Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Пока все хорошо

Пока все хорошо

Властная элита нашего мира сильно напоминает автору мужика из анекдота (из кинофильма «Великолепная восьмерка»), который падает с десятого этажа, и жители каждого этажа, мимо которого он пролетает, слышат от него одну и ту же фразу: «Пока все хорошо». Властная элита мира абсолютно уверена в том, что история человечества пишется в результате договоренности между элитами и внутри них. В общем и целом, именно так всегда и обстоят дела, за исключением четырех относительно небольших промежутков времени каждого века, когда в дело вступает смена поколений «Главного Заказчика будущего» (людей в возрасте от 25 до 50 лет). Каждое такое поколение заменяется новым через четверть века, и «отрицает» дела предыдущего. Одно поколение строит более традиционное общество, а другое – менее традиционное, и наоборот. Если бы властная элита понимала это обстоятельство и принимала соответствующие решения, то в мире бы перестали происходить различного рода перевороты и революции. К сожалению, она этого не понимает, и каждую четверть века ее голова встречается с поверхностью земли (после пролета десяти этажей). По мнению автора, представителям властной элиты было бы значительно лучше, если бы они готовили для себя обычные парашюты, а они готовят исключительно «золотые парашюты». И получая их, они любят повторять: «Пока все хорошо». И ведь, действительно, хорошо, но только до момента удара головой о землю. Любая властная элита нашего мира состоит в основном из «либерастов» (обладателей менталитета меньшинства). А потому, когда поколение «Главного Заказчика будущего» строит менее традиционное общество (как это было в России в девяностые годы прошлого века) «удар головой о землю» всегда менее болезненный для элиты, чем когда это поколение строит более традиционное общество (как это происходит в России сейчас). Другими словами, автор совсем не завидует нынешним «либерастам» во властной элите России. Тем более что они совершенно не подозревают о своей участи, как и все прошлые властители, ведь и для них «все было очень хорошо, пока не подали компот». Нынешние глобальные перемены в России начались в 1987 году, в 2012 году мы достигли пика построения менее традиционного общества, а закончиться все должно к 2037 году (к пику построения в России более традиционного общества). А на Западе сейчас строят как раз менее традиционное общество, и его пик придется тоже на 2037 год, хотя и в России, и на Западе основные перемены должны произойти до этого срока. Но именно к 2037 году русский народ будет отличаться от жителей Запада в наибольшей степени (а больше всего мы были похожи друг на друга в 2012 году). Именно к этому времени вероятность прямого военного столкновения Запада с Россией будет максимальна. И будущие правители должны учитывать это обстоятельство.

Однако вернемся к настоящему. Первые главы этой книги были посвящены глобальным проблемам и вопросам, но «жизнь продолжается» и на местах. А потому, автор предлагает спуститься на землю. На прошлой неделе Турция начала свою военную операцию в Сирии под названием «Источник мира», и стало известно, что руководство сирийских курдов призвало Россию выступить гарантом в переговорах с правительством Башара Асада, об этом сообщили арабские телеканалы. В тоже время военное руководство курдо-арабских сил СДС обвинило Вашингтон в предательстве своих главных союзников в Арабской Республике. Главнокомандующий Сирийских демократических сил (СДС) Мазлум Абди заявил, что контроль над заключенными террористами ИГИЛ в настоящее время является для них вторым приоритетом в условиях обострившихся турецких угроз. Военачальник подчеркнул, что одним из доступных им вариантов является сотрудничество с сирийским правительством для противодействия атакам Анкары. NBC News провел встречу с Главнокомандующим Сирийскими демократическими силами Мазлумом Абди, на которой обсуждались угрозы со стороны Турции, решение США вывести войска и опасность наемников ИГИЛ. Абди сказал, что бойцы их сил были переброшены на границу перед ожидаемой атакой турок. NBC News процитировал слова Абди: «Бойцы СДС, которым было поручено охранять тысячи заключенных наемников ИГИЛ, устремляются к границе в ожидании нападения турецких войск». В центрах содержания под стражей содержится 12 000 боевиков ИГИЛ, задержанных во время операций против террористической группировки в северной и восточной Сирии. По данным Мазлума Абди и представителей Пентагона, «из 12 000 человек 2000 являются иностранными наемниками, а остальные 10 000 — иракцами и сирийцами». Мазлум сказал, выступая через переводчика: «Все семьи наших бойцов находятся в пограничном районе. Поэтому они будут защищать свои семьи и свою землю». Речь Мазлума Абди прозвучала через несколько часов после того, как администрация Трампа объявила, что Турция вскоре начнет военную операцию в северной и восточной Сирии и Соединенные Штаты не будут участвовать в операции и выводят свои войска из региона. Сирийские демократические силы, которые активно сотрудничали с США в течение нескольких лет, останутся один на один с Турцией. Абди сказал: «Честно говоря, это заставляет нас чувствовать себя разочарованными. Это решение подрывает доверие сирийцев к США, и доверие к США, в общем. Эрдоган считает всех курдов террористами, угрожающими стабильности его страны». Поэтому американские военные чиновники призвали Белый дом не оставлять сирийских курдов под давлением Турции. Абди сказал, что это решение наверняка будет стоить жизни бойцам, которые сражались вместе с американскими солдатами в борьбе против ИГИЛ.

