических лиц страны, то финансовых ресурсов страны хватит не только на достойную пенсию старшему поколению, но и на ежемесячную выплату всем гражданам (любого возраста и социального положения) прожиточного минимума.

Увы и ах, но все подобные начинания всегда упираются в глухую защиту «неокапиталистов», которые просто не платят налоги, всяческими способами уходя от них в тень. А потому, первое, что необходимо сделать, это национализировать всю банковскую систему страны и создать на ее основе один единственный государственный банк и резко ограничить оборот наличных денег. Данный банк будет выполнять не только сугубо банковские функции, но и функции налоговой инспекции, а ограничение оборота наличных денег резко ограничит коррупцию в стране. Как это сделать? Да, очень просто. Надо обязать все магазины и всех индивидуальных производителей принимать оплату за свои товары только через банковские карточки (собственно, это уже делается), а наличные деньги использовать лишь для мелких покупок, например, оплату транспортных услуг, покупку в киосках табачных изделий, воды, мороженное и т.д. И разрешить гражданам носить с собой наличные деньги в сумме, не больше одного месячного прожиточного минимума. Все, что превышает эту сумму, может быть конфисковано полицией в пользу государства без всякого суда и следствия. Кроме того, необходимо настроить соответствующим образом и все банкоматы в стране (за раз можно снять со своего банковского счета не больше одного прожиточного минимума). Как видите, уважаемый читатель, все довольно просто и легко осуществимо, если бы не одно маленькое НО. Подавляющее большинство собеседников автора разделяют его мысли, но все они, как один, абсолютно убеждены в том, что эти мысли так и останутся мыслями, причем, навсегда. Человек – очень консервативное существо и он никогда «не ищет добра от добра». Если выразить эту мысль по возможности кратко, получится следующее: «Мы так живем, наши предки так жили, и наши потомки проживут». Вот как раз подобным собеседникам автор и хочет представить здесь небольшой отрывок из «Евангелия самому себе» Ю. Ларичева. «Человек безысходно одинок: сам рождается и в одиночестве отходит. И отвечает за все сам. Поэтому у каждого свой путь и выбор. Даже в человеческом стаде живи своим умом. Сторонись власти толпы и не каркай в общем хоре. Озлобленная толпа не ведает, что творит. Человек в ней теряет свою самость. Его несет в море сумасшествия, где много голов, а не умов. Мнение мудреца ценнее мнения толпы. Истина не рождается в споре и не ищется голосованием. Посмотри вокруг. Кто не слеп, видит, что среди нас ходят великие души. Они не хотят становиться на карачки, чтобы сравняться с окружающими. Но их величие создается долгим трудом над собой. Пророки издревле уходили в одиночество, чтобы услышать тихий голос истины. Иди один, иди своим путем, неважно, идут за тобой или нет. Иди один. Мудрость всегда сомневается и никому ничего не навязывает. За истиной приходят. Ищи. Надо очень высоко воспарить над суетой, чтобы понять простое: не ищите нового, ищите вечное.

Мудрое слово уже сказано древними. Вернись к истокам, и пелена спадет с глаз твоих. В поисках нового люди обретают лишь новое видение забытых истин. Ни богатство, ни слава, ни удовольствия не прибавят тебе ни йоту счастья и оставят тебя в скуке разочарования, ибо это — суета. Если ты скучен сам себе в одиночестве, значит, ты духовно беден. Мир устроен справедливо. Высшие ценности: здоровье, любовь, счастье, доброту и мудрость невозможно купить, но доступно каждому взрастить в себе. Царствие небесное — это твой и Вселенский духовный мир. Отнять его у себя можешь только ты сам. Духовное богатство беспредельно. Вот двое обменялись знанием, добротой и любовью и стали вдвое богаче и выше. Чем выше ты, тем дальше видишь, тем ничтожнее тебе кажутся суетливые мелочи. Счастье. С-частье — ощущение себя частью Единого в разумной гармонии Вселенной. Разумность распределена между людьми справедливо: никто не считает себя обделенным. Мудрый просит у Бога просветления, глупый — земных благ, ибо считает себя достаточно разумным. Мудрец в компании глупцов испытывает неловкость. Они же, наоборот, насмешливо поглядывают на смущающегося «не от мира сего». Человек думающий, прежде чем отвергать чье-то суждение, имеет терпение и желание хотя бы понять его. Все живое одухотворено и ощущает свое Я. Ты не слышишь, но даже дерево кричит, когда ты идешь с топором. Животные убегают от беды, страдают от боли, радуются, тоскуют, играют, проявляют великодушие и благородство, жалость и ласку, заботу и самопожертвование. Они строят гнезда, плетут паутину, возводят термитники, выращивают съедобную плесень на прелых листьях, живут в гармоничном симбиозе, помогая друг другу. Они коллективно загоняют добычу и защищаются. А в муравейнике не бывает социальных потрясений, ибо им управляет общественный гормон. Зверь не берет больше, чем может съесть. Всякая тварь доверчива, пока не узнает тебя, человек, потому что только ты — злейший враг природы и самому себе. Только ты, человек, несешь в себе проклятье самоуничтожения. Начало этому положил далекий предок, впервые сказав: «Мое, мне мало» и поняв, что праведного богатства не бывает. Жизнь зародилась не случайно. Случайностей не бывает. Случайность — это неосознанная нами закономерность. Как холодное не может обогреть теплое, так и энтропия не рождает информацию. Простое не способно создать сложное, а глупое не может придумать ничего умнее себя. Человек не может изобрести машину, равную или умнее себя. Осознавая себя и творя, человек сам становится сложнее.

