Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Особенности человеческой психики и бандитская власть

Особенности человеческой психики и бандитская власть

Прочитав предыдущую главу (а точнее, статью Школы аналитика), Вы наверняка заметили, что в одном вопросе сходятся и автор этого сайта, и авторы Школы аналитика – кризис мировой экономики неизбежен и он должен произойти в самое ближайшее время. И начнется он, скорее всего, опять в США, так же, как и в прошлый раз. Но есть и разночтения. Автор совсем не спорит с тем обстоятельством, что введение энергетического стандарта обеспеченности валют смогло бы значительно затруднить процесс зарождения экономических кризисов в мире. Однако автор (совсем не экономист) понимает, что внедрение такого стандарта затруднительно. Значительно проще (и понятней для всех жителей Земли) внедрение золотого стандарта в виде новой валюты, частично обеспеченной золотом прямо на купюре. Не согласен он и с тем, что «в жестких сценариях мирового экономического кризиса не заинтересован никто (кроме узкой группы людей, которые смогут получить гешефт, «ловя рыбку в мутной воде»). Да, в этом не заинтересована ни одна властная элита современного мира, но автор здесь рассуждает не с точки зрения власти, а с точки зрения народа. А народу, по крайней мере, русскому, экономический кризис сегодня просто необходим. Никак иначе нынешнюю власть ему не сбросить, а так она сама уйдет (власть нашей элите нужна не сама по себе, как, например, Сталину, а как средство для добывания денег). Не будет нормальных мировых денег, не нужна и власть. Да и еще одна революция России совсем не нужна. Не так важно для русского народа и то обстоятельство — будут ли минимальными для мировой экономики последствиями грядущего кризиса или нет. Современная Россия уже достаточно сильно изолировалась от мировой экономики и последствия кризиса для нее будут в любом случае значительно меньше, чем для Западных стран. А стало быть, Россия на их фоне будет только расти в экономическом плане (каким бы глубоким не оказался мировой кризис). Да и к понижению уровня благосостояния русский народ уже давно привык. Недаром говорят, «что для русского только трудности, немцу смерть». Так что, если даже в США разразится новая гражданская война в связи с импичментом Трампа (а вялотекущая гражданская война в США началась уже давно — сразу после миллениума), всему Западному миру станет очень тяжело и плохо, а России это будет только «на руку». По-видимому, авторы Школы аналитика до сих пор так и не поняли, что Россия и Запад находятся сегодня в состоянии войны, раз так переживают за своих «партнеров» и наших врагов. Автор — антиглобалист по своей сути, но в данном случае он выступает за демократов, пускай ребята «мировой пожар раздуют». Любой пожар — это штука обоюдоострая, вроде чужой дом поджигали, а на поверку оказалось, что и свой сгорел. Главное, чтобы наш дом не загорелся!

Автор этого сайта исходит из интересов русского народа, а авторы Школы аналитика – из интересов властных «либерастов». Вот что по этому поводу думает Вазген Авагян — «В чем сила экономики, брат?!» (источник: https://cont.ws/@tavrinfopress/1456083). «Чтобы понять внутреннюю логику и мотивацию либеральных экономистов-западников, ноющих о вреде санкций и беде без инвестиций, вперемешку с призывами к «непопулярным реформам» — нужно сперва понять одну истину. В понимании либеральных экономистов ЭКОНОМИКА – ВРАГ НАСЕЛЕНИЯ. Если что-то хорошо для населения – это плохо для экономики. Соответственно и наоборот: то, что для экономики хорошо, для населения всегда оборачивается бедой. Эту формулу они и «отлили в граните» выражением «необходимость непопулярных реформ». Почему экономика – враг населения? Потому что нищий и бесправный – выгоден работодателю. Вообще любому, но особенно, вдвойне и втройне – тому, который обслуживает экспорт. Нищета населения позволяет работодателям нанимать работников подешевле, и одновременно повышает покладистость, исполнительность, усердие работников. Если человека достали «снизу, из ада», то он не только согласен работать за малые деньги, но и очень боится возвращения туда, откуда его достали. А вот если человека достали из чего-нибудь нестрашного, то он и не очень боится туда вернуться. Дешевизна рабочих рук – не только прямая выгода работодателям, которые получают возможность снизить издержки на прямую оплату труда, но и возможность демпинговать на мировом рынке! При снижении себестоимости товара его производитель может предложить товар дешевле аналогов (а при палочной дисциплине на производстве еще и качественнее). Следовательно, такой работодатель может «отжевать» себе дополнительные сектора продаж, новые доли мирового рынка для поставок своей продукции. Он получает козырь против конкурентов из других стран. Например, США не раз обвиняли Китай в демпинге на том основании, что Китай использует «рабский труд заключенных». Значит, рабский труд вполне себе выгоден на современном рынке? А то нас ведь учили, что при современных технологиях рабовладение нерентабельно… Оказывается – вполне себе рентабельно, и даже позволяет демпинговать!