Мазлум Абди подтвердил, что «сейчас они рассматривают возможность сотрудничества с президентом Сирии Башаром Асадом для борьбы с турецкими войсками». «Это один из доступных вариантов», — сказал он. Абди призвал американский народ оказать давление на Трампа, чтобы помочь им. Он сказал: «Люди, которые боролись с вами против международного терроризма и против ИГИЛ, теперь подвергаются риску и в одиночку сталкиваются с серьезной битвой». А вот что по этому поводу думает Алексей Хлебников — «Военная операция Турции против курдов: источник мира – для кого?». «9 октября Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган объявил о начале военной операции в Сирии. «Операция «Источник мира» ВС Турции совместно со Свободной сирийской армией против Рабочей партии Курдистана и группировки «Исламское государство» на севере Сирии началась. Наши цели — уничтожить террористический коридор, который пытаются создать на наших южных границах, а также принести в регион мир и спокойствие», – написал глава государства в Twitter. По мнению Алексея Хлебникова, эксперта по Ближнему Востоку РСМД, Турция будет избегать крупномасштабного военного конфликта, который не выгоден ни ей самой, ни США, ни России, ни курдам, ни Дамаску. О том, что Турция готова в ближайшее время начать военную операцию на северо-востоке Сирии против Сирийских демократических сил, Эрдоган заявил 5 октября. На следующий день состоялся телефонный разговор между лидерами Турции и США и выход заявления последнего, которое фактически дало добро на проведение турками военной операции. Заявление Белого Дома по итогам телефонного разговора двух президентов от 6 октября подтвердило, что Турция вскоре может начать свою «так долго готовившуюся операцию» на севере Сирии, также подчеркивая, что США не будут в нее никоим образом вовлечены. По заявлению Эрдогана Турция завершила все приготовления, составила план действий и раздала необходимые инструкции для начала операции. «Это может случиться сегодня или завтра, то, когда мы, наконец, расчистим путь для попыток мирного урегулирования. Мы проведем наземную и воздушную операцию», сказал Эрдоган. Более того, судя по сообщениям исходящим из администрации Дональда Трампа, силы США покинули два наблюдательных поста на Сирийско-Турецкой границе в городах Тель-Абьяд и Рас-эль-Айн.

