Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Народ и власть = флюгер и понятная всем непреклонность

Народ и власть = флюгер и понятная всем непреклонность

А вот и еще одна обещанная Вам статья Тараса Выхристюка — «Про чиновников и управленцев». «Продолжаю сериал про кризис управления; хотя набегающие на Конте вставальцы-с-колен уверены, что все это — чуть ли не русофобская пропаганда, нетрудно заметить, что мои статьи обычно несут просветительскую функцию, «как это на самом деле работает», а не «как кажется» или «как говорят в телевизоре». На свет единственно верной Истины не претендую, но стараюсь следовать научному подходу, когда ситуация рассматривается с разных сторон, а не «тут вижу, тут не вижу», как это бывает при рекламном мышлении, поразившем как управленцев, так и обывателей. В этот раз будет коротенько; правда, все так же обидно. Начать стоит, как всегда, с определений. Термин «чиновник» употребляется сплошь и рядом при характеристике работы властей, и в большинстве случаев неправильно; а, точнее, некорректно. Как нетрудно видеть, «чиновник» — это лицо, имеющее определенный чин, т.е. степень квалификации, аналогичную воинскому званию, но для гражданских. Понятие чина было определено в 1722-м году Петром 1 в табели о рангах, с четким соответствие воинским званиям, и было упразднено клятыми большевиками в 1917-м; в прокурорской и следственной системах было восстановлено в 1943-м. Так что применение данного термина является отсылкой к старорежимной системе управления, и несет однозначно негативный оттенок; что-то навроде определения «буржуй» для бизнесменов. Однако — и это в общественном пространстве известно почему-то далеко не всем — система чинов восстановлена в различных гражданских системах, например, в юстиции, т.е. системе, занимающейся… государственным управлением. Т.е. фактически происходит реставрация дореволюционной системы чиновничества; хотя и не в дословном виде, но с определенного уровня должностей — определенно. Например, известный шкандаль насчет «28-летней генеральши» — пример не-просвещенности именно в этой сфере; в среде федеральных управленцев высокого уровня вводятся чины, форма и погоны; все, как в РКМП. Т.е. идет реставрация системы чиновничества. Тогда как в массовом сознании формируется заведомо ошибочное понимание термина «чиновник» как… депутат; что вам приходит на ум при слове «чиновник» — работник юстиции или депутат?.. Тогда как депутат — сотрудник законодательной власти, и на данный момент никаким чиновником быть не может. Более того, основная претензия к «тогдашним» чиновникам была в их… не-выборности; например, некто Ильич писал в 1903-м: Как крестьяне были рабами помещиков, так русский народ остается до сих пор рабом чиновников. Политическая свобода означает право народа самому выбирать себе всех чиновников.

Депутат же — по определению лицо выборное, так что формально они под определение «чиновник» не подходят вообще никак. Просто мы привыкли транслировать ахинею, навязанную нами дурналистами и пропагандистами; что, впрочем, одно и то же. Надо сказать, что я сам в статьях цикла про кризис управления несколько раз использовал термин «чиновник»; правда, в отношении именно исполнительной власти, хотя это и не было акцентировано. Правильнее называть эту публику «управленцы», что верно для работников как исполнительной, так и законодательной власти; а может, есть и более корректные обзывалки. Казалось бы, какое дело до каких-то там терминов?.. Как уже говорил выше, я занимаюсь не пропагандой, а просвещением (пусть и в меру возможностей), и применение терминов не по назначению является запутыванием и запудриванием мозгов; направляя народный гнев на неких «чиновников», по сути перенаправляешь пар в свисток, ведь реальных, не выдуманных, чиновников широкие массы не видят и не слышат. То есть мы имеем дело с провокацией и заведомым враньем; это как применение соЛЖЕницына в антисоветской пропаганде — работает, пока никто не задумывается, правда ли это или брехня. И когда всплывают реальные исторические документы, то маятник народного возмущения откатывается даже дальше первоначального состояния — напоминаю, что термин «массовые репрессии», бывший в 1980-е годы жупелом, теперь все больше и больше вызывает одобрение в народных массах, и это не шутка, а прямое следствие действие провокаторов и брехунов. Можно ли было найти реальные проблемы — да, но вы предпочли врать; ну, увы вам. То же и с чинушами; якобы обличая зажравшихся депутатов, на самом деле направляете народное возмущение на людей в погонах, которые, скорее всего, тоже не ангелы, но за дела депутатов отвечать не могут по определению. Означает ли это, что настоящие чиновники — молодцы и радетели за народ?.. Ну да, ну да — а о чем же было четыре статьи подряд?..  К сожалению, проказа «рекламного» мышления и виртуализации страны, создание «виртуальной России» (или любой другой страны) пожирает управленцев обеих ветвей власти; причем, как показывал ранее, с такого уровня, где никакими чиновниками еще и не пахнет. Госслужащие, даже не входящие в систему управления, также хапают этого добра полной ложкой, от паспортисток и учителей до каких-нибудь работников «оборонки» — везде отчетность важнее реального результата, и кругом работает принцип «я начальник, ты дурак», так что реальные нужды и вообще состояние дел на местах никому не интересны. И надежды на «либерализацию» наивны, как вера в «невидимую руку рынка» — это может работать на уровне мелких буржуа, которыми так любят прикрываться либералы, но на уровне среднего и крупного бизнеса происходит сращивание с государством, и адью, все то же самое» (Выхристюк).

