Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Трансгуманизм и смертная казнь

Трансгуманизм и смертная казнь

Предлагаю Вашему вниманию интересную статью из сайта «Крамола» «Как не стать «Человеком 2.0»? Трансгуманизм и подмена понятий». «До последнего времени технологии менялись, но люди оставались неизменными — таков был прогресс на протяжении всей истории человечества. Сегодня эта эпоха заканчивается: непосредственное взаимодействие техники и сознания — дело ближайших десятилетий. Многие относятся к такому повороту с большой настороженностью, однако есть и энтузиасты нового положения вещей. Они называют себя трансгуманистами и считают биологическое изменение человека с помощью новейших технологий благом. Как новый виток научно-технологического развития скажется на нас и на обществе? Мир не спрашивает разрешения, прежде чем измениться. Не слишком спешат спрашивать нашего согласия и те, кто его меняют. Идея прогресса, появившаяся во времена Просвещения, дала человеку надежду на то, что он и сам способен измениться к лучшему. Но как это сделать? Свой вариант предлагает философская концепция трансгуманизма: чтобы изменить биологическую природу человека, нужно интегрировать в нее технологии. Тогда человек уже не будет таким уязвимым и сможет, наконец, интеллектуально и физически превзойти самого себя. Философ и известный популяризатор трансгуманизма Ник Бостром утверждает, что человек — не конечная стадия эволюции, а, скорее, ее начало. А вот политолог и философ Фрэнсис Фукуяма, напротив, считает трансгуманизм едва ли не самым опасным мировоззрением в мире, подрывающим эгалитарные идеалы либеральной демократии. Тем не менее, в 2002 году была принята трансгуманистическая декларация. Тогда же появилось понятие «НБИК-конвергенция», означающее слияние нано-, био-, информационных и когнитивных технологий. В 2012 году Национальный совет по разведке США заявил, что в ближайшие 15 лет основной тенденцией станет расширение «врожденных человеческих возможностей» при помощи НБИК-технологий. Некоторые экспериментальные НБИК-разработки уже были презентованы широкой общественности. Например, Эдвард Сноуден рассказал о дистанционном мониторинге нейронов (Remote Neural Monitoring). Технология работает по принципу подводного эхолокатора: в слуховую кору головного мозга и зрительные центры посылаются кодированные низкочастотные сигналы. Это вызывает обратные колебания потенциалов мозга в определенном диапазоне, а также электромагнитное излучение. Затем полученные колебания декодируют и проецируют на монитор. Фактически это позволяет осуществлять в буквальном смысле телепатическое общение: напрямую передавать звуковые и визуальные сообщения, видеть и слышать чужими глазами и ушами. Планируется, что эту технологию, среди прочего, будут использовать для выявления неблагонадежных социальных элементов — а это уже отсылает нас к идее о полиции мыслепреступлений.

Интересно, что чтение мыслей на расстоянии предсказывал в «Розе Мира» писатель-мистик Даниил Андреев — такого не было даже у Оруэлла. Еще одна разработка ученых — оптогенетика, призванная помочь всем желающим улучшить врожденные качества и особенности организма с помощью управления мозговой активностью. Для этого ученые предлагают использовать генно-модифицированные нейроны, способные синтезировать опсины — светочувствительные белки, содержащиеся в глазных клетках. Их деятельностью можно управлять при помощи световых сигналов, влияя тем самым на мозговую активность. Вначале в модифицированные нейронные мембраны вводятся чувствительные к свету гены, выделенные из микроорганизмов — водорослей или вирусов. Затем в черепе сверлят отверстие и вводят тонкий оптоволоконный кабель, через который в плотные жировые ткани мозга поступают световые сигналы. Так ученые манипулируют электрической активностью нейронов. Пока исследователи тренируются на мышах и уже научились усыплять и пробуждать их, а также вызывать у них чувство голода. Недостаток технологии в том, что испытуемым приходится принимать специальный препарат, способствующий изменению мозговой активности. Подобного эффекта можно добиться при вживлении мозговых имплантов. Одним из пионеров в этой области стал стартап Neuralink, недавно презентованный Илоном Маском. Через 8-миллиметровое отверстие в черепе вживляются 100 проводов и 3000 электродов. Сигналы принимает небольшой блок, который планируется располагать за ухом, а он в свою очередь будет передавать данные на компьютер. Как заявляют представители проекта, конечная цель — совместить работу мозга с искусственным интеллектом. Сам Илон Маск утверждает, что в перспективе человек получит возможность улучшать свои качества. Пока же разработчики сосредоточились на том, чтобы помочь инвалидам вновь жить полноценной жизнью. Но о своих успехах они особенно не распространяются, так как проектом активно интересуются военные ведомства: возможно, что в случае успешных испытаний на людях можно будет дистанционно управлять военной техникой. Те же функции в будущем может предоставить нейроинтерфейс BrainGаte2 — система дистанционного управления для инвалидов, которая разрабатывается и тестируется уже 10 лет. Компания Kernel тоже ведет проект по вживлению мозговых имплантов. Разработчики добиваются улучшения когнитивных способностей и намерены помогать больным. По словам руководителя Брайана Джонсона, вживление чипа поможет справиться с наркозависимостью, депрессией, болезнью Альцгеймера и другими состояниями. Но хотя разработки ведутся не первый год, результата пока нет, а о принципах работы устройства почти ничего не сообщается. Зато аналогичное устройство удалось создать команде ученых под руководством профессора биомедицинской инженерии Дона Сонга. 20 добровольцам вживили в мозг электроды для точечной стимуляции по заданному алгоритму; в результате кратковременная память участников опыта улучшилась на 15%, а долговременная — на 25%.

