Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Русская идеология

Русская идеология

Предлагаю Вашему вниманию статью Владимира Малышева «Суверенитет культуры – суверенитет страны» (источник: http://stoletie.ru/kultura/suverenitet_kultury__suverenitet_strany_509.htm). «Недавно в ток-шоу Владимира Соловьева на телеканале «Россия» известный кинорежиссер, директор «Мосфильма» Карен Шахназаров с горечью произнес совсем не политкорректную в наши дни фразу: «В области культуры мы – не суверенная страна». А в интервью газете «Известия» режиссер так продолжил свою мысль: «Знаете, я не могу сказать, что у нас в стране на сегодняшний день сформулирована какая-то стратегия в сфере культуры – у меня нет ощущения, что намечена какая-то цель. Нет понимания того, какую культуру мы хотим, и чего страна ждет от культуры». Ведь что такое суверенитет? Это – независимость. А суверенитет в культуре? Это – независимость культуры от иностранных шаблонов, это – национальная культура, основанная на исторических корнях и традициях народа. Если у России сегодня такая независимость? Нет, конечно. А откуда ей быть, если 80% фильмов в наших кинотеатрах и тех, что крутят на телеканалах – американского производства? Если полки книжных магазинов завалены переводами иностранных авторов, если на наших песенных конкурсах поют на английском, и если даже на «Евровидение» под флагом России посылают заезжую певичку из Таджикистана? Если практически все популярные телевизионные шоу – купленные за рубежом франшизы, в основном, американские или английские. Своего почти ничего уже нет, одни западные образцы. Карен Шахназаров в последнее время постоянно выступает в телевизионных программах в роли политолога, отличаясь редкой прямотой суждений и с поразительно проницательным анализом многих сложных проблем. Особенно часто, что и понятно, он затрагивает проблемы нашей культуры, выражая серьезную тревогу тем, что в ней сегодня происходит. Он считает, что отсутствие у России «культурного суверенитета» может обернуться для страны очень серьезными политическими последствиями. По его мнению, в культуре у нас творится вакханалия. «Сейчас в России, – уверен Шахназаров, – нет государственной политики в отношении и культуры. И это заметно по уровню деградации общества». «Культура, – говорит Карен Шахназаров, – не имеет границ, но культура имеет корни. И весь вопрос вот в чем: следующее поколение, какое-либо другое поколение, через поколение, воспитанное уже в отсутствие культурного суверенитета или в иных культурных традициях, захочет ли оно вообще сохранять политический суверенитет страны?» Когда советские танки в 1945 году вошли в поверженный Берлин, то потом в оккупированном городе во всех кафе и ресторанах звучали русские песни.

А песни, на каком языке, звучат у нас сегодня? Нет, на Красной площади не стоят американские танки, но оккупация культурная – налицо. А вот во Франции общенациональные телеканалы должны отдавать 40% французскому кино (и 60% европейским картинам в целом). А в Китае и целом ряде других стран на голливудскую продукцию имеются строгие квоты. О том, что России нужна суверенная политика в области культуры, говорят у нас давно. Еще в 2014 году состоялось совместное заседание Госсовета и Совета по культуре и искусству. На нем был разработан и утвержден документ «Об основах культурной политики». После этого мероприятия ректор Государственного литературного института, писатель Алексей Варламов с оптимизмом заявил: «Очень важно, чтобы все, что сегодня говорилось, не осталось в рамках Кремлевского дворца, а было донесено до всех российских регионов». По его словам, «судя по настроению людей, (есть) понимание того, что культура – это не сфера услуг, культура – не довесок, культура не какая-то обуза для губернаторов – это реальное, серьезное дело. Взят стратегический долговременный курс на серьезную культурную политику государства…». И что же? С той поры прошло уже семь лет, но сегодня такой авторитетный деятель культуры, как Шахназаров, опять бьет тревогу. Решения приняты хорошие, наверху произнесено множество важных и нужных слов в поддержку национальной культуры, разработаны программы, но воз, как говорится, и ныне там… Складывается впечатление, что государство у нас само по себе, а культура сама по себе. Отказавшись от цензуры и от руководства культурным процессом, передав его в руки самих творцов, государство фактически полностью утратило над ним свой контроль. Чиновники произносят хорошие слова, бьют себя кулаками в грудь, рапортуя о стремлении выполнять указания президента, а культурного суверенитета у России как не было, так и нет. Когда США ввели против России санкции, то на экспертном совещании, посвященном проекту «Основ государственной культурной политики», режиссер Юрий Кара предложил в ответ на эти санкции Запада запретить в российском прокате все американские фильмы. Однако ни министерство культуры, ни Госдума прежнего созыва это предложение не поддержали. Интересы частных владельцев кинотеатров, которые резко выступили против, оказались в приоритете. А ведь засилье американской кинопродукции крайне опасно, поскольку оно ведет к переформатированию сознания населения. Особенно в мультфильмах для детей. От «Тома и Джерри», в которых детей заставляют смеяться над тем, как герои постоянно строят друг другу козни и колотят друг друга подручными предметами, до «Скруджа Мак-Дака», где главный герой занят преумножением груды золота, которую хранит в подвале.