Выхристюку вторит Олег Боровских — «Вы собираетесь сделать ошибку!». «Российская власть собирается совершить ошибку. Они хотят ввести локдаун — который, как можно догадаться по некоторым телодвижениям, будет сопровождаться ломкой страны через колено, то есть тотальным принуждением людей к вакцинации, в том числе к вакцинации детей. Они собираются «показать толпе свою силу», поднести народу кулак к носу, «обломать рога» и нагнать жути — дабы отбить охоту к любым проявлениям какого-либо недовольства, на долгие годы вперед. Ну что ж, в эти дни, я считаю необходимым напомнить хозяевам жизни о том, что они не изобрели абсолютно ничего нового. Мы через это уже проходили. В истории России уже было такое же неумное правительство, которое, словно стадо баранов, дружно топало в сторону мясокомбината, умело подгоняемое закулисными пастухами. При этом бараны, богатые и блистательные, облеченные властью и титулами, наряженные в мундиры и украшенные орденами — всерьез считали себя очень-очень хитрыми, продуманными, мудрящими и всевидящими… В связи с этим, размещаю заново одну из своих прежних публикаций. Читайте (кто не читал) — и повнимательнее. Наматывайте на ус. Делайте выводы… В России эпохи Николая II, шло быстрое развитие промышленности. Соответственно — быстро росло количество рабочих. Условия жизни которых, мягко говоря, оставляли желать лучшего. Постепенно, год за годом, рабочие учились отстаивать свои права, начинали организовывать разные союзы, комитеты… Зародилось стачечно-забастовочное движение. Правительство, полиция и жандармерия, вполне отслеживали эти процессы. И порой успешно брали их под свой контроль. Например, появлялись такие рабочие организации, которые как бы отстаивали права рабочих, но возглавлялись при этом тайными сотрудниками Департамента полиции — и соответственно, полностью контролировались властями. Особенно активно создавал такие, подконтрольные полиции рабочие организации, талантливый и амбициозный начальник Особого отдела Департамента полиции, Сергей Васильевич Зубатов. Россия покрылась сетью подконтрольных Зубатову организаций. Это явление даже получило в истории название «Зубатовщина». Одной из таких рабочих организаций, подконтрольных полиции, было «Собрание русских фабрично-заводских рабочих города Санкт-Петербурга», которое возглавлялось священником и одновременно человеком Зубатова (более того — его искренним другом и почитателем) Георгием Аполлоновичем Гапоном.