Либеральные экономисты обслуживают небольшую группу работодателей, из среды которых вышли (и к среде которых принадлежат). И они воспринимают главным врагом экономики население страны, из которого рекрутируются работники на производство. Этот «враг экономики» постоянно хочет получать побольше, а работать в более комфортных для себя условиях. Этот «враг» создает проблемы работодателям: как финансовые, так и юридические, организационные, административные и т.п. Поэтому либеральные экономисты воспринимают «развитие экономики» как английские «огораживания» или «разграбление Ирландии (иных колоний)». В их понимании обеспеченное и защищенное население делает экономику «слабой», а нищее и бесправное – усиливает экономику. Кроме прочего, труды либеральных экономистов – это настоящий манифест ЛОКАЛИЗМА, мысли и идеи тех, кто не хочет, не может и не умеет думать насчет ОБЩЕГО БЛАГА. А думает только о своем, личном, благе, порой принимающем облик группового, кланового (марксистским языком – «классового»). Для таких экономистов,  хороша экономика там, где им хорошо. А плоха там, где им плохо. Что при этом испытывает основная масса населения – либералам безразлично. Безусловно, такая формула «население – враг экономики» — приговор всему капитализму в целом, всей его порочной логике, из которой вытекает, что чем хуже людям – тем лучше для «инвесторов». Но когда сдохнет весь капитализм (и не сдохнет ли вместо него человечество) – Бог весть! А вот для РФ приговор куда ближе и актуальнее: если смотреть на экономику глазами либеральных отморозков, которыми правительство РФ и смотрит – то любое улучшение жизни масс воспринимается как «шаг назад», как «ослабление экономики». — А ведь нам нужна сильная экономика! Вот и Авагян говорит, что без сильной экономики не бывает сильных государств!

Но я-то под «сильной экономикой» имею в виду хорошо отлаженное снабженческое изобилие благ! А они в понятие «сильной экономики» вкладывают прямо противоположное значение: инвестиционной привлекательности для иностранных жуликов. Которые хотят в России либо дешевых рабов найти, либо ресурсы расхитить, либо какую-нибудь экологическую грязь свалить, с больной головы на здоровую! Моя «сильная экономика» сильна правами мужика, а их «сильная экономика» сильна произволом барина. Беда, конечно, не в нынешних привластных экономистах, которые несут всякую пургу, воспользовавшись доступом к микрофону, открытому для сумасшедших. Беда в том, что и российское правительство, более молчаливо, но не менее убежденно верует в «сильную экономику» за счет населения. И обещая лидеру «сильную экономику», без которой державе смерть, они имеют-то в виду враждебную населению экономическую практику! На сегодня именно такое представление о построении «сильной экономике», чья сила выражается в объемах социального каннибализма – главная угроза будущему человечества на планете Земля!» (Вазген Авагян). Как видите, уважаемый читатель, автор этого сайта далеко не одинок в своих мыслях. Что же касается наших отношений с США, то предлагаю для прочтения еще одну статью – статью Владислава Шурыгина «Страшный сон США сбывается самым жутким образом» (источник: https://nstarikov.ru/strashnyj-son-ssha-sbyvaetsja-samym-zhutkim-obrazom-109055). «В своем выступлении на Валдайском форуме Владимир Путин признал, что Россия помогает Китаю в создании системы предупреждения о ракетном нападении. Президент РФ отметил, что это «капитальным, кардинальным образом» повысит обороноспособность КНР. «Не знаю, большой тайны, наверное, не открою, все равно это станет ясно. Мы сейчас помогаем нашим китайским партнерам создать систему СПРН — систему предупреждения о ракетном нападении», — сказал российский лидер. Сейчас такую систему имеют только США и Россия…» А вот это серьезно! Очень серьезно! Передача данной технологии, а точнее целого огромного «пучка» технологий и научных разработок — от «железа» и военной топографии до математических алгоритмов является показателем беспрецедентного сближения России и Китая. Китай уже много лет пытается создать эту стратегическую оборонительную систему в самостоятельном порядке. Однако он столкнулся с таким количеством проблем, что по оценкам китайских экспертов самостоятельно сможет начать развертывание такой системы не ранее 2035 года. И «включение» в ее создание России сэкономит Китаю минимум десять лет и до 100 млдр. долларов.