«Очень трагично, что мы потеряли 12-15-летних детей. В этом американском бардаке ушел наш русский менталитет. Мне все больнее и больнее смотреть, во что превращается русский ребенок», – с печалью говорил об этом художественный руководитель киножурнала «Ералаш» Борис Грачевский. За другими примерами, которые буквально вопиют, тоже далеко ходить не приходится. В Петербурге, например, компании «Буквоед» принадлежит более ста книжных магазинов, практически эта сеть – монополист в книжной торговле в городе, который называет себя культурной столицей России. Но какие книги она предлагает ее жителям? Если зайти во флагманский магазин «Буквоеда» на Невском проспекте, то на центральном стенде при входе, где выставлены последние новинки литературы, 90% из них – произведения иностранных авторов в переводах на русский язык. Американцев, французов, англичан – авторов тех самых стран, которые считают нас сегодня своими врагами, что не может не отражаться и на их литературе. Ведь на полки выложены вовсе не Шекспир или Джек Лондон, а современные авторы, которые в своих произведениях навязывают читателю «западные ценности». Но именно такая литература усиленно «впаривается» сегодня российскому читателю. Даже книги для детей – сплошь иностранных авторов. Пушкин, Чехов, Достоевский – вообще где-то в стороне. Это случайность? Вовсе нет! Каждый год в Петербурге проводится Международный книжный салон. Его спонсоры – министерство культуры, правительство Санкт-Петербурга, и другие государственные структуры. Но каких авторов приглашают на этот важный культурный форум, который проводится на Дворцовой площади? Нынешним летом «топовыми спикерами» на нем были такие писатели-русофобы, как Дмитрий Глуховской и Дмитрий Быков, который называет Гитлера «освободителем Ленинграда». Еще примеры таких странных приоритетов? Пожалуйста! Последнее время в России ежегодно проводится такое важнейшее культурное мероприятие, как «Тотальный диктант». Кто был выбран его автором в нынешнем году? Уже упомянутый русофоб Дмитрий Глуховской! То же самое происходит в театре, кино, в живописи – в других сферах искусства. Не так давно скандалом отметился даже легендарный театр «Современник», поставивший скандальный спектакль «Первый хлеб», в котором были и продолжительные мужские поцелуи, и матерный монолог Лии Ахеджаковой, оскорбляющей ветеранов войны. И никто за это не ответил.