В конце декабря 1904 года, на Путиловском заводе (крупнейшем в Санкт-Петербурге) произошел инцидент — на первый взгляд малозначительный. Мастер уволил из-за личной неприязни четырех рабочих. Кого вы удивите таким эпизодом сегодня, в XXI веке? Но к тому времени в обществе вообще нарастало раздражение против власти как таковой. У рабочих были, конечно же, причины для недовольства своей, не слишком благополучной жизнью. Рабочая организация вступилась за увольняемых. Но администрация уперлась рогом: мол, кто вы вообще такие?! Никого ваше мнение не интересует, идите вон!.. Но тут нашла коса на камень, рабочие восприняли поведение администрации как прямой вызов и оскорбление, начался массовый выплеск давно копившегося раздражения — и в результате, дело дошло до забастовки. Забастовка результатов не принесла. И тогда лидер организации Гапон, выступил перед рабочими с инициативой: подать петицию царю. 5 января он произнес речь, в которой обрушился с критикой на чиновников и правительство. Он рассказал о своих переговорах с администрацией Путиловского завода и безуспешных попытках заручиться поддержкой градоначальника и министров. В своей речи он указывал на то, что рабочие не могут добиться уступок со стороны фабрикантов, потому что на стороне последних стоит чиновничье правительство. «Если существующее правительство отворачивается от нас в критический момент нашей жизни, если оно не только не помогает нам, но даже становится на сторону предпринимателей, то мы должны требовать уничтожения такого политического строя, при котором на нашу долю выпадает только одно бесправие. И отныне да будет нашим лозунгом: «Долой чиновничье правительство!» В заключение Гапон бросил в массы мысль обратиться за поддержкой к самому царю. Предложение было встречено на ура. Монархическая в целом рабочая масса, приняла идею обращения к царю как естественный выход из сложившегося положения. В сознании русских рабочих были еще живы предания о единстве царя с народом и о праве подданных, бить челом своему монарху. Так что когда сегодня, в наши дни, некоторые сторонники действующей власти, пытаются рассказать нам сказку о хорошем президенте и о плохих чиновниках, искажающих и не выполняющих указания непогрешимого — эти провластные пропагандисты просто повторяют давно изжеванные и выплюнутые тезисы попа-провокатора Гапона.

Гапон говорил: «Народу мешают чиновники, а с царем народ сговорится. Только надо не силой своего добиваться, а просьбой, по-старинному». 7 и 8 января текст петиции обсуждался в собрании рабочих и после внесения нескольких поправок был утвержден членами общества. Петиция начиналась с обращения к царю и описания бедственного положения рабочих, после чего следовало изложение их требований. Основным требованием петиции был созыв народного представительства в форме «Учредительного собрания» на условиях всеобщей, тайной и равной подачи голосов. В дополнение к этому, выдвигался ряд политических и экономических требований, таких как свобода и неприкосновенность личности, свобода слова, печати, собраний, свобода совести, народное образование за государственный счет, равенство всех перед законом, ответственность министров перед народом, гарантии законности правления, замена косвенных налогов прямым прогрессивным подоходным налогом, введение 8-часового рабочего дня, амнистия политических заключенных, отделение церкви от государства и т. д. Завершалась петиция прямым обращением к царю: «Вот государь, наши главные нужды, с которыми мы пришли к тебе… Повели и поклянись исполнить их, и ты сделаешь Россию, и счастливой и славной, а имя твое запечатлеешь в сердцах наших и наших потомков на вечные времена. А не повелишь, не отзовешься на нашу мольбу, — мы умрем здесь, на этой площади, перед твоим дворцом. Нам некуда больше идти и незачем. У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу… Пусть наша жизнь будет жертвой для исстрадавшейся России. Нам не жаль этой жертвы, мы охотно приносим ее!» Во избежание какого-то недопонимания, или тем более столкновений, 8 января Гапон написал два письма: одно — царю Николаю II, а другое тогдашнему министру МВД Святополк-Мирскому. В письме к царю священник сообщал, что рабочие и жители Петербурга, веря в него, решили явиться в воскресенье к Зимнему дворцу, чтобы представить ему свои нужды. Если царь не покажется народу, если прольется неповинная кровь, то порвется та нравственная связь, которая еще существует между царем и его народом. Священник призывал царя выйти к народу «с мужественным сердцем» и сообщал, что рабочие гарантируют его безопасность «ценой своей собственной жизни». Однако никакого ответа от царя получено не было…