Все это позволит Пекину выйти уже через 5-7 лет на совершенно новый военно-стратегический уровень. С другой стороны, Китай фактически запускает Россию в свой «внутренний контур» обороны, в самый ее центр. Ибо именно от успешности и надежности функционирования СПРН зависит своевременное и адекватное принятие решения на применение СЯС и объявление войны. И эта система будет построена на наших технологиях, с нашим участием. И этот шаг России является для США не просто «черной меткой», это значит, что сбывается их самый страшный сон последних пятидесяти лет — восстановление военно-стратегического союза России и Китая. При нем у США в военной сфере нет никаких шансов, кроме надежды на свои стратегические ядерные силы, а это уже очень сильно режет их военно-стратегические планы по экспансии на планете… «Объединенный фронт Китая и России лишит Соединенные Штаты какого-либо преимущества. Москва и Пекин будут способны удерживать амбиции Вашингтона, как с точки зрения международного влияния, так и с точки зрения боеспособности. Самое главное, чтобы союз между странами не был аннулирован. Тогда даже такая сила, как США, не сможет вмешиваться в дружественные дипломатические отношения между Россией и Китаем», —  так прокомментировал эту перспективу крупнейший китайский интернет поисковик и сетевое новостное агентство Sohu. …Остается только добавить, что на прошедших стратегических учениях, участвовавшие в них войска НОАК впервые в истории действовали не как автономный самостоятельный контингент, а под общим руководством российского штаба учений, как составная часть единой группировки вооруженных сил…» (Шурыгин). А вот это – абсолютно правильный подход – мы за мир во всем мире, «но наш бронепоезд стоит на запасном пути». Ну и хватит пользоваться чужими мнениями, пришла пора доказывать свое авторское мнение. А мнение у автора предельно простое – чем хуже Западу, в целом, и нашим отечественным «либерастам», в частности, тем лучше народу России, а чем лучше народу России, тем лучше и всем жителям нашего мира. Как видите, автор ни на йоту не поменял своих убеждений – он всегда боролся с любой бандитской властью и сейчас продолжает делать то же самое. И если бы у автора была возможность одним махом уничтожить всех бандитов на Земле, он бы ни на миг не сомневался, и сделал бы это. Но вот беда, автор не только очень эмоциональный человек, он вдобавок еще и не самый глупый. А потому, прекрасно понимает, что данная акция ничего не изменит в нашем мире. А чтобы изменить мир в лучшую сторону, надо учитывать природу человека и особенности его сознания. Другими словами, надо уничтожать не самих бандитов, а причины их появления. Именно изучением этих вопросов мы с Вами здесь и займемся, а потом на основе полученных знаний попытаемся логически обосновать необходимые для этого шаги. Итак, поехали.

