Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

История Руси и мира

История Руси и мира

Предлагаю поговорить в этой главе об истории Руси. И начнем мы этот разговор с самого начала — «Скифы = Славяне = Рутены = Русы» (Ольга Семенова-Роттердам, источник: https://ss69100.livejournal.com/5762663.html). «Для того, что бы сложить кусочки собираемого мозаичного полотна в полноценную историческую картину, надо в очередной раз сказать о том, что знали все предыдущие отечественные и зарубежные историки, но, почему-то, напрочь забыли историки современные, академические – Славяне назывались Скифами; они были не только частью скифского мира, но они и были самими скифами. «Повесть временных лет» для русских историков, как Библия для христиан – настольная книга. Ее авторитет неоспорим. В первых абзацах повести, перечисляя имена славянских племен и родовых союзов, автор добавляет, что помимо названных еще «бѣ множество ихъ, сѣдяху бо по Бугу и по Днепру олив до моря…». Нестор подчеркивает, что «да то ся зовяху от Грѣкъ Великая скуфь». «Повесть временных лет» объединяет Славян под общим названием, якобы греками данным, – Великая Скуфь. Еще одна повесть «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске» – новгородская по происхождению, сочинение XVII века, которому упорно навешивают ярлык легендарности и былинности. Однако «Сказание» вторит «ПВЛ», считая Славян скифами. «Сказание» сообщает, что у них был общий предок по имени Скиф: «По мале же времени правнуцы Афетовы Скиф и Зардан отлучишася от братий своих и от рода своего от западных стран, и коснушася полуденных стран, и вселишася во Ексинопонте, и живяху тамо многа лета, и от сих породишася сынове и внуцы и умножишася зело, и прозвашася по имени прадеда своего Скифа Скифия Великая». У потомка Скифа родилось пятеро детей мальчиков: Словен, Рус, Болгар, Коман, Истер. «И в лето от сотворения света 3099 (5508 – 3099 = 2409 г. до н.э.) Словен и Рус с роды своими отлучишася от Ексинопонта, и идоша от роду своего и от братия своея, и хождаху по странам вселенныя…». 2409 г. до н.э. – показательная дата; в это время «во Ексинопонте» и окрестностях, с большой вероятностью, начались проблемы такого серьезного характера, что люди были вынуждены сняться с насиженных мест («живяху тамо многа лета») и отправиться на поиски новых пригодных земель. «Князем убо скифским Словену и Русу» пришлись по сердцу новые земли у острова Ильмень и они основали здесь свой новый город после 14 лет хождения. «И от того времени новопришельцы скифстии начаху именоватися словяне». То есть, согласно «Сказанию о Словене и Русе и городе Словенске» скифы-славяне получили своё имя в варианте «Словене» и обрели новые земли, отделившись от перво-рода Скифов в 2395 г. до н.э. (дата высчитана на основании данных из «Сказания»).