Процесс деградации нашего искусства и культуры начался в 1993 году с указа тогдашнего президента России Бориса Ельцина о том, что государство никак не должно вмешиваться в вопросы культуры, а только давать деньги, уверен народный артист России Николай Бурляев. «Но этот процесс, – считает он, – нужно останавливать – это безобразие, если эта жизнь без образа Божьего и подобия будет продолжаться, если такое отношение к нашей культуре будет сохраняться и дальше». Режиссер рассказал о своей давнишней встрече с одним из бывших российских министров культуры. Во время беседы Бурляев задал ему вопрос – для чего тратятся миллионы рублей на выставки так называемого современного искусства, где куры гадят на голову Льва Толстого, а посетителям предлагается топтать ногами страницы из Евангелия, проецируемые на пол. На что чиновник ответил: мол, должны цвести все цветы. Но зачем же сорнякам помогать? – удивляется режиссер. А ведь помогают, да еще как! Вот самые последние примеры, о которых уже не раз писало «Столетие». Как можно объяснить, что в составе Общественного совета при Комитете по культуре Госдумы мог оказаться такой персонаж, как известный поп-музыкант матерщинник Сергей Шнуров? Или почему на Первом канале государственного телевидения продолжает выступать в роли ведущей Ксения Собчак, известная не только своим участием в похабном «Доме-2», но и многими эпатажными выходками, которые уже давно вызывают возмущение общественности. Кто-то же эти «сорняки», о которых говорит Бурляев, не только заботливо поливает, но и стремится выдавать заполнивший нашу культуру чертополох за «цветущий сад». Делается это случайно, по недоразумению или же мы имеем дело с целенаправленной политикой, направленной на умышленное разложение нашего общества? Ответ банален. Его и озвучил Карен Шахназаров, заявляя, что «в области культуры Россия – не суверенная страна». На Западе на сцене и в кино – ЛГБТ и трансгендеры – и в российском театре и кино – тоже. На Западе на художественных выставках – унитазы, и у нас Русский музей приобрел недавно для своей коллекции унитаз. У них на телевизионных конкурсах поют по-английски, а и у нас на Первом канале его российские участники тоже голосят на том же языке.

С тревогой о том, что происходит у нас в культуре, говорят уже первые лица государства. Так, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, выступая на совместном заседании организационного комитета третьего Евразийского женского форума и Совета Евразийского женского форума, с возмущением заявила о «безнравственных» передачах на российском телевидении. В пример, она привела передачи (аналоги западных телешоу), на которых в прямом эфире делаются тесты ДНК, смакуются всякие скабрезности, и даже устраиваются драки. «Не буду называть каналы, вы сами знаете, включаешь, сидят девушки низкой социальной ответственности и не знают, от кого они родили детей, там же прямо берут тесты ДНК. Все это обсуждается», – возмутилась глава Совета Федерации. «Я против всякой цензуры на телевидении, мы живем в другом времени и так далее, но нравственная цензура должна все равно быть в любом обществе», –подчеркнула В. Матвиенко. Она также напомнила, что в Конституцию РФ были внесены изменения, согласно которым дети являются приоритетом государственной политики, а Россия – социальное государство. Ранее уже сам президент России Владимир Путин заявил, что его периодически «берет оторопь» от того, что он видит в эфире на российском телевидении. «Я очень рассчитываю на то, что мы постепенно все-таки будем поднимать этот уровень, и не будем шокировать наших людей и корежить их сознание, а, наоборот, будем укреплять», – заявил президент. А на Валдайском форуме Путин указал на глубинные корни нынешних проблем, которые касаются в том числе и культуры. Он заявил, что капиталистическая модель развития общества изжила себя. А это значит, что и в культуре должны править бал не деньги, как это происходит сегодня, а высокие идеалы служения своей стране и народу. В рамках же «дикого капитализма», который утвердился в нашей стране после краха СССР и грабительской прихватизации 90-х, никакого суверенитета России в области культуры нет по определению. Какая там нравственность и высокие идеалы, какая национальная культура, если бал правит золотой телец? «Думаю, – сказал тот же Карен Шахназаров, – что Россия все больше склоняется к социалистической идее. Она вроде бы потерпела крах, но сегодня в нашем обществе все время идет разговор о справедливости и социальном государстве, которое должно активно участвовать в социальных программах, поддерживать людей» (Малышев).