Представители революционных партий (которые существовали на тот момент) узнали о замысле подачи петиции 6-7 января. В начале 1905 года в Петербурге действовали три партийные организации: социал-демократов (меньшевиков), социал-демократов (большевиков) и социалистов-революционеров (эсеров). Все три организации были слабы, малочисленны и не имели значительного влияния в рабочих массах. К планированию и подготовке январских событий они не имели никакого отношения. По единодушному признанию большевиков, меньшевиков и эсеров, они абсолютно не были готовы к надвигавшимся событиям. Стремительный рост гапоновского  «Собрания», втягивавшего в свои ряды тысячи рабочих, грозил парализовать в городе революционную пропаганду. Попытки революционеров бороться с гапоновщиной, разоблачать зубатовскую сущность «Собрания» остались безуспешными. Отношение революционеров к событиям стало меняться после появления гапоновской петиции. И социал-демократы, и эсеры, признавали, что петиция имеет революционный характер. Социал-демократы отмечали ее сходство с социал-демократической программой-минимум. Петербургский комитет большевиков выпустил прокламацию, в которой сообщал, что социал-демократы давно выставляли те же требования, что и требования петиции. 7 января правительству стало известно о содержании гапоновской петиции. В министерство внутренних дел было доставлено несколько экземпляров текста. Политические требования петиции произвели на чиновников шокирующее впечатление. Для всех было полной неожиданностью, что движение приняло такой оборот. Утром 9 января, многолюдные колонны рабочих, начали движение к Дворцовой площади в центре города. Их общая численность доходила до 140 тысяч человек. По плану Гапона, колонны должны были преодолеть заставы на окраинах города и к 2 часам дня соединиться на Дворцовой площади. Здесь рабочие должны были вызвать царя из Царского Села и предложить ему принять депутацию. В случае согласия, рабочие избирали из своей среды депутацию во главе с Гапоном, которая встречалась с царем, вручала ему петицию и предлагала ее рассмотреть. В ночь на 9 января, в Петербург начали прибывать войска. Согласно решению, принятому накануне на совещании военных и полицейских чинов, весь город был разделен на 8 районов. В каждый из районов был назначен отряд войск из пеших и конных частей во главе с начальником отряда. В помощь начальникам отрядов были назначены местные полицейские приставы с младшими офицерами, околоточными надзирателями и отрядами городовых. Общее командование частями, назначенными для подавления беспорядков, было возложено на командующего Гвардейским корпусом князя Сергея Илларионовича Васильчикова.

Ввиду недостаточности военных сил, были затребованы срочные подкрепления из Пскова, Ревеля и Петергофа. Утром весь город представлял собой огромный военный лагерь. По всем улицам были расположены воинские части, горели костры и дымились походные кухни. Все мосты через Неву были заняты войсками, а по улицам разъезжали конные отряды… Тем временем у Нарвского отдела «Собрания» на Петергофском шоссе, собралось до 50 тысяч рабочих. Прибывший к ним священник Гапон, отслужил молебен и обратился к собравшимся с напутственным словом. Для придания шествию характера Крестного хода, рабочими были взяты в близлежащей часовне несколько хоругвей, крест, иконы и портреты императора. К 2 часам дня весь Невский был запружен толпами рабочих и случайной публики, количество которой постоянно росло. На выходе к Дворцовой площади толпу сдерживали отряды кавалерии, и весь участок Невского от Дворцовой площади до Мойки заполнился сплошной массой. Задние ряды напирали на передние, и кавалерия с трудом сдерживала их напор. В 2 часа дня на Дворцовой площади послышались залпы, и от Александровского сада на Невский стали выносить тела убитых и раненых. Мирное настроение толпы мгновенно переменилось. Спокойная до того толпа взорвалась яростью и негодованием. В адрес военных понеслись крики и угрозы. В конные отряды со всех сторон полетели камни, палки и куски льда. Толпа набрасывалась на отдельных военных и полицейских, отнимала у них шашки и подвергала жестоким побоям. Для усмирения толпы, на Невский и в прилегающие районы было выслано несколько воинских подразделений. Отряды конницы пытались разрезать и оттеснить толпу, но она каждый раз вновь смыкалась. Около 4 часов дня со стороны Морской на Невский, вышла рота Семеновского полка. Продвигаясь по проспекту, пехота оттесняла демонстрантов, но толпа не отступала, а сгущалась, бросая в солдат камни и палки, и осыпая их проклятиями. Всего, за 9 января 1905 года, войска открывали огонь на Шлиссельбургском тракте, у Нарвских ворот, близ Троицкого моста, на 4-й линии и Малом проспекте Васильевского острова, у Александровского сада, на углу Невского проспекта и улицы Гоголя, у Полицейского моста и на Казанской площади. Правда, в течение дня в разных районах города было произведено несколько выстрелов в военных, однако эти выстрелы производились уже ПОСЛЕ нападения военных на рабочих. За день несколько военных были избиты, однако ни один из них не погиб. Двое полицейских, у Нарвской заставы — Жолткевич и Шорников — были убиты залпами 93-го пехотного Иркутского полка… Вечером 9 января у министра внутренних дел Святополк-Мирского состоялось правительственное совещание. Собравшиеся были взволнованы произошедшими событиями. Министр поставил перед градоначальником Фуллоном вопрос: кем было отдано распоряжение о стрельбе?