Для понимания хронологии мировых событий, надо указать несколько других исторических дат, для сравнения. Эти даты, конечно достаточно приблизительные, но они показывают нам общий вектор развития мировой истории. Потоп – 3263 до н.э., Возникновение Скифии – 3213 до н.э., «Вавилонское столпотворение» – 2736 до н.э., Словен и Рус основывают новый город Словенск (В. Новгород) – 2395 до н.э., «Исход евреев из Египта» – 1754 до н.э. Важный момент: еще до смешения языков (2736 г. до н.э. – «Вавилонское столпотворение»), скифы заселили значительные территории севернее Черного моря и владели ими уже до того, как произошло недоброе божественное вмешательство в Вавилоне. Скифы существовали тогда, когда о народе израилевом еще не было и речи (1754 г. до н.э. — Исход из Египта), а античных Греции и Рима даже не было в проекте. Скифы могли конкурировать только с царством Египта. Но и здесь, как выясняется, египтяне были на вторых ролях. Цитата из Помпея Трога (римский историк, I века до нашей эры — I века нашей эры): «Племя скифов всегда считалось самым древним… … Скифы одержали верх над египтянами и с тех пор всегда считались самым древним народом». Вероятно, привязка названия племен к конкретным именам, – дань традиции. Но у автора «Сказания» точно есть четкое понимание, что некие люди, во главе со Словеном и Русом, «идоша от роду своего и от братия своея», что Скифами звались, образовали новую общность людей, которые, тем не менее, имели традиции и обычаи своих предков. Кстати, как констатируют открытые источники, сохранилось более 100 списков «Сказания о Славене и Русе…». Текст устойчив. Различия между списками незначительны. То есть, к переписываемой из раза в раз информации, относились трепетно и аккуратно. О том, что Славяне и Скифы есть одно, подтверждает повесть – «Осада Константинополя скифами, кои суть русские, и поход императора Ираклия в Персию». Название говорит само за себя. Повесть была извлечена из грузинского пергаментного манускрипта, принадлежавшего Тифлисскому церковному музею. Манускрипт в 322 листа появился на свет в 1042 году и переведен, вероятно, с греческого на старо грузинский язык Георгием Мтацминдели на Афоне. Помимо характерного названия повести, в ней, например, есть и такие слова: в 622 году Ираклий за большую сумму денег уговаривает «скифов, кои суть русские» не тревожить империю, и затем отправился воевать персов».

Вернемся к Российским источникам. Андрей Иванович Лызлов (ок. 1655 – не ранее 1697) — русский историк, переводчик. В 1692 году Лызлов закончил работу над «Скифской историей» при создании которой использовал русские и иностранные источники. Обращу внимание, что Лызлов уже романовский историк и его подача информации имеет свойственные тому времени обороты. Так он пишет: «Сии вси скифийские народы бяху потаени и незнаеми греком и латинником». Что есть истинная правда. Греко-римляне были худо-бедно «лично» знакомы только с южными скифами, о скифах северных они говорили только как о неких легендарных гиперборейцах. Ничего удивительного, ибо: «Границы же скифийския з запада от реки Дону [а Ботер, описатель всего света, полагает от Волги, еже и приличнее имать быти]. На восток солнца до пределов хийских, иже со Индиею. С полудня от моря Меотскаго, то есть Азовскаго, и Каспийскаго, то есть Хвалисскаго. На полнощь даже до океана скифийскаго Ледоватаго», – пишет Лызлов. Колоссальные территории! Скифия граничила с Индией и Ледовитым океаном (!), согласно русскому историку. И вот на этих территориях, бок о бок «всегда жили славяне, прародители наши», как пишет Лызлов; жили в «соседстве и прилеглости» с теми, кого считали своими предками. Фраза написана хитро, но не забывайте, что на исторической сцене Руси появились новые правители – Романовы: «В соседстве и в прилеглости с ним всегда жили славяне, прародители наши – москва, россиане и прочие, их же древния историки для общих границ единако и обще скифами и сарматами называли». То есть, славяне (москва и россиане, в том числе) жили в единых границах и их называли то скифами, то сарматами. А в реальном соседстве жили Индийцы и Греки. О том, что скифы и Славяне есть суть одно – много писали и доказывали в своих трудах историки, археологи и слависты П. Шафарик, А. Д. Чертков, В.М. Флоринский. Вот, что говорил В. Флоринский после анализа трудов античных авторов: «Из этих кратких исторических указаний можно вывести заключение, что скифы и сарматы в племенном отношении были родственны между собой. Первые во время Геродота, вероятно, составляли северную ветвь славянских племен, вторые — юго-восточную, переплетенную с народностями, входившими некогда в состав персидской, а может быть, отчасти и ассирийской монархии».

