Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Капитализм и паразиты

Капитализм и паразиты

Предлагаю Вашему вниманию статью А. Берберова «Капитализм – произведение социального искусства про паразитов, созданное паразитами и для паразитов» (источник: https://ss69100.livejournal.com/4699999.html). «Любой тунеядец знает, что труд – тяжело, отдых – легко. И не только тунеядец, любой усталый труженик понимает, что эта формула объективно верна… «Вечный отпуск»: «скромное обаяние Запада»…Отдых приятен, труд суров – но необходим. Пока человек внизу классовой пирамиды, он, чувствуя всю суровость обязательного труда, прекрасно понимает и его необходимость. Да, он измучен на своем заводе у станка, но больше всего на свете боится потерять завод и свой станок: как, на какие шиши ему тогда жить? Завод не только отравляет жизнь, но и дает ее. Убери отраву – уберешь и жизнь. Учитывая, что рабочие и колхозники (и мелкие служащие, мелкая интеллигенция вроде меня) это понимают во всей очевидности – либерализм и западничество непопулярны в их среде. Позвольте мне сформулировать, друг-читатель, то, что вы и без меня смутно ощущаете: свобода есть игрушка богатых, обеспеченных, и беспечных в своей обеспеченности людей. Для трудящегося на рядовой должности слово «Свобода» ассоциируется со словами «вы свободны» в отделе кадров, за которыми следует безработица и нищета с голодом. А потому трудящегося человека Свободой не вдохновишь: он понимает, что Свобода всегда при нем, уволится он может в любой день, все время станет «свободным», хочешь дома лежи, хочешь, по улицам шляйся… Но такой вариант скорее пугает рабочего, чем радует. Если болтуна в журнале несвободным делает цензура, то фабрично-заводского рабочего несвободным делает само выживание! Не «злой Брежнев» погнал его на завод, отняв заветную свободу, а некрасовский «царь-голод». Оттого отношение к несвободе у заводчанина, тракториста или мелкого служащего совсем другое, чем у титулованных бонвиванов богемы. Те в несвободе видят дурацкое ярмо, а эти – спасательный круг в бушующем море. Тех несвобода топит, как камень на шее, этим – помогает выплывать со дна. Давайте осознаем эту логику дальше: Свобода как философская категория, в самом полном обобщении – сопряжена с Отдыхом, Досугом, и никак не может быть сопряжена с Трудом, Службой. Оттого бытовой язык и делит время на «свободное и служебное». — До шести или восьми я несвободен, а потом освобожусь! – говорит человек друзьям, не слишком задумываясь, что сам язык показывает несовместимость свободы и служения.

Свобода логически и семантически увязана с господством. Она не может быть увязана с положением слуги, подчиненного. Чтобы стать свободным, нужно стать господином (об этом и говорил фашизм, реставрируя на оккупированных территориях рабовладение). А какой же господин без рабов? Вот и получается: где нет рабов, там нет и свободных людей, а все, выходит, в равной степени несвободны! Коммунисты это хорошо понимали, а особенно хорошо понимал это товарищ Сталин, непосредственно увязывая освобождение трудящегося и угнетенного народа с сокращением рабочего дня. Наука и техника развивают производительные силы (при Сталине – семимильными шагами), а развивая технику – дают возможность сокращать время несвободы человека сперва до 7, потом до 5, 3, 2 часов в сутки. Касается ли это фанатиков веры, тех, для кого служение – не средство, а цель жизни? Нет. Тот, кто желает служить святыне и идеалам – не тяготится служением, и тем, что в служении нет никакой свободы. Свобода там, где отдых. Если вы в санатории, то никто ведь (если он не маньяк) не станет вас заставлять идти на пляж или в бассейн, играть в шахматы или слушать оперу! Но если вы на заводе или в конторе, то, конечно, вопрос – в какой цех пойти и чем заняться в свое удовольствие перед вами не стоит. Вы идете строго в свой цех, и делаете то, что вам поручено. А где же место для свободы? Капитализм – произведение социального искусства про паразитов, созданное паразитами и для паразитов. Потому весь круг его интересов замыкается на возможностях паразитировать, всякая утрата которых воспринимается как досадное, и «надеюсь, временное» осложнение. Как болезнь и несчастье, отход от нормы жизни. Философия «свободы предпринимательства» упирает на тяготы труда, обходя стороной вопрос о его необходимости. Она особенно популярна в тех средах, где тяжелый и принудительно-обязательный, замешанный на строгой дисциплине труд не кажется необходимым. Именно потому для певцов ртами Макаревича и Гребенщикова свобода – абсолютная базовая ценность, а для тракториста из дальней деревни – лишь горький и досадный источник нищеты и безысходности.