Руководитель Kernel Брайан Джонсон считает, что доступ к информации, обучению и когнитивной эволюции должны иметь все, а не только избранные. И он не единственный, кто поднимает проблему доступности и вспоминает об этических аспектах. Сейчас на эту тему в научном и экспертном сообществе идут дебаты, и делать какие-то прогнозы сложно. Между тем с доступностью могут быть проблемы. Авторы доклада Национального совета по разведке США «Глобальные тренды — 2030» заявляют: «Через 10–15 лет технологии расширения человеческих возможностей будут доступны только тем, кто сможет за них заплатить. Это повлечет за собой построение двухуровневого общества, и неизбежно возникнут морально-этические проблемы». Если учесть общемировые тенденции к снижению доходов у населения, эти прогнозы могут вполне оправдаться. Недавно ученые Лондонского королевского общества подтвердили, что трансгуманистические технологии произведут настоящую социальную революцию, но одновременно их дороговизна увеличит расслоение общества. Например, мозговой имплант для лечения болезни Паркинсона стоит 35–100 тысяч долларов, искусственное сердце — 100–200 тысяч долларов. Если сегодня замена сердца спасает жизнь, то в будущем импланты можно будет использовать для апгрейда здорового тела. Не исключено, что видео будут прерываться рекламой, предлагающей расстаться с абсолютно здоровым сердцем и заменить его «умной помпой». Ведь искусственный орган, в отличие от «встроенного по умолчанию», сможет функционировать безотказно, контролировать перегрузки и менять режимы работы. Понятно, что произойдет это только в том случае, если удастся добиться удешевления производства «улучшающих технологий», а также поменять отношение людей к идее технического совершенствования. Инициаторы трансгуманистической революции считают, что сейчас большинство не готово к технологическому улучшению: не каждый решится просверлить отверстие в голове. Но кибероптимисты надеются, что в будущем смогут изменить отношение людей к идее гомомодернизации: слишком уж заманчивой кажется идея получить суперспособности и вечную жизнь. Тех, кто не захочет сделать это, британский кибернетик Кевин Уорвик предостерегает: «Отказавшихся улучшаться и решивших остаться человеком новый технически улучшенный вид будет рассматривать как низших существ, точно так же, как люди сейчас рассматривают обезьян или коров».