Другими словами: Славяне, как единый исконный род, делились на северных (скифов) и южных (сарматов). Последние имели родственные связи с Ассирийским царством. Отметим, что античные авторы хронически путались  в именах Славян, называя их то скифами, то сарматами, то спорами, то склавами или склавинами, даже сколотами, а чаще – славами. Славами – от слова «слава» и никак иначе! Наши историки 19-го века, категорически опровергавшие Шлецера/Миллера, по всей видимости, на тот момент, ничего не знали о Мавро Орбини. А вот Орбини знал много, так как пользовался итальянскими библиотеками и, как человек, обладающий священническим саном, имел доступ к монастырским книгохранилищам. Его книга (впервые изданная в 1601 году) была переведена с итальянского и напечатана в 1722 году, во время правления Петра Первого. Переработав значительное количество источников, сохранившихся еще в его время, он рассказал свою историю «початия имени, славы, и расширения народа славянского». Вот, что пишет Мавро Орбини в своей книге «Славянское царство»: «Однако Иоганн Авентин в I книге о баварах (современная Чехия, – прим. автора) ясно показывает, что те были славянами. Он пишет: «Прибыли к Александру Великому и послы восточных германцев, которых историки того времени называют сарматами и скифами, мы венедами, а сами они называют себя славянами». То есть Орбини ведет речь даже не о причерноморских скифах-славянах, а о славянах-скифах западной Европы. Так до каких приделов на запад простиралась Скифия? Ответим на этот вопрос чуть ниже. Орбини в этом отрывке так же обращает внимание на то, что славян, некие историки, называют сарматами и скифами. Еще бавар-славян называли венедами, во времена Орбини; и с венетами воевал Ю. Цезарь на пол-ове Бретань во Франции. Буквы «т» и «д» – взаимозаменяемы. То есть речь идет об одних и тех же людях. И подтверждения тому есть в сохранившихся книгах, о чем мы еще много и подробно будем говорить. Сами же Славяне называли себя …, нет, не рабами…, они звали себя Славными, стяжавшими себе Славу! Об этом же: «… венецианский историк Бернардо Джустиниани откровенно признает, что славяне стяжали свое славное имя воинской доблестью. В «Истории Венеции» (III) он пишет: «Тогда неукротимое славянское племя впервые вторглось в Истрию и дошло до подступов к Венеции. Это племя скифского происхождения, нападая вместе с другими племенами на Римскую империю, стяжало себе славное имя воинской доблестью». И вновь старинные авторы не делают различия между скифами и славянами.

Егор Классен, еще один замечательный русский историк 19-го века, обстоятельно, на ряде примеров доказывает, что скифы есть славяне, а славяне есть русы. Все известные факты об упоминании этих имен теми или иными античными историками он сводит в общую таблицу, доказывая и закрепляя, тем самым, тождество: скиф = славянин = рус. В середине 19-го века, Егор Классен писал: «Скифы признаны уже новейшими учеными всех народов за Славян». 150 лет назад эта формулировка стала аксиомой. Сколько можно «толочь воду в ступе»? Скифы есть Славяне. Точка. Взяв доказательную базу за аксиому, мы решим загадку появления Славян на землях крайне западной Европы и их расселении на при-Рейнских территориях. В заключении, чтобы поставить точку к всему вышесказанному, хочу привести вам пример ответа на вопрос из учебника по истории, написанного специально для цесаревича Павла Петровича, сына Екатерины Второй: «Урок 49, вопрос 597: Как прежде называлась Россия? Ответ: Скифиею». Первыя основания универсальной истории с сокращенною хронологиею, в пользу обучающагося российскаго дворянства. Как говорится, – без комментариев. Чуть не забыла… Надо ответить еще на один вопрос, заданный выше: «Так до каких приделов на запад простиралась Скифия?». Вопрос не праздный. Он дает нам представление о том, какие территории входили в состав Великой Скифии и, соответственно, на каких землях проживали славяне-скифы. Выше я приводила выдержку из книги Андрея Лызлова «Скифская история» (вторая половина 17-го века). Он утверждает, что Скифские земли тянулись с юга на север от Азовского и Каспийского морей до самого «до океана скифийскаго Ледоватаго». А это территории, протяженностью от 2-х до 4-х тысяч километров, смотря какую точку Ледовитого океана брать в расчет. Сумасшедшие расстояния! Причем южные границы были «плавающими», так как известно, что скифы воевали и с Киром, и с Дарием, и с Македонским, а так же ходили на Египет. (Свидетельств тому множество). Что касается восточных границ, то здесь тоже все более или менее четко: «На восток солнца до пределов хийских, иже со Индиею». (Лызлов А.И. Скифская история. М.: Наука, 1990.). И если Лызлов уже знаком с тем территориальным образованием, которое у нас получит название «Китай», то Страбон с ним не знаком, посему пишет так: «Слева живут восточные скифы… область которых простирается до Восточного моря и Индии» (Старбон «География»). То есть в подбрюшье опять Индия, ну, а море на востоке Азии есть только одно – Тихий океан. Сложнее всего определить западную границу Скифии, так как античные авторы, путаясь в показаниях, называли жителей Европы то кельтами, то галлами, то германцами и даже кельто-скифами.