Несмотря на эти события и заявления и весьма эмоциональную реакцию на Западе в отношении решения Трампа, последствия подобного шага не стоит преувеличивать. Тем более есть целый ряд препятствий, осложняющий начало крупномасштабной турецкой военной операции в Сирии и изменение сложившегося за последние годы статус-кво на северо-востоке страны. Во-первых, Турция сама не очень-то и хочет начинать крупномасштабную военную операцию против курдов, так как за это придется заплатить немалую цену. Подобное решение, если оно будет принято, может втянуть Анкару в долгий военный конфликт с курдами и привести к продолжительной повстанческой и партизанской борьбе со стороны курдов. Более того, существует высокий риск возвращения проблемы ИГИЛ, так как в случае наступления турок курды вряд ли смогут обеспечивать охрану и содержание под стражей десяти тысяч боевиков ИГИЛ. Вдобавок, если Турция решится на большую военную кампанию против курдов, это может осложнить и без того подпорченные отношения Анкары и Вашингтона. Не стоит забывать и о том, что подобное решение так же рискует осложнить и турецко-российские отношения, в случае если Турция зайдет слишком далеко. Во-вторых, Турция довольно четко понимает, что любой инцидент, повлекший смерть или ранение американского военного в результате турецкой военной кампании, резко изменит ситуацию. Анкара в принципе не может себе позволить и дальше портить отношения с США, которые и без того переживают не лучшие времена. Поэтому Эрдоган вряд ли решится на крупномасштабные боевые действия и ограничится лимитированными операциями в пределах установленных и согласованных с США зон. Также важно отметить, что во время телефонного разговора Трамп и Эрдоган договорились встретиться в Вашингтоне в середине ноября. До этой встречи не стоит ожидать, что Турция запустит крупномасштабное наступление в Сирии. В противном случае это может испортить атмосферу для двусторонней встречи, либо даже сорвать ее, если Анкара выйдет за рамки. Так или иначе – у дипломатии есть еще шанс до середины ноября. И, наконец, Турция понимает, что без России и Ирана ей будет крайне сложно продолжать оказывать давление на США по Сирии и противиться давлению Вашингтона по другим вопросам (С-400, Турецкий поток, и так далее) и получить максимальные выгоды в Сирии. Для этого ей необходимо сохранить отношения со всеми вовлеченными сторонами и оставить место для переговоров.

В этой ситуации Турции нужна ограниченная военная операция, которая даст ей контроль над новыми территориями внутри Сирии вдоль турецкой границы и подтолкнет курдов на переговоры с Дамаском и Москвой. При этом Турции необходимо избежать крупномасштабного военного конфликта, который не выгоден ни ей самой, ни США, ни России, ни курдам, ни Дамаску. Проблема для Анкары здесь состоит в том, чтобы сохранить здоровый баланс между всеми вовлеченными игроками. Многие на западе уже назвали Москву главным бенефициаром решения Трампа «слить» курдов. Ведь в результате Москва может получить то, чего так давно хочет, – возобновление переговоров курдов с Дамаском о вхождении под контроль центрального правительства и возрождении Аданского соглашения 1998 года в какой-либо форме. Суть этого соглашения сводится к тому, чтобы устранить озабоченности Турции по поводу опасности, исходящей от курдов. В последние месяцы Россия и Иран неоднократно напоминали об этом соглашении – как основе восстановления диалога между Анкарой и Дамаском. Однако при всем вышесказанном для Москвы складывающаяся ситуация не выглядит настолько выигрышной, насколько ее рисуют многие на западе. США не выходят из Сирии, а лишь покидают согласованные с Турцией зоны, в целом оставаясь на курдских территориях. Таким образом, не стоит преувеличивать последствия решения Трампа и рассчитывать на то, что курды бросятся в объятия Дамаска и Москвы. В действительности даже если Турция создаст тридцатикилометровую зону безопасности, подконтрольные курдам территории уменьшатся незначительно. Тем более за курдами остается большинство крупнейших нефтяных и газовых месторождений и плодородные сельхозземли вдоль реки Евфрат. Поэтому, кажется преждевременным говорить о том, что турецкая военная операция ставит курдов в опасное положение и угрожает их контролю над северо-востоком Сирии.