Руководитель частной компании по программному обеспечению искусственного интеллекта Novamente LLC и биоинформационной компании Biomind LLC Бен Герцль рисует такое будущее: «Представьте: лет через восемь ваша дочь пошла в третий класс и одноклассники намного опережают ее в учебе, потому что их мозги напрямую связаны с Google, они телепатически отправляют друг другу SMS-сообщения по Wi-Fi, пока ваша дочь сидит там и зубрит все старомодным способом. Вы же любите свою дочь, что вы предпочтете делать в таком случае?» Отдельным направлением развития улучшающих НБИК-технологий является биоинженерия, преследующая цель создания «людей X». Сейчас изменение врожденных качеств человека уже не кажется фантастикой, но порождает вопросы, как и в случае с цифровым апгрейдом. Так, британский эколог Билл МакКиббен уверен, что технологии будут доступны не всем. А молекулярный биолог Ли М. Сильвер утверждает, что они приведут к созданию двухуровневого общества генно-инженерных «имущих» и «неимущих». Многие сторонники такого «улучшения» людей считают, что техническое совершенствование человека ведет к созданию принципиально нового вида. Для Илона Маска, намеревающегося создать симбиоз людей и искусственного интеллекта, это единственный способ конкурировать с ИИ. Медик-исследователь и писательница Даниэль Теллер считает, что новому человеку в борьбе за жизненное пространство придется столкнуться с «обезьяной будущего» Homo sapiens, точно так же, как Homo sapiens когда-то вступил в борьбу с неандертальцами. В ответ трансгуманисты цитируют трансгуманистическую декларацию, утверждающую право на «достойную жизнь всех высокоразвитых существ с чувственным восприятием (будь то люди, постлюди, животные или организмы с искусственным интеллектом)». А значит, кто бы ни получился в результате экспериментов, он сможет нормально сосуществовать с оставшимся на предыдущем этапе эволюции Homo sapiens. Но можно ли назвать подобное технологическое улучшение человека эволюцией в полном смысле этого слова? Само это понятие подразумевает, что приобретенные человеком качества становятся неотъемлемыми, чего не скажешь о вживленных в мозг электродах и проводах, которые нуждаются в бесперебойной подаче связи.

Несмотря на подобную подмену понятий, инициаторы гомомодернизации настаивают: предстоящее техническое улучшение является следующей ступенью человеческой эволюции. А все опасения насчет перспективы стать «человеком 2.0» излишни, поскольку мы уже работаем как «машинные гибриды». Наоборот, опасаться нужно того, чтобы не стать «человеком 2.0». Получается, трансгуманизм делает нам предложение, от которого нельзя отказаться?» Вот это и пугает! Автор этого сайта глубоко уверен, что духовное в человеке первично, а физическое (биологическое) вторично. И если мы хотим поменять что-то в биологии человеческого тела, нам надо сначала изменить соответствующим образом свою психику. В противном случае, может получиться совсем не то, что мы ожидаем. Например, мы захотели улучшить свою память и разрешили «специалистам» залезть в наши мозги. Они воспользовались нашим разрешением, и сделали из нас послушных роботов, правда, с улучшенной памятью. Как Вам понравится такой поворот темы? Увы, но современное человечество еще не созрело для трансгуманизма — «всякому овощу — свой срок». И это правило подтверждается на всех уровнях человеческой деятельности. Возьмем, например, экономику, а именно, Всемирную Торговую Организацию (ВТО). Казалось бы, замечательная организация, и мировой экономики от нее только польза. НО! Не тут-то было. Вот что по этому поводу думает профессор Катасонов «Членство России в ВТО: 7 потерянных лет» (источник: https://svpressa.ru/economy/article/246993/). «Россия стала членом Всемирной торговой организации семь лет назад. Соглашение о вступлении России в ВТО вступило в силу 22 августа 2012 года. Нынешний 2019 год знаменателен для России еще тем, что в этом году завершается выполнение нашей страной всех тех обязательств, которые были зафиксированы в соглашении о вступлении в ВТО. По оценкам российского рейтингового агентства АКРА, на момент вступления России в ВТО средневзвешенная ставка импортного тарифа в нашем государстве составляла 9%. Сегодня — 4,8%. Т.е. было произведено почти двукратное снижение тарифного барьера. Для сравнения: по данным АКРА, средневзвешенный импортный тариф США на начало 2018 года была равен 3,2%; у Китая он составил 8,5%.

Всякий грамотный экономист прекрасно понимает, что провести индустриализацию в стране можно лишь при условии проведения протекционистской политики. Известная всем из учебников истории индустриализация (промышленная революция) Англии в конце 18 — начале 19 веков проходила в условиях жесткого протекционизма. И лишь когда Англия прочно утвердилась в качестве «мастерской мира», она перешла к политике фритредерства (либерализации импортных тарифов). Англия сама начала снижение тарифов и добивалась в «порядке взаимности» снижения тарифов от других стран. Таким образом, английские товары завоевывали мир. Примерно по такой же схеме проходила индустриализация в США, Германии и других странах Запада. Вступление России в ВТО означало, что она лишала себя возможности проведения индустриализации. По крайней мере, резко осложняла такую возможность. Все прекрасно знают, что в ВТО все страны-члены делятся на две группы:

1) богатые страны с экономиками, характеризующимися высоким развитием экспорта готовых товаров и услуг (почти исключительно страны «золотого миллиарда»);

2) бедные страны с монокультурными экономиками, специализирующимися на экспорте сырья и некоторых видов продовольствия (страны периферии мирового капитализма; по терминологии международных организаций — развивающиеся страны и страны с переходными экономиками).