Либерал, будучи по своей природе паразитом и захребетником, и сам не всегда понимает до конца, что мышление у него – первобытно-магическое, примитивно-собирательское. Все вопросы экономики либералы сводят к вопросам движения и распределения денег. Поэтому проблему нехватки денег либерал понимает великолепно, и тут в суфлерах не нуждается: деньги нужно добыть, любым способом, это аксиома и начало всякого пути! Но реальные блага цивилизации в сознании либерала мистически возникают в магазинах, где они «всегда есть» – если есть условные значки расположения власти к тебе, деньги. То, что блага, прежде чем попасть в магазин, сперва где-то, из чего-то, и кем-то и по какой-то (постоянно усложнявшейся до дегенеративного XXI века) технологии производятся – либерал не понимает. Он думает, что открыть производство любой сложности – это вопрос чемодана с долларовыми бумажками. Подними над головой пачку с долларами – и к тебе сбегутся инженеры, технологи, высококвалифицированные рабочие… В этой магической вере, уповающей на силу фетиша (условного знака стоимости) – корень конфликта либерализма с цивилизацией. Ведь царь Навуходоносор или Крез не производили электроприборов не потому, что у них было мало золота, платежных-то средств у них было предостаточно. Не было научно-технической базы, подготовленных кадров, «промышленного воспитания нации» в их, справедливо полагаемую варварской, эпоху. Либерализм сводит человеческую личность к кошельку. У личности в либеральном понимании нет ни головы, ни рук, не говоря уж о сердце (запредельно-тонкой для рыночных отношений материи). Обработанная либеральной пропагандой дурочка мечтает выйти замуж за миллионера – даже для вида не уточняя, каким хотела бы видеть лицо, мышление, слова этого обладателя миллиона долларов, и, не интересуясь, что делали его руки, прежде чем миллион загребли. Таков итог умственной и нравственной деградации человека в рыночном либерализме: личность сводится к сумме условных значков, не говорящих ни о чем, кроме милости правящей власти или криминала.

Объяснять либералу, что деньги (которые приятно тратить, кто бы спорил!) не существуют сами по себе, не имеют никакой собственной внутренней ценности – бесполезная задача. Он не поймет. То, что цивилизация вначале породила личность-носителя, и лишь потом неразрывно связанное с качествами этой личности бытовое ее благоустройство – за пределами его понимания. Но мы-то с вами понимаем, что вся цивилизация – есть служение, а паразитизм – отголосок зоологических начал и инстинктов в человеке, с опорой на которые история не могла бы развиваться, или даже просто начаться. И что пункт продажи благ – последняя точка очень сложного маршрута «от земли до стола», на котором весьма замысловатая логистика действий плюс постоянная вооруженная борьба с попытками расхищения сделанного. Что интересует либерала в Западе? Понятно, что не учение Фомы Аквинского и не философия Канта! Либерал привлечен болотными огнями «вечного отпуска», который дает человеку мертвая, паразитарная денежная рента. Надо, так или иначе, хитростью или грабежом, добраться до крупной суммы, после чего будет рента и вечный отпуск. Если целью цивилизации является творчество и созидание человека, то цель у капитализма прямо противоположное: купить себе освобождение и от всякого творчества и от всякого созидания. Захочешь встать с кровати – встанешь, но чтобы никто другой не смел тебя поднимать, или будильники тебе ставить! Мертвая рента паразита является целью, а всякое производство и всякие дела-занятия лишь средством, досадно отдаляющим от цели. Люди бьются за то, чтобы навсегда покинуть сферу труда и занятости, и окончательная победа в этом обществе – окончательный выход в полные, законченные паразиты общества. Когда получаешь все, чего хочешь, и не обязан никому, ничего за это отдавать. Словно в загнивающей поздней античности, в этом обществе труд стал уделом неудачников. И не только черный труд, но и труд в виде учебы, науки, творчества, механики – мол, это все ремесло, а ремесло удел рабов. «Демос» же – лишь те 15% горожан, которым положен обязательный платеж за добровольное участие в управлении городом. Управлять, сидеть в совете директоров и там «рукой водить» – дело веселое, но если и этого не хочешь – ты в своем праве! Так капитализм производит переориентацию личности с целей созидания и развития на цели бездумного и прожигающего жизнь паразитирования. Нужно ли говорить, как такая переориентация сказывается на цивилизации?