Предоставим слово Андрею Лызлову: «Границы же скифийския з запада от реки Дону [а Ботер, описатель всего света, полагает от Волги, еже и приличнее имать быти]». То есть Лызлов сомневается, считать границей Скифии Дон или Волгу. Страбон по поводу западных границ молчит. Геродот (5-ый в. до н.э.) переносит границу еще западнее – на реку Борисфен, что есть Днепр. (Источник: Геродот «Истории греко-персидских войн» Книга 4. / Геродот, История в 9 книгах, перев. с греческого Ф. Г. Мищенко, с его предисловием и указателем, изд. 2-е, М. 1888. / 4. ГЕРОДОТ О СКИФАХ. Хрестоматия по истории СССР. Том 1). Днепр, к слову, начинается почти у города Витебска, тянется с севера на юг и впадает в Черное море слева от крымского полуострова. Есть источник, который переносит западные границы Скифии еще более на запад, на берега реки Эльбы. Речь идет о «Хронике о происхождении древних пиктов» («Cronica de origine antiquorum pictorum»), написанной неизвестным автором в конце 10-го – начале 11-го века. (Источник: «Пиктская хроника» сохранилась в так называемом манускрипте Поппелтона, MS. COLB. BIB. IMP. PARIS, 4126, кодексе документов XIV в.. Манускрипт хранится в Национальной Библиотеке Парижа. (Источник: Ульвдалир / Письменые источники Британии / Пиктская хроника). Вот выдержка из «Пиктской хроники»: «Нижняя Скифия – первый район Европы, который простирается от болот Меотиды (Азовского моря, – автор), беря начало между Дунаем и Северным Океаном вплоть до Германии… Первая часть этой земли называется Аланией, она простирается до болот Меотиды. После этого начинается Дакия, или также Готия. Дальше – Германия, которую в основном населяют свевы. В некоторых регионах азиатской Скифии живут люди, которые считают себя потомками Ясона: они рождаются с белыми волосами из-за непрекращающихся снегов». Любопытно, что неизвестный автор 10-го века делит Скифию на две части: Нижнюю – европейскую, и Верхнюю – азиатскою. И у него Дунай – это не западная граница Скифии, а река от которой отслеживает свое начало Нижняя, европейская Скифия, которая простирается вплоть до Германии. И германские свевы – есть, стало быть, тоже скифы! Нет, я ничего не путаю. Чуть ниже по тексту хроники, автор вновь повторяется: «… когда-то их владения были огромными и простирались от Индии на Востоке до Севера через болота Меотиды между Дунаем и Океаном, вплоть до Германии». Итак, есть источники, которые подчеркивают, что Скифия включала в себя, в том числе, территории Германии. Как мы выясним позже, исходя из других дополнительных исторических хроник, автор «Пиктской хроники» не ошибался.