Первая категория стран — бенефициары членства в ВТО. Вторая категория — объекты эксплуатации бенефициарами в рамках «единого торгового пространства». Россию самым наглым образом загоняли в эту торговую резервацию под названием «ВТО» для того, чтобы Запад мог ее более эффективно «доить». Я прекрасно помню уверения чиновников из правительства (А. Кудрин, А. Дворкович, И. Шувалов и др.), которые говорили, что все эффекты от вступления России в ВТО просчитать заранее невозможно. И что, мол, после вступления правительство будет внимательно мониторить влияние членства на российскую экономику. Некоторых из этих чиновников уже нет в поле зрения (например, А. Дворковича), другие занялись совершенно иными делами. Пытался найти хоть какие-то исследования результатов членства России в ВТО на сайте Министерства экономического развития (вроде бы оно курирует данный вопрос). Ничего обобщающего найти не удалось. В 2014 году по инициативе Минэкономразвития Высшей школой экономики (ВШЭ) и Сбербанком был учрежден «Центр экспертизы по вопросам Всемирной торговой организации». Центр стал издавать ежемесячные бюллетени. Последний номер (восьмой), который удалось отыскать на сайте Минэкономразвития, датирован августом 2015 года. Ничего содержательного и конкретного по членству России в ВТО найти на сайте не удалось. Одни лишь трескучие мантры господина Максима Орешкина. Вот, например его комментарий по поводу 11-й министерской конференции ВТО, проходившей в конце 2017 года в Аргентине: «Итоги конференции больших результатов не принесли, но для России то, что мы повышаем свою роль и статус в ВТО — это главный результат». Судя по всему, господин Орешкин оценивает роль России в ВТО по количеству документов, в разработке которых участвует наша страна уже многие годы. Похоже, нашему министру важен не результат, а процесс. В упомянутом документе нет ни одной конкретной цифры, которая бы позволила оценить значимость организации для Российской Федерации. Там сплошь фразы типа следующих: «Сорок три члена ВТО, включая Россию, приняли решение о создании платформы для обсуждения вопроса об упрощении инвестиций»; «Заинтересованные члены ВТО договорились начать переговоры по электронной коммерции»; «Россия входит в состав основных переговорщиков по тексту проекта будущего соглашения, в том числе и по разделу транспарентности» и т. п. Для людей, далеких от тематики ВТО, скажу, что переговоры в ВТО идут годами и даже десятилетиями. И иногда кончаются ничем. Нас же, граждан России, интересует не процесс и не затраты времени и денег на сомнительные командировки чиновников Минэкономразвития в Женеву (там расположена штаб-квартира ВТО), а конкретные результаты, выраженные в количественных показателях.