Став безразмерной самоцелью, отдых и досуг «свободных людей» («элит») начинает обеспечиваться любыми средствами, исходя из того, что оберегая права олигарха на паразитизм, любые средства хороши. Это террор и порабощение, ложь и шантаж, поощрение наркомании и психической деградации масс (чтобы «лишними» вопросами не задавались), и войны, и геноциды «лишних ртов» («лишних» с точки зрения паразитов олигархии). Иногда вырезают, как индейцев или сербов, а иногда «сокращают по штату» – мол, вы НАМ больше не нужны. Стариков, которые БОЛЬШЕ ИМ не полезны – торопят на тот свет всякими «пенсионными реформами»… Способов много, а цель-то одна: обеспечить беспроблемное, бездумное, безмозглое, бесперспективное паразитирование кучки лиц, «хорошо устроившихся» и снявших с себя все обязанности перед обществом в рамках «свободы личности». «Мы никому ничего не должны!» – любимый лозунг. Паразит убежден, что у него есть права и постоянно возрастающие потребности, но нет ни обязанностей, ни ответственности. В частности, что напрямую касается ОТЦ – «деидеологизированная» (псевдоним паразитарной) власть считает, что не обязана ни развивать, ни сохранять уровень цивилизационного развития общества. Если идеология ставит какие-то цели движения, заданные ее идеалами, то паразитарная власть исходит из дарвинистической тавтологии: «кто выживет – тот и выживет». А если кто-то помрет или что-то развалится – значит, они были не нужны эволюции вида и рынку. Но такая система – выживания лишь выживающих, принципиально несовместима с законом культивирования, подарившем нам земледелие вместо собирательства: наиболее полезные человечеству агрокультуры наименее способны выжить при естественном отборе. То есть, проще говоря – если сорняк «свободно», без прополки, соревнуется с овощами, то победит всегда бесполезный сорняк. Когда социал-дарвинизм ставит задачу оставить выживание только тем, кто сам по себе выживает – он делает ставку на сорняков-паразитов, полезных только самим себе, и более никому. Так рынок убивает цивилизацию, ибо рынок тяготеет к предельной простоте, а цивилизация – к предельной сложности. Не понимать этого сегодня – значит, очутиться в пещерах завтра. Паразиты мертвой банковской процентной ренты не просто не движут прогресс вперед, они ликвидируют все прежние достижения прогресса, именно на том основании, что они сложны для понимания простейших паразитарных существ» (Берберов).

В общем и целом, Берберов, безусловно, прав, однако, во-первых, «чувствуя всю суровость обязательного труда, он хотя и понимает его необходимость», но делает основной упор именно на суровости и обязательности труда. Во-вторых, верно размышляя о «капиталистических паразитах», даже не пытается понять, как с ними бороться. И наконец, в-третьих, он на сто процентов убежден, что банковская процентная рента – это изначально мертвая сущность, и она вредна. Но так ли все это? Начнем с первого. По мнению автора, к любому труду надо подходить творчески, и любой труд должен приносить человеку не только деньги, но и удовольствие. Если труд не приносит человеку хотя бы одно из двух, значит, он не правильно выбрал для себя работу — такую работу надо бросать и искать себе новую. А теперь пару слов о «капиталистических паразитах». Если посмотреть на живую природу вокруг нас, то мы наверняка заметим, что паразитов в нашем мире очень много (вспомните, например, о грибах), и природа с ними не воюет, а учится приспосабливаться (так же, как и сами паразиты). Кстати, так необходимые нашим клеткам митохондрии изначально поселились в клетках земных животных именно как паразиты, и только со временем митохондрии и клетки приспособились друг к другу и стали симбионтами. Ну и, наконец, о рентах. Что такое рента? Если банк в государстве только один (и принадлежит государству), то рента – это проценты по накопительному пенсионному фонду каждого гражданина России. И она так же необходима человеку, как и минимальный прожиточный минимум, который государство обязано ежемесячно выплачивать любому своему гражданину, независимо от того, работает он или нет, грудной ребенок — он, работяга или дряхлый старик. Другими словами, автор не видит в ренте ничего отрицательного, но опять-таки при условии, когда банк в государстве только один. А вот конкуренция многих частных банков друг с другом – это, действительно, «полный бардак», который может привести только к одному – образованию финансовой олигархии (вот уж кто – самый страшный паразит из всех возможных паразитов, а главное, его уже никогда не переделаешь). Откуда же берутся «паразиты»? По мнению автора, главной причиной их появления являются особенности их менталитета, а именно – неблагодарность. Они абсолютно уверены, что все окружающие люди им что-то должны, а сами они — никому, ничего не должны. И согласно Берберову, паразиты – это те люди, которые «получают все, чего захотят, и не обязаны никому, ничего за это отдавать».