Творить можно только осознанно. Не зная устройства человека, его мозга, его сознания, мужчина и женщина без чертежей сотворяют ребенка. Но так и молоток в умных руках может возомнить себя строителем и царем природы. Уйми гордыню, человек, и помни, что твой ребенок — это душа, доверенная тебе на временное сбережение. У тебя двое родителей, четверо бабушек и дедушек, восемь прародителей и т.д. Если ты посчитаешь дальше, то увидишь, что теоретически 1000 лет назад на Земле должно было жить 550 миллиардов твоих прямых предков. Это более чем в 90 раз больше нынешнего населения планеты. В тебе воплощено все человечество. Все едино. И каждый уникален. Ощути неповторимость личности своей и идущего рядом. Даже самый близкий тебе человек — совершенно иной, непонятный тебе Мир. Не спеши оценивать человека. Наберись желания понять его. «Поняв», не торопись объяснить его» (Ларичев). Если Вы, уважаемый читатель, — убежденный материалист и Вам не совсем понятен «высокий штиль» Ларичева, попробую объяснить то же самое с позиций философии Гегеля. «Философия Гегеля, ярчайшего представителя немецкой классической философии – пример того, насколько четкой и продуманной может быть философская концепция. Суть концепции такая:

а) субстанцией, то есть началом всего сущего, является объективно существующая духовная сущность – Абсолютная Идея (религиозные люди поклоняются ей и называют Богом),

б) существование Абсолютной Идеи одновременно есть процесс развития и процесс познания. То есть, сказать, что она есть, то же самое, что сказать, что она развивается и познает,

в) в процессе самопознания она разворачивается в самых разных ипостасях, видах, формах, чтобы познать себя во всех возможных проявлениях,

г) развитие происходит потому, что все в мире пронизано противоречиями.

Есть некое положение – тезис. Непременно рядом с ним есть и его противоположность – антитезис. Между ними возникает противоречие, борьба. В процессе этой борьбы рождается синтез, то есть тезис и антитезис становятся единым, но при этом в процессе борьбы что-то исчезает навсегда, а что-то сохраняется и продолжает свое существование. Так обеспечивается преемственность развития. Возникший синтез тезиса и антитезиса – новая ступень развития. Она как бы повторяет предыдущий этап, но не точно так же, а на другом уровне. Поэтому развитие можно представить в виде бесконечной спирали» («О диалектике Гегеля: кратко и понятно» Олег Матвейчев, источник: https://matveychev-oleg.livejournal.com/9357914.html»). Другими словами, консервативны мы с Вами или нет, хотим — развивать свое сознание или нет, мир вокруг нас устроен таким образом, что нам все равно придется заняться этим, даже если мы очень не хотим (Абсолютная Идея заставит). И наши предки возьмут из нашего теперешнего сознания только то, что посчитают нужным взять. И отбросят все лишнее (в том числе, и наш с Вами консерватизм), а потому, держаться за него, что есть сил, не имеет никакого смысла. Такой «консервативный человек» напоминает автору лентяя, который привык проводить время на диване. А когда его просишь, что-то сделать, он отказывается ввиду очень сильной консервативности своего сознания. А Вы попробуйте задаться одним простым вопросом – откуда в Вашем сознании столько консервативности? Уж не оттого ли, что эта консервативность – всего лишь лень, которая «раньше нас родилась». И не потому ли она «родилась раньше нас», что ее внедряют в наше сознание — наши властители? Как говорится, с целью повышения эффективности управления, ведь, по их мнению, народ обязан быть «тупее» своих правителей. Уж не здесь ли «зарыта собака»? А если она зарыта именно ЗДЕСЬ, то с человеческим консерватизмом нужно бороться, и бороться насмерть, что есть сил! Не знаю как Вы, уважаемый читатель, а автор этого сайта, как и Грибоедов, «служить бы рад, прислуживаться тошно». А уж быть «тупее» своих правителей – и подавно! Отсюда вывод. Если Вы уверены, что все представленные здесь авторские мысли утопичны, и современные люди не в состоянии принять их из-за своей консервативности, это значит только одно – современные правители победили-таки свой народ, и он, действительно, стал «тупее» своих правителей. Однако хвастать этим обстоятельством — совершенно бессмысленное занятие, по крайней мере, для народа. А среди авторских собеседников (как, наверняка, и среди читателей) правителей нет.