Приведу некоторые цифры, относящиеся ко времени, когда Россия уже пребывала в рядах ВТО. Еще в 2013 году ее доля в мировом экспорте составляла 2,8%. В 2017 году она уже упала до 2,0%. Апологеты членства России в ВТО говорят, что, мол, ослабление позиций России в мировой торговле обусловлено не ее вступлением в организацию, а тем, что с весны 2014 года Вашингтон стал вводить экономические санкции против нашей страны. Но ведь накануне вступления в ВТО те же самые апологеты утверждали, что членство в организации нам нужно для того, чтобы влиять на торговую политику других стран. Что-то не слышал я, чтобы Российская Федерация поднимала в ВТО вопрос о грубом нарушении Вашингтоном и его ближайшими союзниками правил мировой торговли. Так что снижение доли России в мировой торговле нельзя списывать на такой форс-мажор, как экономические санкции. Это результат нашего бездействия в ВТО. А вот еще цифры — из статистики Федеральной таможенной службы РФ. В 2012 году доля товарной группы «Машины, оборудование и транспортные средства» в экспорте России составляла 5,0%. За последний год (с августа 2018 по август 2019 гг.) доля машин, оборудования и транспортных средств составила 4,8%. Где же здесь прорыв, где обещанное изменения структуры экспорта в пользу высокотехнологичной продукции? По-прежнему Россия остается «экономикой трубы». По данным ФТС, в прошлом году на товарную группу «минеральные продукты» (а это нефть, природный газ, уголь, руда и др.) пришлось 54,5% всего экспорта. Что касается импорта, то в 2012 году примерно 50% приходилось на машины, оборудование и транспортные средства. Сегодня — около 47%. Россия совершенно разучилась производить машиностроительную продукцию. А некоторое снижение ее доля можно объяснить тем, что иностранный капитал обосновался внутри России и поставляет эту продукцию как отечественную, а не импортную. Например, автомобили. Что же касается мышиной возни в Женеве, называемой «переговорами в рамках ВТО», то она может в один прекрасный момент «накрыться медным тазом». Когда Россия была на пороге вступления в ВТО, российские сторонники членства напирали на то, что Вашингтон отменит пресловутую поправку Джексона-Вэника, которая была введена еще против Советского Союза в разгар «холодной войны». Она не позволяла нам получить режим наибольшего благоприятствования в торговле с США и их ближайшими союзниками. Да, действительно, Вашингтон отменил указанную поправку, но заменил ее на не менее дискриминационный закон, получивший название «Акт Магницкого» (принят через четыре месяца после вступления России в ВТО). А через полтора года, в мае 2014 года Вашингтоном был принят первый пакет антироссийских санкций, что грубо попирало правила ВТО.

Напомню, что в начале прошлого года «народные избранники» (члены верхней и нижней палат Федерального Собрания РФ) вдруг эмоционально продемонстрировали свое неприятие ВТО. Евросоюз подал в суд ВТО иск против России на сумму 1,4 млрд. евро из-за ограничений нашей страной импорта свинины. Первый заместитель главы экономического комитета Совета Федерации Сергей Калашников тогда, между прочим, напомнил, что Евросоюз ввел против России санкции, что «противоречит принципам международной организации». Впервые наши политики задумались о том, надо ли нам оставаться в ВТО. Увы, до конкретных резолюций дело не дошло. История со свининой постепенно забылась. Но мы не имеем права реагировать на действия конкурентов рефлексивно. Нам по вопросу членства в ВТО нужны стратегические решения. Уверен, что нам надо покинуть эту организацию. И не столько по причинам политического характера, сколько исходя из того, что стратегической целью экономической политики России должна стать индустриализация страны. Без нее Россия не сможет обрести реального суверенитета. А индустриализация, еще раз повторю, возможна лишь в условиях защиты внутреннего рынка, т.е. нужен жесткий протекционизм. Опыт советской индустриализации показывает, что высокие импортные пошлины — необходимое, но недостаточное условие успешной индустриализации. Надежная защита национальной экономики возможна лишь в условиях государственной монополии внешней торговли. Она призвана защищать национальную экономику не просто от конкурентов, а от геополитических противников, ведущих откровенную экономическую войну против ненавистной им России» (Катасонов). Как видите, уважаемый читатель, любое, даже очень полезное дело, можно превратить в «пустышку». Для этого требуется только одно – невыполнение хотя бы одной страной – участницей требований, обязательных для всех участников. Нынешняя же психология современного человечества максимально приблизилась к животной (хищнической) – то, что выгодно лично мне, обязаны исполнять все окружающие, или Я их силой заставлю это сделать!