Да, русский народ склоняется к социализму, и это бесспорно. Однако «государственная идеология» (а она есть, несмотря на то, что ее по Конституции России быть не должно) направлена в прямо противоположную сторону. Вот что по этому поводу пишет В. Аверьянов в введении к интегральному докладу Изборского клуба: «Идеология Победы как национальный проект». «Народ как государственное целое, как носитель цивилизации должен быть зрячим, представлять, кто он и куда идет. Лишенный идейных основ, идеологических понятий – народ слеп. Настоящая работа несет в себе идеологический посыл, выраженный в концентрированных и емких тезисах. Идеология – система взглядов и установок, которая при определенных условиях становится основой официального мировоззрения ведущего, правящего слоя общества, а через него – транслируется народу. При этом высокоорганизованные государства не существуют без верховной идеологии. Обратное утверждают лукавцы и лицемеры. Идеологию можно и не называть идеологией – в таком случае она будет жить под личиной других понятий. Исторически часто так и случается. В России в условиях «деидеологизации» и конституционного запрета на официальную идеологию в 90-е а затем и в нулевые годы такая негласная идеология, она же – мировоззрение доминирующего слоя – существовала. Эта скрытая идеология, нацеленная на демонтаж старого советского наследия в ее социальном и духовном содержании, не только не должна была, но и не могла бы быть объявленной во всеуслышание: она явилась организационным оружием против большинства – оружием в руках компрадорского, хищнического меньшинства. В превращенной форме эта идеология подобно кривому зеркалу воздействовала на все общество, рисуя ему ложный и порочный образ самого себя. Она внушала инвективы, призванные увековечить состояние Смуты, вовлечь все общество в качестве действующих лиц в непотребное действо – ритуальный спектакль «Закат Великой России». Идеологический официоз этой эпохи – классический образчик того, что Энгельс называл «ложным сознанием», то есть неким конструктом или симулякром, средством «околпачивания» большинства, целенаправленно угнетаемого, обворовываемого и развращаемого. Все разнообразие идейных поисков и идеологического творчества носители официальных установок старались не замечать, а картину идей сводили к линейной логике: существуют, дескать, либо «прогрессивные» силы, зовущие в безальтернативное царство «свободы», к растворению в объятиях глобального мира; либо силы «реакционные», тянущие назад, в тоталитаризм, в «коммуно-фашизм», и т.д. Смысл запрета на официальную идеологию состоял еще и в том, чтобы избавить власть имущих от необходимости объяснять напрямую свою мотивацию, создавая для них максимальный комфорт безответственности. Во многом это состояние сохраняется до сих пор, ведь российские элиты изо всех сил сопротивляются самой мысли о возвращении в жизнь ведущей идеологии.

Принцип «Разделяй и властвуй!» все эти 30 лет эффективно работал в России, подтверждая ее квази-колониальный статус как государства, и статус ее власти как не суверенной. Власть в РФ исполняла роль «временной дирекции предприятия», обеспечивающей недружественное поглощение активов прежней корпорации-РСФСР внешними хищниками, тогда как внутрироссийские хищники служили их филиальной сетью. Такой порядок вещей предполагает искусственно поддерживаемую разрозненность, атомизацию и поляризацию общества, его раскол по многим линиям, в первую очередь – по линии: винеры/лузеры, или: те кто «умеет жить»/презренная масса. Идеология и образ будущего, о которых пойдет речь в нашем докладе, носят прямо противоположный характер. Мы радеем о консолидирующей, интегрирующей, а не раскалывающей социум системе мировоззрения. Переход к такой системе назрел. Новая консолидирующая общество идеология должна выстраиваться как коллективное политическое вероучение, а не как совокупность частных мнений или предписаний сверху. В противном случае она обречена на провал. Просыпающаяся от травматической спячки цивилизация остро нуждается в интегрирующей идеологии. Эта идеология еще только проклевывается в противоречивом и непоследовательном лепете приходящего в чувство имперского сознания. Ее нежный росток пока зиждется, почти целиком и полностью, на категории Великой Победы 1945 года, – что, конечно же, неслучайно. В 2000-2020 гг. власть предприняла определенные усилия к восстановлению традиционного патриотизма вокруг образа страны-победителя. В этом сказалась верная интуиция, как власти, так и общества, которое охотно откликнулось на этот образ, на идею Священной Победы. Можно даже говорить о том, что у современной России уже есть идеология – идеология Победы, но она пока еще существует в эмбриональном состоянии. Нужны уста, которые огласили бы ее, вывели из полу-небытия на свет, показали связь Победы со всей национальной жизнью. В нашей Победе действительно слились все имперские тенденции, в ней по существу примолкли распри «красных» и «белых», притупились многие предвоенные противоречия. Это была грандиозная, мистическая, религиозная по своему духу Победа. Но Великая Победа не может быть лишь состоянием бездеятельного торжества, или неким благим воспоминанием, тем более мы не имеем права допустить ее вырождения в псевдо-идеологическое самолюбование. Что сегодня значит для нас Победа? Как она связана с другими насущными победами в отечественной истории, в ее науке, культуре, повседневной жизни, с личными победами человеческого духа, ставшими достоянием всех остальных?