Градоначальник сбивчиво объяснил, что был лишен возможности распоряжаться, так как власть в городе фактически перешла в руки военных. Фуллон передал министру прошение об отставке, заявив, что после всего случившегося не считает возможным оставаться на своем посту. Сколько же людей было убито и ранено в это воскресенье, 9 января 1905 года, которое с тех пор известно в истории как «Кровавое воскресенье»? Этого в точности не знает никто. Власти, понятное дело, занижали данные о количестве жертв. А революционеры (особенно зарубежные, не имевшие реального представления о происходившем) — наоборот, завышали безмерно. В целом, очень и очень приблизительно, можно сказать что число погибших колеблется в диапазоне от 500 до 2000 человек. Раненых, естественно, было больше… В любом случае, стрельба боевыми патронами по людям, идущим к царю с иконами и его же царскими портретами, с челобитной — не имеет внятного оправдания. Рубка саблями безоружных людей, которые, в сущности, организовали нечто вроде Крестного хода – это, безусловно, преступление. И именно с этого момента была расторгнута мистическая связь царя-самодержца, со своим народом. Есть вещи, которых делать нельзя, которые совершенно недопустимы — даже для царей. Цари ведь тоже под Богом ходят. Николай принял сатанинское причастие — кровью русских людей, которых рубили саблями, давили лошадьми и расстреливали из винтовок. При этом у Николая не хватило ума понять, что происходит что-то, не просто плохое — а явно из ряда вон выходящее, ни в коем случае не являющееся случайностью… А за границей (да и кое-где в России), у рестораторов за одну ночь резко выросли доходы. Шампанское лилось рекой. Все кто мечтал о свержении царя и о гибели Российской империи — шумно праздновали СВОЮ победу. А вовсе не победу дурака-царя и его столь же дурацкого окружения, над народом — которому, как это могло показаться на взгляд дураков, был преподнесен жесточайший урок. У врагов империи были все основания радоваться и праздновать. Да — после этого царская власть еще какое-то время коптила небо. Но она была обречена. Конечно, это была не единственная ошибка царизма. Ну, так и нынешняя власть запарывает уже далеко не первый косяк. А, как известно — сколько веревочке ни виться…» (Боровских). Возникает только один вопрос – почему же все это смогло произойти? Давайте попробуем ответить на него. А для начала поближе познакомимся с четырьмя последними Российскими императорами. Итак, Николай I, которого прозвали «Императором-инженером». За время его правления в России появились первые железные дороги общероссийского масштаба, в том числе Николаевская железная дорога. Николай I, детально изучив технические данные предполагаемых к строительству железных дорог, потребовал расширения российской колеи по сравнению с европейской (1524 мм против 1435 в Европе), исключив, тем самым, возможность доставки вооруженных сил потенциального противника вглубь России по железной дороге.