Вот что по этому поводу пишут авторы статьи «Неблагодарные люди. Психология. Как общаться с неблагодарным человеком» (источник: https://fb.ru/article/355282/neblagodarnyie-lyudi-psihologiya-kak-obschatsya-s-neblagodarnyim-chelovekom). «Что такое неблагодарность? Чтобы ответить на этот вопрос, начнем с благодарности. Это часть культуры, выработанной человечеством. Она проявляется в общении и взаимоотношениях людей. Ее суть в том, чтобы ценить добро, сделанное по отношению к кому-либо, и выражать признательность благодетелю. Но часто приходится сталкиваться с отсутствием благодарности. При этом облагодетельствованный никак не выражает свою признательность: ни словом, ни делом. Неблагодарные люди воспринимают потраченные на них средства, эмоции или время как нечто само собой разумеющееся. Более того, в обиходе используется понятие «черная неблагодарность» , когда благодетель не только не получает в ответ на добрый поступок слов признательности, но и ощущает на себе явную неприязнь со стороны человека, которому была оказана услуга. Такое отношение к людям у многих становится качеством личности, осуждаемым всеми народами мира. Лучше всего проиллюстрирует рассматриваемое понятие пример. Один из жителей села решил поддержать соседа, у которого было много детей. Их бледный вид свидетельствовал о том, что те явно недоедали. Имея в хозяйстве корову, крестьянин стал выделять ребятам по две бутылки молока в день. И вскоре это вошло в привычку. Но к осени корова стала хуже доиться, и пришлось сократить количество молока. Дети стали получать только по бутылке. А затем наступили времена, когда молока не стало вовсе, и владельцу коровы пришлось извиниться перед соседом за то, что не может больше помогать его семье. Но тот был настолько обижен отказом в помощи, что даже перестал здороваться. Вместо того, чтобы сказать: «Благодарю тебя за бесплатную помощь в течение столь длительного времени», – сосед воспылал ненавистью к благодетелю. Христианская религия воспринимает данное качество как порок. Неблагодарность описывается в евангельских притчах. Все знают, как Иисус вылечил десять человек от проказы. И лишь один из них поблагодарил его за чудесное спасение. Известна и притча о змее, которую странник спрятал за пазуху, чтобы согреть от холода. Та, оказавшись в тепле, ужалила своего спасителя.

В Древнем Риме неблагодарность считалась преступлением. На раба, выпущенного на свободу, вновь надевали кандалы, если он плохо отзывался о своем хозяине. А Данте, итальянский мыслитель XIII века, известный написанием «Божественной комедии», поместил неблагодарных в один из кругов ада. Считается, что обсуждаемое качество идет рука об руку с главными грехами, описанными в Библии, – гордыней, завистью и ненавистью. Неблагодарные люди обладают высоким самомнением. Они совершенно искренне считают, что окружающие им должны. Более того, если им предлагают меньше ожидаемого, они воспринимают это как унижение: «Как вы можете положить мне в тарелку кусочек торта без розочки?». Они завидуют тем, кому достались лучшие куски, раздражаются при воспоминании о событиях, где, по их мнению, их унизили и оскорбили.