И здесь есть еще один момент, на который стоит обратить пристальное внимание. Балтийских Славян (полабов, ободритов и еже с ними), худо-бедно, римские миссионеры покорили только к 12-му веку и захватили их территории. Автор «Пиктской хроники» жил на два столетия раньше и, стало быть, мог говорить только о самых западных территориях тех земель, которые были названы Германией. Очевидно, что река Эльба не была западной границей Великой Скифии. Просто Германия была о-о-очень маленькой. Кстати, а вы обратили внимание на фразу по поводу Верхней, азиатской Скифии? «В некоторых регионах азиатской Скифии живут люди, которые считают себя потомками Ясона: они рождаются с белыми волосами из-за непрекращающихся снегов». В Азиатском регионе рождались и жили светловолосые люди! Привет белым мумиям из Китая. Я не планирую перечислять всех авторов, упоминавших о Скифии и о ее размерах. Очевидно, что она занимала колоссальные территории, – все центральные земли континента Азия, включая восточную и, как мы выясним в следующих статьях, западную Европу. То есть скифы, которые, как мы выяснили выше, являлись славянами и/или их предками, проживали на землях от Владивостока до Лиссабона. Славяне-скифы населяли и крайне западные территории Азии. Они жили на берегах Атлантического океана. P. S. Не Европа от Лиссабона до Владивостока, а Азия от Владивостока до Лиссабона!!! Хочется уделить так же внимание еще одному наименованию, которое применялось к славянам  и под которым все авторы подразумевали именно славян, о чем сами часто и оговаривались. Речь идет о Рутенах, что есть Руги, что есть Русы, что есть одна из славянских ветвей. Нам важно выяснить и понять, что это были за люди. Сначала цитата из Егора Классена: «Греки и Римляне называли … Славян вначале и различно, а именно: Stavani, Stlavani, Suoveni, Slavi, Slavini, Sklavini…». Тоже самое можно сказать и о Скифах, которые встречаются в трудах и как Скайты, и как Скиты. Вот такой же алгоритм прилагаем и к имени Рутены, которое видоизменяли по мере применения к нему того или иного диалекта, – рутены, руги, руты, русены, русы и т.д. Причем все эти названия встречаются вперемешку по всей Европе. Согласно Беде Достопочтенному, рутены – одни из основателей британской нации. (Источник: В. В. Эрлихман. II. «История» и история. Беда Достопочтенный. Церковная история народа англов. Cедмица.RU / Предисловие к книге первой — Библиотека — Церковно-Научный Центр «Православная Энциклопедия»). И они (рутены), согласно Магдебургским анналам», учувствовали в битве с пруссами на стороне католиков, хотя относились, согласно автору, к другой христианское вере (арианству или православию?), и, с большой вероятностью, проживали в восточной Европе.