Все люди знают, что человек – это «общественное животное», с одной стороны, и разумное существо, с другой. И многие люди на основании данных тезисов почему-то делают такой вывод – человек отличается от животных только одним – наличием у него разума. Но данный вывод неверен, животные тоже обладают разумом (умеют выстраивать логические цепочки), просто у человека разума больше, чем у животных. Более того, животные в состоянии понимать и человеческую речь, на это указывают эксперименты с собаками на МРТ. Собакам говорили различные слова и словосочетания и проверяли реакцию на них активности работы всех участков их головного мозга. И оказалось, что после произношения того или иного слова у собак активировались примерно те же участки мозга, что и у человека. Многие другие люди различают людей и животных по отсутствию в сознании последних — менталитета. Недаром менталитет относят, чаще всего, даже не к отдельному человеку, а к человеческим сообществам. Согласно современным представлениям, данный термин происходит от латинского слова «mens», что в переводе означает ум, образ мыслей, склад ума. Поэтому ментальность обозначает целое мировоззрение какой-то определенной культуры. Она отражается во всех аспектах доступных человеку: — интеллектуальном; — эмоциональном; — поведенческом; — целостном восприятии мира. Как можно описать отдельного человека, так можно говорить и об этнической группе в целом. То есть, это коллективная психика, которая была сформирована под воздействием общих факторов, например, государственной политики. Менталитет отдельно взятого человека соткан из черт, которые перешли ему по наследству от родителей, либо были обретены вследствие воспитания. Также изменения ментальности возможны за счет жизненных уроков, либо нахождения в определенной узкой социальной группе. Менталитет простыми словами — это характеристика личности, которая сформировалась под такими группами факторов: — место рождения человека; — воздействие социума; — образование; — вероисповедание. Все эти причины играют важную роль в развитии личности, и нельзя выделить какую-то одну главную. Даже если какая-то из них отсутствует (например, образование или религия) – это тоже наложит значительный отпечаток на менталитет. Если расписывать совокупность факторов, которые могут влиять на личность, то к ним можно отнести следующие: — унаследованные черты; — целенаправленное воспитание родителей; — мировоззрение родителей, в котором растет ребенок; — выбор учебного учреждения; — выбор социальных кругов общения (друзья, партнеры); — работа; — искусство (книги, фильмы, музыка, картины).

Менталитет как характеристика какой-то социальной группы формируется достаточно долго — на протяжении целых веков. Он всегда развивается и меняется в зависимости от хода истории. Имеет как негативные, так и позитивные стороны, как и люди, которые его составляют в совокупности. Менталитет – это не логичные поступки этнической группы, после длительного размышления. А скорей шаблонные и стандартные действия, которые сформировались под воздействием разных факторов. И когда наступает определенная ситуация, люди не задумываются и ведут себя так, как принято в их социальном кругу (действуют в рамках шаблона поведения). Именно поэтому, по мнению автора, к менталитету следует отнести и все автоматические реакции на какие-то раздражители (инстинкты, как прирожденные, так и приобретенные). Другими словами, менталитет и инстинкты крепко связаны друг с другом, и вряд ли можно отделить одно от другого. Таким образом, можно обозначить менталитет как ход мыслей, восприятие окружающего мира и себя в нем, духовный настрой и система ценностей, свойственные одной личности или их группе. Увидеть яркий контраст между собственным и чужим менталитетом можно в иной культурной среде или среди представителей других народов. Одним словом понятие менталитет выражается как умонастроение. Вот и получается, что и животные (особенно стадные) тоже обладают своим менталитетом. Единственно, чего у животных, действительно, нет, так это своей культуры, да и то, в человеческом понимании этого слова. Менталитет — это подсознательные представления, впечатления и образы, на основании которых происходит восприятие и истолкование окружающей среды конкретным человеком или животным. Менталитет не может быть отождествлен с сознанием полностью, не может совпадать с каждым действием, словом и мыслью, но он всегда служит их фоном, он определяет границы нравственно дозволенного и недопустимого поведения. Другими словами, именно менталитет определяет, во что верит любая живая сущность нашего мира.