Вместе с тем решение Трампа — позволить туркам провести операцию, в очередной раз дает курдам сигнал — нет никаких гарантий, что американские военные останутся там надолго. Учитывая, что в декабре 2018 года Трамп уже обещал вывести американские войска из Сирии, сложно поверить, что курды не рассматривали вариант подобного развития событий и альтернативные сценарии, которые смогли бы гарантировать им хорошую сделку с Дамаском. Таким образом, рано судить о «предательстве» курдов со стороны США, о крупномасштабной военной кампании Турции и об однозначном выигрыше Москвы и Дамаска. Наиболее вероятным сценарием на сегодня кажется проведение Турцией ограниченной военной операции в обговоренных с США рамках тридцатикилометровой зоны, что удовлетворит Анкару. Это также приемлемо и для США, которые, судя по всему, остаются на подконтрольных курдам территориях во избежание их сделки с Дамаском и в качестве гаранта (хоть и временного) безопасности. В этой ситуации Москве и Дамаску остается только ждать, какое конечное решение по военному присутствию в Сирии примет Вашингтон. Хотя, с другой стороны, сосредоточение Вооруженных сил Турции на северо-востоке Сирии дает шансы Дамаску и Москве взять больше территории в провинции Идлиб под свой контроль» (Хлебников). И тут Хлебников оказался прав – именно так и произошло. Более того, после посещения Турции Помпео и Пенсом, было заключено соглашение о прекращении огня со стороны Турции на протяжении 120 часов. За это время курдские военные формирования должны покинуть 32 километровую зону вдоль Сирийско-Турецкой границы. И если это произойдет, то можно будет опять констатировать: «Пока все хорошо». По заявлению Пентагона, вывод американских войск осуществляется в Западный Ирак, где войска и останутся – речь не идет о том, что всех кого выводят, отправят домой. На данный момент процесс эвакуации затрагивает более 1000 человек (в Сирии, с учетом Ат-Танфа было официально развернуто более 2000 человек + частные подрядчики) и по заявлению министра обороны США Марка Эспера, на это потребуются недели, а не дни. Как не трудно заметить, как и в прошлый раз, Пентагон пытается тормозить процесс ухода из Сирии, увеличивая сроки вывода и попутно обсуждая возможность «задержаться» в Восточном Дейр-эз-Зоре, помимо Ат-Танфа. Но пока что, по заявлению Эспера, «быстрый уход из Сирии является планом игры на ближайшую перспективу». Сирийские же военные занимают новые позиции на севере-западе восточной провинции Хасака, которая долгие годы находилась в зоне оккупации США. Так, в субботу армейцы заняли дворец Ялда к западу от Тель-Тамр, а также укрепили свои позиции на направлении Тель-Тамр — Аль-Ахрас. Следует отметить, что дворец Ялда еще несколько дней назад был занят американскими оккупационными силами, и использовался спецназом США в качестве военной базы.

Россия же начала применять британский подход к внешней политике, пишет журналист Андрей Медведев, анализируя ситуацию в Сирии. «Интересно получается с курдами, Сирией, Турцией и бесполетной зоной.  Когда-то британский премьер, вроде бы Палмерстон, сказал, что у Британии нет постоянных союзников, есть постоянные интересы. И вот, кажется, наконец-то мы видим в нашей российской политике этот, с одной стороны, циничный, а с другой — крайне разумный подход. Турция нам не враг. Мы даже туда инвестируем. И у нас есть общие интересы в Сирии. И курды нам не враги. Просто они решили поиграть в вольницу на сирийской территории, с помощью США. А Сирия нам тем более не враг, скорее друг (мы просто не напоминаем им, как они воевали вместе с США против Ирака во время «Бури в пустыне»). И на фоне того, что нам вроде бы никто не враг и со всеми мы договариваемся, мы все же реализуем свои тактические и стратегические задачи. Очевидно же, что договоренности с курдами без участия наших переговорщиков не состоялись бы. Да и судя по заявлениям самих курдов, они понимают, что шутки закончились, или они будут делать то, что говорят Дамаск (и Москва, видимо), или турки пойдут дальше. Да и для Анкары автономные курдские территории в Сирии под контролем Дамаска более-менее подходящий вариант. Думаю, что сейчас Трампу достанется и за это. Сдал курдов и укрепил этим Асада. А то, может, его вообще опять обвинят в сговоре с Путиным. Но это вообще нас не касается. А вот что важно, так это то, что мы наконец перестали играть в «вечную интернациональную дружбу». А спокойно делаем то, что важно именно России. Надеюсь, так будет и на других направлениях, не только в Сирии. А, скажем, на Балканах» (Медведев). Кстати, Договоренность между Анкарой и Вашингтоном включает 13 пунктов и предусматривает полный вывод отрядов YPG — сирийского крыла Рабочей партии Курдистана (официально запрещена в Турции и считается террористической) из приграничных с Турцией регионов Северной Сирии. Трамп и Эрдоган обязались обеспечить безопасность мирных жителей всех населенных пунктов сирийских районов, где будет создана зона безопасности. У Отрядов народной самообороны (YPG) должно быть изъято все тяжелое вооружение, кроме того, вся военная инфраструктура, созданная курдскими формированиями, будет уничтожена. Анкара заявляет, что в рамках операции «Источник мира» уже нейтрализовано «более 700 террористов», и она будет прекращена после полного вывода курдских вооруженных групп, который должен завершиться в течение заявленных 120 часов. В свою очередь, Вашингтон обязался отменить все недавно введенные санкции в отношении Анкары. Но как ни крути, а в результате всех этих договоренностей и недомолвок получается только одно – американцев потихоньку выдавливают из Сирии, а Сирийские войска отвоевывают для себя все новые и новые территории.