В декабре 1827 года по указанию Императора были начаты работы по замене деревянных укреплений возле Кронштадта — на каменные. Николай I лично рассматривал проекты предлагаемых инженерами укреплений и утверждал их. А в некоторых случаях (например, при строительстве форта «Император Павел Первый»), делал конкретные предложения, позволяющие удешевить и ускорить строительство. Николай I, сознавая необходимость реформ, считал их проведение делом длительным и осторожным. Он смотрел на подчиненное ему государство, как инженер смотрит на сложный, но детерминированный в своем функционировании механизм, в котором все взаимосвязано и надежность одной детали обеспечивает правильную работу других. Идеалом общественного устройства для него была полностью регламентированная уставами армейская жизнь. Другими словами, главной концепцией его управления Россией являлось наведения порядка в подвластной ему стране. Поехали дальше – Александр II – царь-реформатор. Правление Александра II ознаменовалось беспрецедентными по масштабу реформами, получившими в дореволюционной литературе название «великих реформ». Основные из них следующие: — Ликвидация военных поселений (1857). — Отмена крепостного права (1861). — Финансовая реформа (1863). — Реформа высшего образования (1863). — Земская и Судебная реформы (1864). — Реформа городского самоуправления (1870). — Реформа среднего образования (1871). — Военная реформа (1874). Данные преобразования решили ряд давно наболевших социально-экономических проблем, расчистили дорогу для развития капитализма в России, расширили границы гражданского общества и правового государства. Иначе говоря, можно определить его концепцию управления Россией, как качественное улучшение всех сторон жизни империи. Теперь пару слов об отце Николая II – императоре Всероссийском, царе Польском и великом князе Финляндском. Консерватор, проводивший контрреформы, а также русификацию нац. окраин. При его правлении Россия не вела ни единой войны. За внешнеполитическое спокойствие при его правлении получил прозвище Миротворец. Годы правления Александра III пришлись на 1845 – 1894 гг. Другими словами, первую половину своего правления он вместе с подвластным ему народом выстраивал более традиционное общество в России (этот период времени приходится на 1844 – 1868 гг.), а во вторую половину пути императора и народа разошлись. Император продолжал строить консервативную Россию, а русский народ начал выстраивать менее традиционное общество. Но как бы то ни было, общая концепция его управления Россией легко просматривается, и ее можно обозначить всего одним словом – «Миротворец».

Ну а теперь посмотрим на время правления Николая II. Автор этого сайта перерыл всю доступную ему информацию об этом периоде времени, но как он ни старался, определить концепцию управления Россией у Николая II, он так и не смог. Короче говоря, не было у последнего Российского императора никакой концепции управления. Возникает вопрос – а как можно управлять страной, не имея в своей голове концепции ее развития? Ответ – никак! Можно симулировать (обозначать) управление страной, но управлять ею все равно НЕ ПОЛУЧИТСЯ. Ведь управлять любой сущностью нашего мира можно и нужно НЕ ПРОСТО ТАК, а обязательно с какой-то целью. А нет концепции развития этой сущности, нет и ЦЕЛИ для ее УПРАВЛЕНИЯ. Именно это обстоятельство мы и наблюдаем в современной России. До 2012 года Путин со своими товарищами выстраивал в России менее традиционное общество (в частности это выразилось в его работе по повышению благосостояния всего русского народа, в том числе, и в первую очередь, властной элиты). Тем же самым делом (повышением своего благосостояния) занимался и русский народ. Ну а после 2012 года русский народ начал выстраивать более традиционное общество, отбросив работу по повышению своего благосостояния на второй план. А Путин с товарищами продолжил выстраивать в России менее традиционное общество. А спроси их – зачем они это делают? — они не ответят (потому, как сами не знают), либо соврут чего-нибудь. Другими словами, у нынешней Российской власти нет никакой концепции развития России (как и у Николая II), а есть лишь их личные желания по этому поводу, которые, чаще всего, противоположны желаниям подвластного ей народа. А какой вывод из этого следует? – смотри выше в статье Боровских. Короче говоря, если дело и дальше пойдет так же, как сейчас, нам с Вами никак не миновать «Кровавого воскресенья». А этого никому не хочется (кстати, так же, как и в 1905 году), ведь подавляющее большинство жителей России (в том числе, и из властной элиты) прекрасно понимают, что любая «революция снизу» — это шаг назад в развитии страны, а не вперед. Короче говоря, ВСЕ – ВСË ПОНИМАЮТ, но двигаются вперед лишь по инерции предыдущего движения. И такой характер общественного поведения присущ любому человеческому сообществу, однако он категорически противопоказан любой власти. Почему при Сталине наша страна стремительно развивалась? Из-за того, что он был «отцом народа», из-за его «кровавых репрессий» или за его «великую премудрость»? Нет, конечно. Но у Сталина и его окружения была четкая концепция развития страны, и вся тогдашняя властная элита целенаправленно «претворяла ее в жизнь», вот страна и развивалась. А первый, кто начал «симулировать управление страной» (из-за отсутствия концепции ее развития), стал Никита Сергеевич Хрущев (в просторечии « Хрущ» или «Кукурузвельт»).