Учитывая все вышеизложенное, можно сказать так – различие между животным и человеком определяется лишь количественными составляющими (у человеческого сознания всего больше, чем у сознания животного). А то, что человек так сильно отличается от животных лишь подтверждает истинность диалектического закона перехода количественных изменений в качественные. Главной же особенностью человеческого сознания является явная избыточность в нем разума (способности логических построений), особенно у «сильной половины» человечества. Каждый человек воспринимает эту особенность исключительно положительно, однако и она зачастую может привести человека совсем не туда, куда бы он хотел прийти. Слишком много в нашем мире причинно-следственных связей, и объять все их человек своим сознанием просто не в состоянии, хотя и уверен в обратном. Именно это обстоятельство и нужно учитывать, в первую очередь, при прогнозировании поведения человека и человеческих сообществ. Итак, каждый человек искренне верит, что может своим разумом разрешить любую задачу, но не понимает того, что его разум ограничен, а вот подсознание безгранично, так как оно постоянно находится на связи с Мировым сознанием. Запомним это обстоятельство и пойдем дальше. Разум подсказывает любому человеку, что если все окружающие его люди будут поступать только так, как лично ему хочется, то окружающий мир изменится в лучшую сторону (опять-таки для данного конкретного человека). Но окружающие поступают так, как лично им хочется, а не этому человеку. Логичный выход из данного положения напрашивается сам – надо заставить окружающих поступать не в соответствие со своими пожеланиями, а с пожеланиями «этого человека». Вот она – главная причина бандитских устремлений любого «человека разумного». Впрочем, для большинства людей эти устремления так и остаются устремлениями, они просто не могут заставить окружающих поступать по-своему. Однако если человек по устройству своей психики относится к категории «эксплуататоров» или «упертых автономов» (а это устройство определяется в процессе взаимодействия человека с социумом, и данные категории людей составляют ровно половину от общей численности социума), то такие люди  могут стать бандитами. Но опять-таки, могут, не значит, что станут.

Для того чтобы это произошло, необходимо чтобы у человека хватило сил заставить окружающих поступать по-своему, а у окружающих, наоборот, не хватило сил ему сопротивляться. Если взять совсем небольшой социум (всего шесть особей) людей или животных и поместить их в отдельное помещение, то этот социум, в конце концов, обязательно разделится на четыре категории. Двое станут «эксплуататорами», двое — «эксплуатируемыми, один — «козлом отпущения» и один — «упертым автономом». Другими словами, одна треть этого социума станет бандитами. Однако, когда социум достаточно большой (отдельные особи встречаются друг с другом лишь изредка или вовсе не встречаются), то подобное разделение социума сильно сглаживается, так как противодействие отдельных особей друг с другом сведено к минимуму. Таким образом, одним из возможных путей уменьшения бандитизма в обществе является увеличение жизненного пространства. И в этом плане людям лучше живется в малых городах и селах, где люди часто встречаются и знают друг друга, но жизненного пространства хватает всем. Слава Богу, с жизненным пространством в России все обстоит достаточно хорошо. Другим способом уменьшения бандитизма является воспитание. Необходимо воспитывать всех членов сообщества в духе независимости друг от друга (или в духе «упертого автонома»). Такое воспитание можно озвучить следующими словами: «Я – такой, какой есть, всегда выполняю порученную мне работу и требую того же от всех окружающих, и не лезу ни к кому в Душу». Именно эта категория экспериментальных животных, когда их собирали вместе, делилась на категории хуже, чем все остальные (ну не хочет быть автоном, ни эксплуататором, ни эксплуатируемым, ни козлом отпущения). Толстовская же идея «непротивления злу» лишь подталкивает общество к возникновению внутри него бандитизма, а потому, от нее надо отказаться раз и навсегда. В любом случае, бандитов в обществе всегда меньшинство. А чтобы их вообще не осталось, необходимо организовать обратные связи между правящим меньшинством и подчиненным ему большинством (в любом случае, без управления нам никак не обойтись), причем, эти связи должны быть одинаковой интенсивности. Другими словами, большинство зависит от решений меньшинства в той же степени, что и меньшинство от решений большинства. И реализовать эти обратные связи сегодня можно только в России (у ее жителей для этого самый подходящий менталитет, корни которого находятся не только в СССР, но и в древнем Новгороде). Именно по этой причине автор и говорит: «Чем хуже Западу, в целом, и нашим отечественным «либерастам», в частности, тем лучше народу России, а чем лучше народу России, тем лучше и всем жителям нашего мира». И это необходимо понять и нашим правителям, и нашему народу.