В ответах на эти вопросы – нерв новой идеологии, сущность Русской Мечты. И мы будем раскрывать эту тему – наследия побед – в нашем докладе. И в то же время такое широкое понимание не отменяет острой нужды в фокусировке на том, над чем и над кем нам предстоит одержать в ближайшем будущем новую Победу, Победу-наследницу. Ложное миролюбие сегодня, в начале XXI века – означало бы не столько благодушие, сколько малодушие и неготовность смотреть правде в глаза. Поэтому важнейшими для новой идеологии являются образы и концепты Нового Потопа и приближающей его транснациональной антисистемы, а с другой стороны – Нового Ковчега, которым призвана стать Россия. В построении страны-Ковчега, Государства Развития, обуздания и отражения новейших угроз и заключается главное наше взыскание, чаемая нами Победа нового поколения. Параллельно либеральным реформам 90-х и их инерционному продолжению в путинской России у нас не прекращалось биение подлинной общественной мысли, кипела интеллектуальная жизнь альтернативная господствующим взглядам. Загнанная в политическое подполье, она прорывалась на поверхность в виде более или менее ярких выступлений, при этом высокомерно осмеивалась как нечто маргинальное. Как оказалось, едва ли не все живое в идеологическом поле, что сохранилось в России, развивалось именно внутри этой презираемой в 90-е и нулевые годы среды, оттесненной от реальной политики. Изборский клуб возник как раз на почве этих сущностно альтернативных взглядов. Идеология изначально была призванием всех членов изборского сообщества, которые могут по праву быть названы идеологической контрэлитой. Наш клуб начал оформляться в единую силу в тот момент, когда произошел кардинальный разлом внутри доминирующего слоя – распавшегося на «охранителей» режима и Болотную фронду. Будучи контрэлитой, изборцы никогда не могли быть охранителями. Все они, так или иначе, выступали за прорывное, бурное развитие государства, а не за ложную стабильность, прикрывающую деградацию российского народа и сохранение офшорного рая для олигархических кланов. Вызов Болотной как риск скатывания страны в новую острую фазу Смуты, в повтор 90-х годов заставил будущих изборцев собраться воедино, чтобы не допустить этого… У самой власти не оказалось на тот момент в достаточном числе эффективных интеллектуальных кадров, чтобы противостоять пресловутым взбунтовавшимся «нашим лучшим людям», которых эта власть сама же пестовала и культивировала в течение двух десятилетий. Вместо убежденных идеологов и трибунов рядом с властью паслись журналисты, политтехнологи и пиарщики, они кормились выборами и партийным строительством, осуществляемым по формалистским шаблонам, а во время прорвавшегося гнойника «московского майдана» оказались бесполезными.