Вот и подумайте, стоит ли называть изложенные здесь мысли утопическими, или лучше лишний раз задуматься над ними? Или Вы считаете, что приведенные выше слова никак не отражают ситуацию в России? Тогда вот Вам еще одна маленькая заметка – «Неоправданный комплимент для России». «В России за последние 10 лет в 2,65 раза выросла налоговая нагрузка на несырьевой сектор и в 2,2 раза на сырьевой. Таковы данные исследования Института экономики роста им. П. А. Столыпина имеющегося в распоряжении «Свободной прессы». В этой работе также отмечается, что по сравнению с другими странами в России ставка ЦБ и инфляция максимальна, а уровень роста ВВП — один из минимальных. Исследование показало, что за десятилетие — с 2008 года, количество предприятий несырьевого сектора сократилось на 12%. Еще более заметные изменения произошли в торговом секторе, где фискальная нагрузка выросла в 4 раза, а количество предприятий уменьшилось на 29%. — Обещания, как минимум, не повышать налоги и не вводить новые, звучат из уст правительственных чиновников уже много лет, но с каждым годом вера в них все меньше. Как и в разговоры о необходимости развития несырьевых секторов экономики. Разговоры разговорами, а нам постоянно приходится слышать о том, что Россия остается страной-бензоколонкой. — Мы не остаемся бензоколонкой. Бензоколонка для России — неоправданный комплимент, потому что неизвестно ни одной бензоколонки, на которой продается сырая нефть. Что касается заявления правительства, то лучше обращать внимание не на то, что они говорят, а на то, что они делают. А их действия направлены на то, чтобы Российская Федерация не то, что стала сырьевой помойкой для всего мира, а просто была уничтожена. Достаточно вспомнить налоговый маневр, который заключается в том, чтобы Россия не перерабатывала нефть, а экспортировала сырьевую нефть. Благодаря налоговому маневру в России все перерабатывающие заводы с начала года убыточны. Правительства таково, что оно скоро начнет дотировать даже производство водки, потому что тоже сделает его убыточным.

— Может, происходит это потому, что у нас глава правительства не экономист, а юрист? Может, в правительстве просто не хватает профессиональных экономистов? — Юрист — не синоним слова дебил. Господин Медведев — высокоэффективный управленец, но перед ним, как я понимаю, стоят совсем другие задачи. Для спекулянтов любой рубль или доллар, или фунт, потраченный на экономическое, социальное и другое развитие — это рубль, украденный у возможностей спекулянтов. Рубль, смотря как им распорядиться, может идти на пенсии, на строительство мостов и дорог, а может — на финансовые спекуляции. — В мире развитию малого, среднего бизнеса, а он, как правило, не сырьевой, уделяют много внимания. Почему же у нас он фактически сокращается? — В мире уделяется этому много внимания, потому что малый и средний бизнес — это еще и борьба с безработицей. Это самозанятость. Когда управляющая система зависит от людей, то она старается, чтобы была низкая безработица. А если управляющая система от людей не зависит, то ей плевать, что будет с людьми. У нас 40% рабочей силы находится в тени. Не потому, что они преступники, а потому что они вытеснены государством. — Почему, несмотря на обещания не повышать налоги, не вводить новые, налоговое бремя растет? Мы постоянно слышим, что налоги повышать не будут, но их повышают. — Эти люди лгут десятилетиями, а вы все удивляетесь. Точка. Российское государство демонстрирует вам, что вы никто и звать вас никак. В этом году повысили НДС на 2 процентных пункта, провели налоговый маневр (тоже увеличили поступление в бюджет). Все это — удушение экономики, при том, что деньги бюджету не нужны, потому что бюджет захлебывается от денег и совершенно искренне не знает, куда их девать» (источник: https://izborsk-club.ru/18034). Вот Вам прямые доказательства неправоты привычных «сакральных слов»: «Мы так живем, наши предки так жили, и наши потомки проживут». Увы, это не так, наши потомки будут жить хуже, чем мы с Вами, если вообще будут жить, и если, конечно, ничего не менять в этой жизни!