«- Ну что же, Петр Петрович… — Полипов, думая, что разговор с ним заканчивается, хотел было встать. Однако Лахновский жестом попросил сидеть. — Ну что же… Не удалось нам выиграть в этом веке, выиграем в следующем. Победа, говорит ваш Сталин, будет за нами. За Россией то есть. Это верно, нынче — за Россией. Но окончательная победа останется за противоположным ей миром. То есть за нами. В тихом скрипучем голосе не было сейчас ни злости, ни раздражения, отчего слова, вернее, заключенные в этих словах мысли звучали в устах Лахновского убедительно. — Не ошибаетесь? — вырвалось у Полипова невольно, даже протестующе. — Нет! — повысил голос Лахновский. — Вы что же, думаете, Англия и Америка всегда будут с Россией? Нельзя примирить огонь и воду. — Но идеи Ленина, коммунизма — они… Полипов начал и осекся под холодным взглядом Лахновского. — Ну?! — зловеще выдавил он. — Продолжай! — Они… эти идеи… — Полипов был не рад, что начал говорить об этом. И в то же время он хотел яснее понять, на чем же все-таки держится эта фантазия Лахновского. — Непобедимы?! — вскричал, как пролаял, Лахновский. — Это ты хотел сказать? Об этом все время кричит вся ваша печать. Непобедимы потому, что верны, мол… — Я хотел сказать, — перебил его Полипов, — они, эти идеи, все же… привлекательны. Так сказать, для масс. — Все же? Для масс? Он выхватил из его сбивчивых фраз как раз те слова, на которых Полипов не хотел бы останавливать его внимание. Но этот проклятый старик повторил именно их, и Полипов поморщился. Лахновский заметил это, насмешливо шевельнул губами, опираясь на трость, медленно, будто с трудом разгибая высохшие суставы, поднялся и больше уж не садился до конца разговора. — Слушай меня, Петр Петрович, внимательно. Во-первых, непобедимых идей нет. Идеи, всякие там теории, разные политические учения рождаются, на какое-то время признаются той или иной группой людей как единственно правильные, а потом стареют и умирают. Ничего вечного нету. И законов никаких вечных у людей нет, кроме одного — жить да жрать. Причем жить как можно дольше, а жрать как можно слаще. Вот и все. А чтоб добиться этого… ради этого люди сочиняют всякие там идеи, приспосабливают их, чтоб этой цели достичь, одурачивают ими эти самые массы — глупую и жадную толпу двуногих зверей. А, не так? Полипов молчал, сжав плотно губы. — Молчишь? Там, у своих, где-нибудь на собрании, ты бы сильно заколотился против таких слов. А здесь — что тебе сказать? Вот и молчишь. А я тебя, уважаемый, насквозь вижу. Идеи… Не одолей нас эта озверелая толпа тогда, ты бы сейчас совсем другие идеи проповедовал. Царю бы здравицу до хрипа кричал. Потому что это давало бы тебе жирный кусок. Но эта толпа сделала то, что они называют революцией… Несмотря на наши с тобой усилия, все пошло прахом. За эти усилия и меня, и тебя могли запросто раздавить… как колесо муравья давит. Но мы увернулись. Ты и я. Но я продолжал, я продолжал всеми возможными способами бороться. Потому и здесь, с немцами, оказался. А ты, братец, приспособился к новым временам и порядкам. Ты спрашиваешь, верю ли я в бога? А сам ты веришь в коммунистические идеи? Не веришь! Ты просто приспособился к ним, стал делать вид, что веришь в них, борешься за них. Потому что именно это в новые времена только и могло дать тебе самый большой… и, насколько можно, самый жирный кусок. А, не так?