Американские оккупационные силы эвакуируются из оставшихся северо-восточных регионов Сирии — провинций Дейр-эз-Зор, Ракка и эль-Хасака. Многочисленные военные колонны военных США направляются к иракской границе. В это время российские военные заходят на освобожденные территории, а Путин посещает с государственным визитом Саудовскую Аравию и Объединенные арабские эмираты. Как видите, Россия потихоньку становится партнером главных союзников США на Ближнем Востоке. А вот что написал по этому поводу Александр Запольскис: «Трамп сказал прямо: Америке от Сирии просто нужна нефть». «Как водится, Дональд Трамп снова пытается всех запутать. С одной стороны? он выполняет предвыборные обещания и последовательно сокращает участие Америки в зарубежных войнах. Местами даже вопреки позиции не только своих прямых оппонентов из демократического лагеря, но и собственных генералов, приказ своего главкома пытающихся по возможности саботировать. С другой, он же прямо сказал, что американские спецназовцы и курдские силы SDF продолжат сохранять контроль над нефтегазовыми месторождениями в Дейр-эз-Зоре. И это создает путаницу, так как еще месяц назад тот же человек в своем твиттере заявил, что его страна не нуждается в нефти и газе с Ближнего Востока, та как сама добилась статуса чистого экспортера углеводородов. А все, что США делают в регионе сейчас – это просто помощь союзникам. Правда, без уточнения – каким именно союзникам и в чем конкретно. Тем самым открывая широкое поле для самых всяческих предположений до откровенных фантазий включительно. Например, что усилия Вашингтона на самом деле были направлены на препятствовании попыткам установления контроля над Ближним Востоком со стороны Ирана, неизбежно ведущим к прямой горячей войне, как минимум, с Израилем, а как максимум – еще и с Саудовской Аравией. Во всяком случае, в октябре прошлого года Трамп выражался именно так. И все это время курды сдают ключевые позиции наступающим турецким войскам, силы Башара Асада занимают ключевые точки восточного берега Евфрата, а через границу из Сирии в Ирак уныло тянутся уходящие многочисленные колонны с американской техникой. Происходящее столь грандиозно, наглядно и ошеломительно, что вызывало шок среди всего проамериканского лагеря в мире. В особенности у самых приверженных союзников.

Например, если Лондон, по самые уши занятый проблемой Brexit, еще как-то промолчал, то куда более свободный в политическом маневре Париж публично возмутился прямым предательством Вашингтона. О том, что Пентагон приступил к отводу своих армейских частей и частных подрядчиков из Северной Сирии, французский президент Эммануэль Макрон «узнал только из репортажей американских СМИ». То есть британские и французские контингенты оказались просто брошены. Некоторые из подразделений – даже в момент проведения ими боевых операций. «Уход американских войск из Сирии стал предательством для союзников США и подарком для авторитарных лидеров региона» — пишет Ouest-France. Раз союзник так поступил один раз в одном месте, где гарантия, что точно также он не поступить еще раз, когда сочтет необходимым? Отсюда возникает логичный вопрос в целесообразности самого НАТО, в рамках которого французы якобы в ту Сирию вообще пришли. Надо сказать, подобными вопросами сейчас заняты многие головы. Проняло даже поляков, вполне логично предположивших, что следом за курдами в геополитические потери Вашингтон в любой момент может списать и их самих. Правда, пока еще не достаточно глубоко, чтобы всерьез задуматься над сменой геополитического вектора Польши и решительного отхода с позиции воинственной русофобии. Но, вероятно, только пока. Потому что заявление про сирийскую нефть очень сильно поменяло главный базовый императив, на котором базировалась вся американская мировая гегемония. Раньше ее основой считалось единство культурного пространства. В смысле, так принято выражаться сейчас. Еще лет пятнадцать назад термин «идеология» не имел столь ярко выраженной негативной коннотации и применялся прямо, как куда более емко отражающий суть. Вся планета делилась на три большие части: на мир единственно правильный, на мир неправильный и мир третий, просто отсталый. Западный считался якобы правильным. Потому что свобода, демократические ценности, святость частной собственности, высокие стандарты жизни и стабильный мир, позволяющий его гражданам с комфортом жить, где хочется и заниматься, чем душа пожелает. Преимущество в правильности доказывалось очевидным подавляющим превосходством в экономике. ВВП чуть более десятка самых правильных стран (если считать с восточно-европейскими лимитрофами – то трех десятков) составлял более 55% от мирового. Если учесть порядка 15% приходящихся на Китай, то на 120 прочих стран мира оставалось не более трети. Страны неправильные, вроде России, Ирана или Северной Кореи, успеху первой группы якобы просто завидовали, потому вынашивали и пытались реализовать всякие коварные агрессивные планы по «отнять и поделить». Что предполагало перманентность угрозы с их стороны, требовавшей постоянных оборонительных усилий свободного мира и предопределяющей необходимость в том, кто возьмет на себя тяжкую долю объединения, координации и возглавления западного лагеря «в эти непростые времена».