И действительно, то, что невыгодно народу, может быть выгодно властной элите страны. Вот Вам, к примеру, маленькая цитата из «LIVEJOURNAL» — «Расслоение» (источник: https://el-murid.livejournal.com/4261252.html#cutid1). «Исследовательская структура Credit Suisse Research Institute сообщила, что в России выросло число долларовых миллиардеров. Отмечается, что, по данным на первое полугодие 2019-го, их число увеличилось на 36 человек — с 74 до 110. «Несмотря на скромный уровень благосостояния на душу взрослого населения, в стране, по оценкам, насчитывается 110 миллиардеров», — указывается в обзоре. Уточняется, что одновременно выросло и число долларовых миллионеров — с 172 тыс. до 246 тыс. По оценкам аналитиков, 10% самых богатых россиян контролируют 83% всего личного благосостояния в стране. Все остальные живут куда как скромнее. Почти половине россиян — 49,4 процента — хватает денег только на еду и одежду. Об этом свидетельствуют данные Росстата. Причем число таких семей немного выросло: в первом квартале этого года их было 49,2 процента, сообщает News.Ru. Не могут купить ничего, кроме еды, а также испытывают затруднения с оплатой коммунальных платежей сейчас 14,1 процента россиян. Число домохозяйств, которым  могут позволить купить себе все, что захотят, оказалось 2,7 процента». Другими словами, сказать, что вступление России в ВТО невыгодно всем и вся – нельзя. Стране и ее народу это вступление («ногой в говно»), действительно, не принесло ничего хорошего, а вот отдельным представителям нашей властной элиты – «очень даже» принесло. И прежде, чем двигаться вперед (что в экономике, что в трансгуманизме) надо обязательно добиться такого положения дел, когда у народа, власти и всех других представителей общества появилась одна общая цель. А не как сейчас – власть хочет одного (набить свои карманы), а народ совсем другого (хоть как-то выжить). Пока же этого нет, автор не стал бы доверять, свои собственные мозги для их трансформации — какому бы то ни было «специалисту»! Главное же, что надо изменить в психике современного человечества, – это «вытравить» оттуда КОРЫСТЬ! Как это сделать? – спросите Вы. Сделать это можно по-разному, например, приняв закон, согласно которому любое КОРЫСТНОЕ преступление наказывается смертной казнью. Слишком круто? «Лес рубят, щепки летят». Страх смерти – одно из самых действенных побудительных мотивов любых действий человека. И если человек решил для себя, что какая-то сущность (вещь, процесс, явление) ему необходима настолько, что за нее можно и жизнь отдать, то так тому и быть. Он сделал свой выбор, а мы с Вами — сделали свой. И наш выбор оправдан и нужен, в том числе, и для наказанного смертной казнью человека. В любом случае, выбор остается за ним. По крайней мере, автор смог бы передать свой мозг для его трансформации, только в одном случае – после принятия данного закона. Так что, сначала – соответствующий закон, и только потом – трансгуманизм.

Именно по этой причине автор сетует за возвращение в судебную практику России смертной казни с ее обязательной отсрочкой на год – другой. А теперь пару слов по поводу амнистии. Списки на амнистию начинают составляться на самом нижнем уровне власти (в органах муниципальной власти) и постепенно поднимаются наверх — к президенту страны. При этом каждый вышестоящий орган власти вправе расширить эти списки. Затем эти списки возвращаются вниз, где каждый нижестоящий орган власти вправе сократить список. И заканчивает свой путь список амнистированных опять-таки в муниципалитетах, после чего все списки собираются вместе и анализируются компьютерной программой (из списка вычеркиваются все осужденные, которые были вычеркнуты хотя бы в одном муниципалитете). Другими словами, при таком подходе к амнистии, Ходорковский (и иже с ним) никогда бы не были амнистированы. Следует отметить особо, что амнистия подразумевает под собой два исхода – либо полная амнистия и свобода, либо замена смертной казни на тюрьму (срок тюремного заключения определяет суд). Таким образом, мы добиваемся следующего – страх перед смертной казнью ЕСТЬ, а самой смертной казни вроде, как и НЕТ. Другими словами, мы достигли именно того, что и предполагали достичь изначально. Надеюсь теперь, уважаемый читатель, Вы не станете называть автора палачом и бездушным человеком. Автор такой же жизнелюб, как и Вы, просто он немного по-другому относится к смерти. Многие люди сознательно или подсознательно считают, что смерть – это конец жизни человека (в том числе, и его сознания), а автор этого сайта уверен в обратном. Смерть – это начало другой жизни сознания человека. Ведь самый главный мировой закон нашей Вселенной гласит, что в нашем мире не появляется ничего нового (любое новое – это трансформированное старое) и не исчезает ничего старого (оно трансформируется, но не исчезает). А раз наше сознание уже существует, оно не может исчезнуть просто так, «на ровном месте» и «никуда». Так что, в этом вопросе автор солидарен со многими религиями – тело человека (и всего живого на Земле) смертно, а его Душа бессмертна. И свою Душу имеет все сущее на Земле. Однако в последнем вопросе автор расходится с религиями, которые считают, что Душу имеет только человек. Но это совсем не так. Вспомните о правиле «сотой обезьяны», и Вы наверняка согласитесь с автором. Просто Душа человека значительно больше (мощнее), чем кого-то или чего-то еще на Земле. Если для того, чтобы передать какую-то мысль на расстояние, обезьянам требуется никак не меньше ста особей, то всего один человек может легко справиться с этой задачей. Вот и вся разница.