Цитата из «Магдебургских анналов», год 1147-ой: «Его же старший брат (польский князь) с бесчисленным войском выступил против пруссов, жесточайших варваров… Против них по неоценимому соизволению божьему выступили также рутены, хотя и менее католической [достойной], но обладающие все же особым видом христианской веры, с огромными отрядами вооруженных». Там же, в «Магдебургских анналах», киевских русов называют ругами: «969 год. Послы Елены (княгини Ольги, – автор), королевы ругов, которая при Романе, константинопольском императоре, крестилась в Константинополе…». В голландской книге по истории города Дордрехта от 1677 года пишется следующее: «Славяне похожие на Диких-Нижних-Сассов или Фризов – они есть народ Рюгов» (слову «Ruyg» можно так же дать транскрипцию «Ряуг»). То есть в этом издании о г. Дордрехте подтверждается факт того, что Руги, к которым автор относит и Фризов, есть Славяне. Другой голландский автор – Hugo Franciscus Heussen / Хуго Хеуссен, рассуждая о Славянах-Вилтах, основавших город Утрехт, замечает: «… потому, что они являются тем же народом, которые известны как Рутены или Рутоны, под именем Рутения…». Таким образом, в этом отрывке рутенами называются Славяне-Вилты, проживавшие в устье реки Рейн. Таких примеров – великое множество. Очень подробно писал об рутенах – ругах – русах профессор истории Аполлон Григорьевич Кузьмин (Источник: А.Г. Кузьмин «Откуда есть пошла Русская земля». Т. 2. М., 1986 / «Откуда есть пошла Русская земля. Века VI-X. Кн. 2. Происхождение государства»). В своей работе он доказал, что рутены, руги, русы – есть суть одно. Для понимания того, что творилось на исторической кухне прошлых веков, нам важно знать, что славяне имели множество имен и эти имена в разных диалектах могли принимать иной вид, но во всех случаях речь продолжала идти об одних и тех же людях. Предках! И пусть, имя «Славяне» могло быть не первичным по отношению к слово-родичам и первопредки могли, изначально, именоваться иным именем (например, Скифами или венедами). Сейчас это практически невозможно узнать. Но, в силу сложившейся традиции, мы будем их называть славным именем «Славяне». И вот этих Славян было много и жили они под разными именами по всей территории Европы. П.Й. Шафарик: «… упомянутые свидетельства ясно говорят, что, хотя тогдашние славянские народы назывались уже по различию родов и мест разными именами и отличались ими одни от других, тем не менее, все они вели свое начало от одного народа…» (Семенова-Роттердам).

Как видите, уважаемый читатель, Римская империя пала не под ударами «немецких или готских варваров» (как сегодня многие называют древних обитателей современной Германии), а под натиском вполне цивилизованных «славян» (по крайней мере, по древности своего рода). Одно плохо – не добили славяне древних римлян до их полного истребления, но так уж эти славяне устроены — им сие просто не по силам. Вот что по этому поводу пишет А.Б. Мартиросян — «Историческая мечта Запада – создать РУССКУЮ ПУСТЫНЮ» (отрывки из его книги «За кулисами мюнхенского сговора, кто привел войну в СССР?»). «По подсчетам выдающегося русского историка В.О. Ключевского, великорусская народность в период своего формирования – с 1228 по 1462 г., то есть всего-то за 234 года, – вынесла 160 внешних войн и нашествий. А за четыре с половиной века – с 1018 по 1462 г. – Русь вынуждена была выдержать 250 войн и нашествий. Все то время, когда, например, та же Англия жила относительно спокойной жизнью – последнее нашествие норманнов на Британские острова состоялось в 1054 г. – и забавлялась то турнирами рыцарей, то разбоем Робин Гуда, то крестовыми походами, то очередными убийствами своих венценосцев, Русь провела в войнах и нашествиях, подвергаясь неслыханному насилию и разграблению. К примеру, только за последнюю четверть XIII в. одни татары свыше 15 раз предпринимали крупные военные походы на Северо-Восточную Русь, из которых три имели характер подлинных нашествий. В XVI в., например, Московия вынужденно воевала на западе и северо-западе против Речи Посполитой, Ливонского ордена и Швеции 43 года, большую часть из которых – кряду. И при этом ни на один год не прерывала борьбы с наседавшими на ее южные, юго-восточные и восточные границы татарскими ордами. В XVII в. Россия вынуждена была воевать 48 лет, в XVIII столетии – уже 56 лет, а в целом, на протяжении пяти веков, то есть с XIII по XVIII в., а по большому-то историческому счету на протяжении всего второго от Рождества Христова тысячелетия состояние мира для России было исключением, а война – жесточайшим правилом! Из трех веков – XVI, XVII и XVIII вв. – России пришлось провоевать без малого полтора столетия или, если точно, 147 лет! Кому еще в мире выпадала столь горькая участь только за право Быть?! В сравнении с той же Англией получается весьма невеселая картина.