Со странами отсталыми дело обстояло проще. Их требовалось взять под крыло, направить, подсказать, и тем помочь быстрее самоусовершенствоваться до высоких идеалов правильной западной демократии. Правда, порой делать это приходилось с помощью миротворческих бомбардировок, но тут уж вспоминалось тяжелое «бремя белого человека». Эта модель сохранилась даже после распада СССР, ознаменовавшего собой исчезновение главного врага западной демократии – идеи коммунизма. Более того, на постсоветском пространстве она до сих пор является основным базовым императивом мировосприятия, а значит и активной политики, правящих там элит. Вообще, строго говоря, что дело обстоит «мягко скажем, несколько не так», стало понятно уже во время вторжения НАТО в Югославию, а окончательно вывод сформировался – когда США попытались натянуть Европу и АТР на договор об инвестиционном партнерстве. Фактически это была попытка прямой колонизации, примерно как когда-то первые европейцы за горстку бус отжимали земли у американских индейцев. Однако на протяжении длительного времени, даже активно грызясь между собой за верховную власть в стране, американскому истеблишменту удавалось сохранять видимость идейного и идеологического единства Запада, по-прежнему находящегося как бы в осажденной крепости посреди моря коварных врагов, сила которых растет. И вот теперь идеологические декорации окончательно рухнули. Президент США прямо сказал – вся эта каша с Ближним Востоком, погибшими, пострадавшими, просто вынужденными бежать ради спасения жизни, была нужна вовсе не ради какой-то защиты общих идеалов западной демократии. Главным и единственным мотивом вмешательства Америки в Сирию являлась нефть. И хотя сегодня Соединенные Штаты добились статуса ее экспортера, Вашингтон по-прежнему будет всеми возможными способами цепляться за контроль над ее месторождениями в Восточной Сирии. Если для этого придется кому-нибудь что-нибудь пообещать, то Вашингтон пообещает. Что угодно. Хоть черта лысого. Ну, или продолжение защиты союзнических интересов. В данном случае просто чтобы не отдавать месторождения кому угодно еще, включая их истинных юридических хозяев в лице правительства САР. Но вместе с окончательным крушением западной идеологии, под обломками оказалась и собственная репутация США как единственного законного мирового гегемона. И ладно бы вопрос законности, он всегда оставался моментом сильно спорным. Трамп прямо показал, что Америка больше не в состоянии вообще сколько-нибудь серьезно воевать даже за то, что желает удержать просто лично для себя. А это как раз ключевая основа самого понятия гегемонии. И как бы теперь ни бились в истерике обозреватели The Washington Post, обвиняя своего президента в безответственности и аморальности, факт остается фактом: западная демократическая идеология только что окончательно испустила дух. А вместе с ней полностью умерло и американское геополитическое лидерство. Все дальнейшие события будут означать лишь конкретизацию процесса похорон» (Запольскис).