Известные мыслители, писатели и поэты считали неблагодарность абсолютно неприемлемым качеством человека. Так, Шекспир говорил, что нет ничего чудовищнее неблагодарности. А Гете признал это родом слабости, подчеркивая, что выдающимся личностям данное качество не может быть присуще априори. Пифагор отказывал неблагодарным в благородстве. А Стивен Кинг сравнил ребенка, обладающего описываемым качеством, с ядовитой змеей. Конечно, сказанное выше абсолютно верно, но, впрочем, как и та мысль, что благодеяние делается не ради благодарности. Например, Д. Мукерджи полагает, что если о добром деле рассказывается всем и каждому, то такого человека нельзя назвать добрым. А Сенека утверждал, что о благодеянии должен рассказывать получивший услугу, а не оказавший ее. В свою очередь, В. О. Ключевский, российский историк, писал, что глупостью является требование благодарности. Д. Карнеги подчеркивал, что благодетель должен получать внутреннюю радость от самоотдачи, а не ждать слов признательности. А. Декурсель добавлял к этому, что подобное ожидание – это торговля благодеяниями. В истории существует много попыток объяснить истоки неблагодарности. Так, по мнению Ф. Ницше, сознание себя обязанным становится тягостным для людей с грубой душой. А Тацит предположил, что благодеяния могут быть приятны только тогда, когда одариваемый способен за них отплатить. Если же они непомерны, то к дарителю возникает ненависть. К сожалению, неблагодарные люди, по статистике, встречаются довольно часто. Евангельская притча не случайно говорит о том, что способен на признательность за услугу лишь каждый десятый. Но давайте остановимся чуть подробнее на ситуациях, когда люди в принципе не испытывают благодарности. Человек может до конца не осознавать, но его всегда раздражает чувство превосходства со стороны партнера по общению. Подспудно оно может вызвать даже немотивированную агрессию. Превосходство может выражаться абсолютно по-разному: от словесного оскорбления до усмешки и снисходительной интонации. Навязываемые советы без запроса – это тоже заявка на первенство: «уж я-то знаю, как…».

Человек, совершающий благодеяние по собственной воле, а не выполняющий просьбу другого человека, должен осознавать, что удовлетворяет собственные потребности и вряд ли может рассчитывать на положительную реакцию в ответ. Рассмотрим данный феномен на примере Опры Уинфри. Самая высокооплачиваемая телеведущая в 2007 году подарила всем зрителям своего шоу по автомобилю. И что получила в ответ? Огромное количество судебных исков. Возмущенные зрители были недовольны тем, что с них потребовали налоги. Если человек делает что-либо без запроса, на самом деле он хочет быть кому-то полезным, нужным, но в соответствии с личным пониманием достижения цели. Удовлетворяет он не чужие, а собственные потребности. В этом случае и появляются неблагодарные люди. Психология в контексте проблемы предлагает рассматривать лишь те ситуации, где благодетель совершает доброе дело в ответ на просьбу конкретного человека. Исследователи человеческой души полагают, что неблагодарные люди становятся таковыми от рождения. Это чувство связано со щедростью, жадностью, умением любить и испытывать удовольствие. Существуют две наиболее распространенных точки зрения происхождения осуждаемого качества личности. Автором первой является известный психоаналитик Мелани Кляйн, ушедшая из жизни в 1960-м. Знаменитая британка полагала, что чувство благодарности является врожденным и проявляется уже в первые недели жизни. Если, получая грудное молоко, младенец испытывает признательность, силы добра окажутся самыми главными в нем. Если же он только требует и при этом не проявляет к матери благодарности, в нем закладывается программа ненависти и злобы. Другой ученый, Гарри Гантрип, покинувший этот мир в 1975-м, дал иной ответ на вопрос, почему люди неблагодарные. По его мнению, это зависит от способности матери любить своего ребенка: вовремя погладить, успокоить, сняв тревогу. Реагируя на голод малыша, такая женщина не будет заставлять его долго плакать и просить молока. Если у ребенка формируется фрустрированная потребность кушать (при частом несвоевременном утолении потребности), то это свидетельствует о проявлении в дальнейшем жадности. Гантрипом описано явление интериоризации — формирования собственной «хорошести» при наличии «хорошей» матери и «плохости», если та воспринимается «плохой». В дальнейшей жизни, воспринимая себя негативно, при встрече со щедрым человеком, наш малыш начинает чувствовать себя еще более плохим. Благодарность для него ассоциируется с чувствами вины и стыда, и он просто блокирует их.