По-прежнему молчал Петр Петрович Полипов. Лахновский крутнулся, торопливо сбегал к окну, занавешенному плотной и тяжелой материей. — Вот, это все во-первых, — объявил он, вернувшись. — Но я тебя не осуждаю, нет… Жить каждому хочется… — … В этом веке нам уже не победить. Нынешнее поколение людей в России слишком фанатичное. До оголтелости. Войны обычно ослабляли любой народ, потому что, помимо физического истребления значительной части народа, вырывали его духовные корни, растаптывали и уничтожали самые главные основы его нравственности. Сжигая книги, уничтожая памятники истории, устраивая конюшни в музеях и храмах… Такую же цель преследует и Гитлер. Но слишком он многочислен, что ли, этот проклятый ваш советский народ… Или он какой-то особый и непонятный… И в результате войны он не слабеет, а становится сильнее, его фанатизм и вера в победу не уменьшаются, а все увеличиваются. Гитлер не может этого понять, а если бы понял, как-то попытался бы выйти из войны. Значит, он обречен, и его империя, его тысячелетний рейх, накануне краха… Значит, надо действовать нам другим путем. Помнишь, конечно, Ленин ваш сказал когда-то: мы пойдем другим путем. Читал я где-то или в кино слышал… Что ж, хорошая фраза. Вот и мы дальше пойдем другим путем. Будем вырывать эти духовные корни большевизма, опошлять и уничтожать главные основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением, выветривать этот ленинский фанатизм. Мы будем браться за людей с детских, юношеских лет, будем всегда главную ставку делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее! — Сморщенные веки Лахновского быстро и часто задергались, глаза сделались круглыми, в них заплескался, заполыхал яростный огонь, он начал говорить все громче и громче, а под конец буквально закричал: — Да, развращать! Растлевать! Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов! — Сейчас трудно все это представить… тебе. Потому что голова у тебя не тем заполнена, чем, скажем, у меня. О будущем ты не задумывался. Окончится война — все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, чем располагаем… все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способно к изменению. Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить! Как, спрашиваешь? Как?! Лахновский по мере того, как говорил, начал опять, в который уж раз, возбуждаться, бегать по комнате. — Мы найдем своих единомышленников… своих союзников и помощников в самой России! — срываясь, выкрикнул Лахновский. Полипов не испытывал теперь беспокойства, да и вообще все это философствование Лахновского как-то не принимал всерьез, не верил в его слова. И, не желая этого, все же сказал: — Да сколько вы их там найдете? — Достаточно!

— И все равно это будет капля в море! — из какого-то упрямства возразил Полипов. — И даже не то слово — найдем… Мы их воспитаем! Мы их наделаем столько, сколько надо! И вот тогда, вот потом… со всех сторон — снаружи и изнутри — мы и приступим к разложению… сейчас, конечно, монолитного, как любят повторять ваши правители, общества. Мы, как черви, разъедим этот монолит, продырявим его. … Общими силами мы низведем все ваши исторические авторитеты ваших философов, ученых, писателей, художников — всех духовных и нравственных идолов, которыми когда-то гордился народ, которым поклонялся, до примитива … Всю историю России, историю народа мы будем трактовать как бездуховную, как царство сплошного мракобесия и реакции. Постепенно, шаг за шагом, мы вытравим историческую память у всех людей. А с народом, лишенным такой памяти, можно делать что угодно. Народ, переставший гордиться прошлым, забывший прошлое, не будет понимать и настоящего. Он станет равнодушным ко всему, отупеет и, в конце концов, превратится в стадо скотов. Что и требуется! Что и требуется!» (фрагменты из романа Анатолия Иванова «Вечный зов»). Вот Вам, уважаемый читатель, яркий пример устройства психики всех прошлых и нынешних бандитов («либерастов»). Причем, как с одной стороны (со стороны Запада), так и с другой стороны (со стороны Советской бандитской власти и нынешней Российской бандитской власти). И бандитизм во власти будет существовать в нашем мире ровно столько же, сколько будет существовать само человечество, если только русский народ не возьмет власть в свои руки! И сделать это можно только одним способом — как предлагает автор этого сайта (смотри главу «Хронология реформ» в двенадцатой книге сайта). Возможно, в чем-то ошибается и автор (не ошибается только тот, кто ничего не делает), но в любом случае, нужное направление изменений в стране и мире выбрано автором верно. Что подтверждается великим множеством самых различных публикаций самых разных авторов, представленных здесь в достаточном количестве. Автор одинаково хорошо относится как к своему творчеству, так и к творчеству других авторов, а потому, он очень аккуратно относится к их цитатам и старается не сокращать их статьи (по возможности). Именно поэтому данный сайт больше, чем наполовину, состоит из мнений многих других авторов. А стало быть, Вы, уважаемый читатель, всегда сможете сравнить их взгляды с авторскими и со своими.