Изборский клуб в первые годы своего существования столкнулся со странным явлением: крупные чиновники, представители так называемых элит как в центре, так и в регионах – практически все без исключения – в общении с нами заявляли себя как открытые патриоты и признавались, что они долгие годы изучали изборских идеологов, сочувственно следили за ними. Как бы то ни было, внутри политических элит России несмотря ни на что складывается новая генерация деятелей, внутренне готовых к идеологии, созревших для ее выдвижения в центр национального бытия. Историческая функция новой ведущей идеологии России XXI века состоит, на наш взгляд, в том, чтобы стать смысловой конструкцией организационного оружия нового поколения. Это залог выживания страны. Именно поэтому идеология и насущна, и неизбежна. Мы излагаем эти тезисы исходя не из того, что они будут разобраны на отдельные элементы, теряющие смысл вне единого целого и затем использованы как риторический декор на уровне сложившейся матрицы политического пиара. Для нас эта работа никак не связана с выборным циклом, не привязана к таким мертворожденным конструкциям как «транзит власти» или «преемник», которые в России совершенно не работают. Речь идет о стратегических смыслах, о новой системе координат, а не о политтехнологических комбинациях. Подлинную легитимность придают власти мечта и образ будущего, которые исповедует большинство общества. Это делает нацию субъектной. Выборы же, конституция и законы как источники легитимности — вторичны по отношению к ведущей философии государства, его идеологии, как формам активной субъектности. В течение 2021 года наш клуб провел ряд семинаров и обсуждений, большинство его участников отточили свои предложения и выпустили их в виде авторских статей. Был напечатан посвященный этому выпуск журнала «Изборский клуб» (№ 3 за 2021 год), затем был подготовлен еще один выпуск вокруг этой же темы, и он выйдет в ближайшее время, включая в себя, в том числе, и данный интегральный доклад. Сегодня, пройдя целый круг сборки идеологического концепта внутри Изборского сообщества, мы приглашаем другие патриотические клубы России а также отдельных мыслителей и идеологов к свободному обсуждению и высказыванию своих предложений. Предложения могут формулироваться как на альтернативной основе, так и в виде дополнений, уточнений к нашей работе, а также как критические замечания.

В идеале нам видится такой сценарий: к работе подключаются творчески плодотворные эксперты, их предложения анализируются и обобщаются, и на основе консенсуса создается межклубная рабочая группа идеологов-концептуалистов. Эта группа и могла бы выступить в качестве коллективного собеседника власти, тем самым возвращая принципы соборности в идейно-политическую жизнь страны. Цель наших устремлений – консолидация, интеграция, преодоление идейного раскола. В перспективе это позволит преодолеть и расколы: исторический, социальный, экзистенциальный. Это, в конечном счете, единственно возможный путь идеологического строительства. Ведь жизнеспособную идеологию, которую приняло бы общество, в которую поверили бы люди – идеологию как вероучение, как символ веры в Россию! – нельзя списать у других народов и цивилизаций. Ее нельзя разработать в административном стиле, поскольку получится бюрократическая бумага. Идеология по своему естеству является результатом общих усилий. В то же время интегративная, консолидирующая идеология не предложит взглядов, которые были бы близки всем без изъятия. Такой системы воззрений, с которой были бы согласны 100% граждан, попросту не бывает в природе. Даже в условиях войны или великих катастроф, когда нация консолидируется, превращаясь в единый фронт по борьбе с бедой, существуют те, кто предпочитает стать предателями, коллаборантами, мародерами. (В нашем случае речь идет, прежде всего, об ориентированной на транснациональные центры околополитической либеральной богеме а также о не совсем вменяемой публике, которую ранее называли «демшизой».) Создание общего с ними «образа будущего» невозможно, а попытки такого рода компромиссов – вредоносны для будущего России. Мы предлагаем здесь не план действий, не программу, а идейную повестку. Планы и программы по разным сферам и отраслям национальной жизни тоже понадобятся, но многие из них уже были разработаны и опубликованы в докладах Изборского клуба за 9 лет его существования. Эта та телега, которая не должна идти впереди лошади – идеологии. Мы исходим из того, что государство уже теперь мучительно возрождается. При этом опасность скатывания обратно в Смуту велика.