Вчера, 22 октября 2019 года по итогам официального визита турецкого президента в Сочи был подписан меморандум о взаимопонимании из десяти пунктов. В соответствии с меморандумом, принятым вчера в Сочи Президентом России В. Путиным и Президентом Турции Р. Эрдоганом, сегодня 23.10.19 с 12:00 начался ввод подразделений российской военной полиции на сирийскую сторону сирийско-турецкой границы на севере страны. Военные полицейские России будут обеспечивать не только вывод курдских отрядов самообороны за пределы 30-километровой зоны, но и позволят обеспечить безопасность на границе, что дает время сирийским пограничникам взять под контроль значительную часть границы с Турцией. Бегство американцев на фоне начавшейся агрессии Турции еще раз подтверждает, что Россия является основным геополитическим игроком в Сирии, способным реально влиять на происходящие события и не допустить насилия. Министерство обороны Турции заявило, что фактический отвод отрядов SDF/YPG из 30-километровой зоны завершен и продолжение операции «Peace Spring» не требуется. Пентагон также заявил, что курды отвели свои войска и повода для продолжения действий турецкой армии нет. Ночью несколько групп американских и британских солдат покинули Сирии через северо-восточные районы. Трамп заявил по поводу российско-турецкого договорняка, что это «хорошие новости» и анонсировал еще больше «хороших новостей». В прессе стоит крик о предательстве и сдаче американских интересов Кремлю. SDF пока не давала полного комментария по ситуации, особенно по Кобани и Манбиджу. Тут есть потенциал для срыва договоренностей. Боевики в Идлибе опасаются, что Южный Идлиб мог войти в российско-турецкую сделку в рамках закрытых договоренностей. В общем, все довольны. Турки получили кусок сирийской территории, куда будут переселять сирийских беженцев, и который будут использовать для последующего торга с Россией и Асадом. На переговорах о послевоенной Сирии, Турция будет в числе главных победителей этой войны, в то время, как лагерь, в котором она состояла в начале войны полон проигравшими. Турция, как и США, была вынуждена согласиться на возвращению Асаду контроля над большей частью границы Рожавы. Асад, узнав об итогах переговоров, где решалась судьба Сирии, полностью одобрил их итоги – не каждый раз тебе без войны возвращают огромные территории, включая границу. Кусок между Таль-Абьядом и Рас-аль-Айном добавляются к Африну и Идлибу, которые будут обсуждаться напрямую с Турцией. Без США и «незалежных курдов». Россия добилась главного – вернула Асаду значительную часть  границы с Турцией и Рожаву (где еще приводить к общему знаменателю курдов), сохранила партнерство с Эрдоганом, вернула Турцию к Пакту Адана и в глазах мирового сообщества будет выглядеть страной, которая остановила турецкую агрессию против Сирии.

В целом, все получили от этой сделки немалые выгоды, но важно понимать, за чей счет банкет. Конечно за счет США и курдов. США утратили большую часть своего влияния в Сирии и регионе в целом, и теперь судьба Сирии решается просто в обход Вашингтона, который теперь просто не нужен. Обвал американских позиций просто катастрофический, что признают обе партии в Вашингтоне. Вторые пострадавшие это курды, которых сначала избили турки и которые по соглашению обязаны передать всю границу  с Турцией Асаду, а также увести войска из Манбиджа и Кобани. То есть выполнить то, чего хотела Турция. Для них это горькая пилюля, которую им предстоит проглотить. Разумеется, они могут взбрыкнуть и пойти на принцип, но это будет лишь означать, что умрет еще некоторое кол-во курдов и соглашение будет приведено в действие другими методами. Международной поддержки против турков они не получат (тем более, США уже ясно обозначали, что сражаться за курдов они не будут, а военных перспектив у курдов против Турции просто нет), а отказ от сделки безусловно будет воспринят Москвой и Дамаском как элемент недоговороспособности и следующая сделка для курдов будет еще хуже. Если сделка будет выполнена, она безусловно приблизит конец сирийской войны. Кроме того, помимо публичной части сделки, наверняка имелись и иные договоренности, которые как обычно в турецко-российских договорняках раскрываются пост-фактум. Военная операция Турции на северо-востоке Сирии прекращается, заявил глава МИД РФ Сергей Лавров по итогам переговоров в Сочи президентов России и Турции. В свою очередь министр обороны РФ Сергей Шойгу констатировал, что президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган в ходе переговоров в Сочи обсуждали разные варианты решения курдской проблемы и остановились на введении контроля в приграничной зоне (Сирии и Турции) со стороны сирийских пограничников и российской военной полиции. Так, российский министр ответил на вопрос, был ли разговор с курдами до встречи президентов РФ и Турции. «Нам предстоит большая работа, мы обсуждали разные варианты, в том числе и вариант завода на эти территории сирийских правительственных войск. Но остановились на том, что туда войдут пограничные войска совместно с российской военной полицией», — сказал Шойгу. Пока все хорошо.