Ницше описано явление, получившее название ресентимент (в переводе – «озлобление»). Речь идет о чувстве ненависти к благодетелю. Это враждебность раба по отношению к отпустившему его хозяину. Из-за собственной неполноценности, слабости и зависти облагодетельствованный отрицает систему ценностей совершающего доброе дело. Например, бедный, получивший материальную поддержку от обеспеченного человека, начинает распускать слухи о неправедных источниках дохода дарителя, его корысти, в том числе приписывая тому желание за его счет получить отпущение грехов и т. д. Причем, чем больше сделано хорошего, тем сильнее удары, которые он способен нанести. Народная мудрость по этому поводу хорошо просматривается в поговорке, которую можно просто начать, ибо ее окончание знает каждый: «Не делай добра…». Слово «неблагодарный» часто характеризует людей печальных. Они недовольны жизнью, хуже себя чувствуют, чаще болеют и живут гораздо меньше остальных. Получается, что сама жизнь возвращает им негатив бумерангом. Как общаться с неблагодарным человеком? Психологи советуют исключать из своего общения подобных людей. Признавая, что они реально существуют, мы должны понимать, что в их лице обретаем в окружении особ завистливых, враждебно настроенных и часто довольно подлых. Если общения избежать невозможно, следует понять, что стоит за данным поступком: нежелание быть в долгу, навязывание услуги, которая не была ими востребована, или чувство несостоятельности. Есть люди, предпочитающие помогать другим, но не желающие при этом сами оказываться у кого-то в долгу. И отношения следует выстраивать в зависимости от причины. Не стоит оказывать услуг без запроса и делать что-либо в расчете на благодарность. Добро необходимо делать просто так. Если же чего-то ждать в ответ, то обязательно придется испытать разочарование. Человек, совершающий добрые поступки, должен поступать так, словно бросает в реку монету, которую невозможно получить обратно. Очень важно быть благодарными самим, ибо это качество делает нас счастливыми. Учеными был проведен эксперимент: трем группам испытуемых предложили в течение определенного времени записывать события своей жизни. Первые фиксировали хорошие и плохие поступки. Вторые – только проблемные, а третьи – приятные события, за которые благодарили своих благодетелей. Оказалось, что слова «благодарю тебя» способны творить чудеса. У испытуемых из третьей группы улучшилось физическое и психологическое состояние, внимание стало направлено исключительно на хорошее. Только благодарность, прочувствованная сердцем и подкрепленная действием, положительно влияет на личность и укрепляет его отношения с окружающими. В качестве поступка можно сделать подарок, предложить ответную услугу или деньги. Главное условие, чтобы благодарность была искренней». Довольно любопытная статья, немного эмоциональная, ну так и тема — соответствующая. Авторы же, ее писавшие, поняли главное – любой человек (благодарный или неблагодарный, добрый или злой, образованный или безграмотный) делает в своей жизни только то, что лично ему нужно.