Если квази-колониальным элитам удастся вновь заблокировать суверенное развитие – в таком случае Россия обратится в «больного человека Евразии», сильно рискующего быть отданным на съедение. Стать жертвой, принесенной ее конкурентами ради временного смягчения геополитических противоречий и углубляющегося общемирового кризиса. Мы являемся сторонниками скорейшего пришествия Пятой империи в ее полноценном, развернутом виде. (Первыми четырьмя империями мы называем Русь–Россию киевского цикла, затем Московское государство, далее Российскую романовскую империю и, наконец, Россию в формате СССР). Ход истории неумолим, и Пятая империя как новая форма живой Русской цивилизации неизбежна. Но прийти она может либо через революцию сверху, относительно бескровную, либо через катастрофу и сопутствующий ей социальный взрыв. Речь идет не об очередной идеологической утопии, но о своего рода «вечной идеологии» – которая прорастает сквозь века, проходит через «черные дыры» нашей истории как ее невидимая ось, преодолевает временные помрачения, с забвением своей сущности, либо с ее агрессивным искажением… Что же это за «вечная идеология», как ее обрести и распознать? Она должна отражать вековую русскую мечту, воплощать в себе русские цивилизационные коды, объяснять все исторические перипетии народа и формы созданного им государства и объединять все это в новой смысловой непрерывности. Идеология должна не только парить над человеком, поднимая его взор в высшие смыслы, но и объяснять человека и указывать его путь в будущее, его место внутри грандиозного целого. «Вечная идеология» России укоренена в русской и мировой истории, имеет вселенский характер, и ни на какой иной масштаб взысканий русская душа просто-напросто не откликнется. Идеология — здесь, в нас, вокруг нас. Тем, кто сомневается в этом – надо приглядеться, прислушаться. Перечитать скрижали русской философии, романы и поэмы «золотого» и «серебряного» веков. Прошагать с Бессмертным полком. Промчаться по Крымскому мосту через керченскую лазурь. Увидеть, как в Северодвинске спускают на воду тысячетонный «Борей». Схватиться в яростном споре с врагами Государства Российского. Отправить помощь защитникам Донецкого кряжа, отстаивая право русских республик на воссоединение с Россией, на возрождение большого Русского мира. Через все это уже и сейчас приоткрывается нарождающаяся идеология Пятой империи, в которой угадывается все тот же, что и всегда, дух «континента Россия».

Приоткрывается идеология и в нескольких геостратегических проектах, которые как будто исподволь осуществляются Россией: это и восстановление в Арктике полярной русской цивилизации, разрушенной в 90-е годы; это и закрепление России на Дальнем Востоке, где она осуществляет ключевые высокотехнологичные производства; это и южный средиземноморский проект с военными базами в Осетии, Абхазии, в Крыму и в Сирии. Внесенные в 2020 году по инициативе президента Путина поправки в Конституцию по многим направлениям явились утверждением суверенитета, цивилизационного самоопределения России. Это был важный шаг вперед, приближающий возвращение идеологии. Призывая вернуть в национальную жизнь идеологию, мы предлагаем не «интеллектуальное изнасилование» общества, которому навяжут новую догму, – но замысел Общего Дела. Мы предлагаем идеологию с опорой не на придуманные или позаимствованные где-то химеры, а на исторически существующий, выплавленный в горниле истории тип – человека-носителя великой оригинальной цивилизации. Этот тип человека – читатель, и ты наверняка относишься к этому типу! – является одновременно и основой нашей идеологии, и ее главным адресатом. Для того чтобы «притянуть» на землю и включить в работу мировоззренческую волну вечной идеологии (идеологии России Вечной), власть должна не просто допустить историческое творчество, а впустить его внутрь себя. Тогда она сможет добиться изменения атмосферы в народе, пробудить его дремотную душу. Расшевелить в нем мощные центростремительные силы через тонкую духовно-эмоциональную сферу, через Мечту» (Аверьянов). Мечта – дело, конечно, хорошее, однако она не должна быть утопичной, иначе толку от нее НИКАКОГО. И в этом плане, Изборский клуб стоит на шаг впереди всех остальных «около политических тусовок». Но вот беда, в Изборском клубе очень много интересных людей, но мало профессионалов (экономистов, психологов, физиков, химиков, медиков и т.д.). Возьмем того же Виталия Владимировича Аверьянова (17 октября 1973, Московская область) — российского православного публициста и писателя, философа, директора Института динамического консерватизма. Одного из учредителей Изборского клуба (он является заместителем председателя). Доктора философских наук. Поэта и исполнителя своих песен. Согласитесь, что Аверьянов – очень интересный человек, но он, к сожалению, не является профессионалом. Понятное дело, что «философия – это наука наук» и без нее профессионалом никому и никак не стать, но и только с ней – тоже. Идеология же – хоть и очень «обширная сущность», должна обязательно опираться на конкретику – НА ЦЕЛЬ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА. А такую цель без самых разнообразных профессионалов не придумать, и не создать. Вот во власти  профессионалы всегда были и есть, а потому, и «государственная идеология» процветает, хотя она и запрещена Конституцией.