Правда, его вовремя выкинули  из власти (и это на какое-то время спасло нашу страну от развала), однако новой концепции развития страны так и не появилось. И, как верно подметил Боровских, «сколько веревочке ни виться, а конец все равно найдется». Страна «просуществовала» (иного слова не подобрать) до смерти «самого гениального секретаря ЦК КПСС» Л.И. Брежнева, и начала потихоньку разваливаться. Ну а «Меченый» (Горбачев М.С.) лишь ускорил скорость этого процесса (страна и без него развалилась бы, но чуть позже). А Путину повезло так же, как в свое время повезло Александру III – первый период своего «царствования» он выстраивал вместе с подвластным ему народом «менее традиционное общество» (Александр III свой первый период власти выстраивал с народом «более традиционное общество»). И либерально настроенный русский народ с радостью принял либерала Путина после ухода с президентского поста уже ненавистного к тому времени Ельцина (2000 год). Да, у Путина тоже не было концепции развития страны, однако его личные желания по управлению страной совпадали с желаниями народа. Однако в 2012 году желания народа начали стремительно изменяться в соответствие с требованием исторической теории «смены поколений», а личные желания Путина остались неизменными. Понятное дело, что любой правитель воздействует на подвластную ему страну значительно сильнее, чем ее народ. И потому, если у него в голове есть ясная и четкая концепция развития страны, он все равно повернет ее в «нужную сторону». Ну а если такой концепции нет, то такой правитель обречен на «симуляцию управления», а сама страна оказывается «неуправляемой». Что мы сегодня и наблюдаем, а в предыдущий раз, мы наблюдали такое же положение дел в конце правления Ельцина. И долго так существовать страна не может (эту истину понял даже Ельцин, ведь он, самостоятельно или нет, но передал-таки бразды своего правления Путину). Короче говоря, хотите Вы того или нет, но народ всегда будет похож на флюгер (куда ветер подует, туда и повернет), а власть обязана быть «непреклонной»! Увы, сегодняшняя Российская власть – такой же флюгер, как и подвластный ей народ, правда, ветер на нее дует с Запада, а не с Востока, как у народа. И это вызывает у автора горькие сожаления.

В любом случае, «непреклонность власти» должна быть понятна народу, другими словами, народ должен знать государственную концепцию развития своей страны, и, как минимум, принимать ее, а лучше всего — разделять. В противном случае, между властью и народом будут возникать либо постоянные, либо спорадические (от случая к случаю), но при любом раскладе, антагонистические противоречия. А любые такие противоречия способны привести страну к «революции снизу». Любая же «революция снизу» — это шаг назад в развитии страны. Ну а самым простым способом обретения общей концепции развития России является разработка новой Конституции страны с обязательным всенародным обсуждением ее текста. Как только появится такая Конституция, тут же появятся и конкретные цели, которые нужно будет достичь и народу, и власти. При этом мы должны помнить, что «все течет, все изменяется», а потому, новая Конституция должна иметь свой срок действия, после истечения которого, должна появиться еще одна новая Конституция. Автор этого сайта уже предлагал Вашему вниманию две редакции подобной Конституции. Ну а сейчас пришла пора коренного обновления последней ее редакции. Именно этим делом мы с Вами и займемся в следующей главе. При этом автор будет стремиться к еще большему сокращению ее текста и одновременно к увеличению КОНКРЕТИКИ, которую не сможет обойти ни один новый, принятый после утверждения Конституции закон. Срок действия этой Конституции (если подобную Конституцию когда-нибудь утвердят до этого срока) – конец 2036 года. Ну а если этого не случится, то срок действия следующей Конституции – конец 2060 года. Иначе говоря, срок действия всякой новой Конституции России должен составлять ровно 24 года и четко соответствовать «махам качелей смены поколений».