Другое дело, что мотивы у всех людей – разные. Именно мотивы и определяют, каков тот или иной человек на самом деле. Другими словами, человек может сделать доброе дело по исключительно мерзким мотивам, впрочем, бывает и наоборот. И эти мотивы опять-таки заложены в менталитете человека, то есть, на подсознательном уровне. А стало быть, живет ли человек при капитализме или при социализме (социальном капитализме), паразитом он становится, прежде всего, по велению своего менталитета. Да, индивидуальный капитализм тоже толкает человека на эту тропу, но в значительно меньшей степени, чем собственный менталитет человека. Другими словами, в Советском Союзе паразитов было лишь не намного меньше, чем за кордоном. Поймите главное, — любой паразит уже рождается паразитом, и человек в этом плане – не исключение (правда, для него это рождение происходит лишь тогда, когда формируется его личность). И практически всегда паразитами становятся носители менталитета меньшинства («либерасты»), но, слава Богу, далеко не все. В девяностые годы прошлого века «либерастов» в России было больше половины, а паразитами из них стали лишь единицы. Быть «либерастом» и быть паразитом – это совершенно разные вещи. Многие русские люди авторского поколения «Главного Заказчика будущего», будучи обладателями менталитета большинства (либералами — в терминологии автора), где-то к сорока — пятидесяти годам со дня своего дня рождения становились «либерастами» (как это произошло с автором данного сайта и, например, с Никитой Михалковым). А главным мотивом для этого, чаще всего, становилась окружающая их «капиталистическая реальность», как говорится, «жизнь заставила». Однако ни автор этого сайта, ни Никита Михалков не стали паразитами, наоборот, со временем вернулись обратно в лоно либералов. Другими словами, изменение менталитета человека с менталитета большинства на менталитет меньшинства – вполне заурядное явление, как и наоборот. Но автор не знает ни одного паразита, который бы вернулся обратно! Данная дорога – исключительно односторонняя. И если какой-то человек, действительно, стал настоящим паразитом, обратной дороги для него уже нет. Так что же происходит с менталитетом подобных людей? Это – трудный вопрос, но, не ответив на него, мы с Вами, уважаемый читатель, не сможем приспособиться к паразитам. А потому, давайте думать. Итак, паразитами становятся только «либерасты» — те, кто свято верят, что они исключительны и составляют «исключительное меньшинство», которое всегда право. Проще говоря, у «либерастов» есть все предпосылки, чтобы стать паразитами, но они, тем не менее, еще не паразиты. Чего же им не хватает для этого? Только действий в соответствие со своим менталитетом. А действия возможны лишь при одном непременном условии – у человека должна быть Воля для осуществления действий в нужном направлении. Именно наличие такой Воли и превращает «либераста» в паразита.

Как видите, уважаемый читатель, факт того, что какой-то человек живет при капитализме или при социализме, в общем-то, никак не влияет на наличие у него Воли — управлять окружающими людьми так, чтобы стать паразитом на них. Если он – «либераст», такая Воля может появиться у него, даже если он живет при коммунизме. Что еще раз доказывает, что построить коммунизм невозможно (коммунизм – лишь красивая Утопия). И тут встает другой вопрос – что нужно сделать, чтобы у «либераста» не возникла подобная Воля? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить, что Воля и Свобода – очень близкие понятия. И совсем не прав Берберов, когда отождествляет в своей статье Свободу с отдыхом. Право на отдых – неотъемлемое и прирожденное право любого человека, и отказаться от этого права могут лишь творческие люди (да и то, не все и не всякий раз), то есть, такие люди, которые обладают Свободой в наиболее полной мере (полной Свободы в нашем мире не может быть по определению). И если мы лишим «либерастов» Свободы появления у них Воли — стать паразитами, то они ими и не станут. Нет, в тюрьму для этого сажать совсем не обязательно. А вот законы, которые не позволят им совершать необходимые для этого действия, нам просто позарез необходимы, и чем быстрей, тем лучше, никак иначе нам с паразитизмом не справиться. Другими словами, мы можем справиться с паразитизмом в любой даже капиталистической стране, такой, например, как нынешняя Россия. А для этого нам необходимо заставить наших правителей лишь принять соответствующие законы. К величайшему сожалению, большинство из них как раз и являются такими паразитами, и они будут упираться против подобных законов «до последнего». Можно, конечно, попробовать заставить их силой, но тогда это будет революция, в результате которой, мы не получим для себя ничего хорошего. «Всякую революцию задумывают романтики, осуществляют фанатики, а пользуются ее плодами отпетые негодяи» (Британский писатель, историк, философ Томас Карлейль). А стало быть, у нас остается единственный выход – ждать мирового финансово-экономического кризиса, который должен случиться, по мнению очень многих экономистов-аналитиков, в самое ближайшее время. Только на него и надежда. В результате этого кризиса рухнут все мировые резервные валюты, а стало быть, и власть паразитам станет не нужна. А зачем им власть, если она не дает им денег? Практически все «либерасты» имеют хорошее образование, а стало быть, и паразиты – тоже. А умный и образованный человек привык оперировать своей логикой. И эта логика наверняка подскажет паразиту, что власть – это очень тяжелая и трудная работа, и если эта работа не приносит денег, то она ему просто не нужна.