Впрочем, надо признать, что эту идеологию не разделяет народ, а потому, она – тоже ущербна. Автор же на страницах своего сайта как раз и занимался тем, что измышлял и обосновывал ту самую ЦЕЛЬ РАЗВИТИЯ, за которой пойдет и народ, и власть. И на протяжении достаточно долгого времени (пока эта цель «выкристаллизовывалась» в его голове) автор пытался доказать своим читателям ее истинность. Понятное дело, что он не в курсе, получилось это сделать или нет. В любом случае, для самого автора все это «действо» дало сильнейший толчок для его личного развития. Ну а сама ЦЕЛЬ (в авторском понимании) заключается в построении в России (а потом и во всем остальном мире) «ГОСУДАРСТВЕННОГО КОММУНИЗМА». Другими словами, общая для народа и власти идеология получилась коммунистической, правда, совсем не такой, как у Энгельса, Маркса и Ленина. Слова же «культура» и «идеология» являются для автора словами-синонимами, в отличие от многих других людей, например, того же Шахназарова. Другими словами, культура для автора – это четкий порядок в мыслях, причем, как в мыслях народа, так и в мыслях власти. И если такая культура у русского народа есть (а у народа она есть, у власти нет), то никакие примеры «Западной антикультуры» не смогут нарушить этот «исторически устоявшийся ПОРЯДОК в головах». Увы, но сегодня «русская идеология» развалилась на две никак не взаимодействующие части – на государственную и народную идеологию, причем, власти скрывают от народа свою «государственную идеологию». Почему они это делают? Только потому, что во власти сидят далеко не последние идиоты, и они прекрасно понимают огромные расхождения между своей и народной идеологией. А чтобы объединить их в одно целое, нужно не «гнобить» рыночные отношения, а наоборот, максимально широко внедрять их, как в сознание народа, так и в общую народно-государственную идеологию. А между тем, те же коммунисты из КПРФ продолжают разглагольствовать о диктатуре пролетариата и о «проклятых буржуинах». Правда, русский народ уже «не ведется» на эти разглагольствования, хотя глубоко в душе и продолжает ненавидеть последних. И вина за это лежит ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО на нынешней Российской власти, то есть, на самих «буржуинах». И с такой властью России «революция сверху» ее гражданам совсем не светит, скорее «рак на горе свиснет». А «революция снизу» может лишь разрушить страну, и ничего более. Короче говоря, современная Россия попала в полный тупик, и спасти ее может только один человек — будущий после Путина президент — «антилибераст». Однако такого человека еще вырастить нужно. И в этом вопросе Изборский клуб может (и просто обязан) приложить все свои, далеко не маленькие силы для воспитания множества подобных людей («антилиберастов») – на пользу России и всем ее гражданам. Ну а кто из них станет будущим президентом, покажет время. Судя по всему, члены Изборского клуба прекрасно понимают эту цель своего существования. И, слава Богу!