Перейдя под знамена кальвинизма в канун установления своей монополии морских путей сообщения как к прологу к сколачиванию будущей империи и зарождению протестантского капитализма, Англия более пяти веков прожила без внешних войн и нашествий. Вынужденная же клинком отстаивать свое право на жизнь крещеная и православная Русь пять веков, а по большому-то историческому счету и того более, провела в войнах, прежде чем окончательно установила свою глобальную, более или менее гарантированную монополию заселения в сочетании со своей же монополией пути сообщения. Но при этом оказалась «…отброшена назад на несколько столетий, и в те времена, когда цеховая промышленность Запада переходила к эпохе первоначального накопления, русская ремесленная промышленность должна была вторично проходить часть того исторического пути, который был преодолен до Батыя» (Рыбаков Б.А. Ремесло Древней Руси. М., 1948). Единожды сложившись, эта чрезвычайно трагическая особенность истории нашей Родины вплоть до наших дней оказывает свое исключительно негативное воздействие. Ведь порочность отставания шла не только рука об руку с военными проблемами отстаивания своей независимости. Не только ими же резко усугублялась. Хуже того. Резко негативно сказываясь на системе организации войск и качестве их вооружения еще во времена Дмитрия Донского, она превратилась в порочный круг тотального отставания русского государства. Причем в такой, преодоление которого, тем более перед лицом бурно прогрессировавшего западного мира, было возможно только путем взрывного, запредельного перенапряжения сил общества и государства для размыкания этого круга. Так вынуждены были поступать Дмитрий Донской, иначе Куликовская битва была бы последней в истории России, а ее самой более не существовало бы. Так же вынужден был поступить и Петр Великий, обстоятельствами и историей едва ли не физически принужденный посягнуть даже на церковное имущество и переливать колокола в пушки – умные сразу признали его правоту, а идиоты до сих пор лают на Петра I. Так же вынужден был поступить и Сталин, которому мнивший себя «гением мирового пролетариата» и искренне исповедовавший бред о том, что-де «учение Маркса всесильно, потому что верно», Ленин в строгом соответствии с этим же бредом оставил дымящееся пепелище на месте некогда цветущей империи!

От разнообразных «измов» подобная практика преодоления такого порочного круга ни в коей мере не зависит. Обычно ими прикрывают истинное положение дел. Эта трагическая особенность не осталась незамеченной Западом. Впоследствии она стала одной из главнейших целей ожесточенного религиозно-цивилизационного противоборства Запада с Россией. То есть превратилась в постоянно действующую глобальную стратегическую цель. Как необходимость приложения непрерывных усилий для отбрасывания России на каждом этапе ее истории далеко назад в своем развитии по всем показателям, не давая ей передышки. Особенно же для самого радикального нарушения обязательных для каждой страны и государства накопительных процессов как основы процветания. Чтобы ни при каких обстоятельствах рано или поздно могущие быть достигнутыми количественные результаты ни в коем случае не переросли бы в качественные. Чтобы на каждом этапе своей истории Россия начинала бы процессы накопления с нуля, а то и с отрицательных величин, то есть с долгов. Чтобы в результате она непрерывно и насильственно впихивалась бы в непролазное болото тотального отставания по всем параметрам, пока окончательно не утонет в нем, а на поверхности иссохшего величественного родника русской жизни не образуется «РУССКАЯ ПУСТЫНЯ». Потому-то Русь-Россия и расширялась исключительно в силу все того же соображения Безопасности – когда совершенно мирным путем, когда военным, но всегда во главе угла стояла именно Безопасность, а не стремление к захвату как таковому. Эта особенность России давно подмечена. (Например, прусский посланник в Петербурге Сольмс писал своему королю Фридриху II: «Все Екатерининские войны ведутся русским умом». Вести же войны русским умом испокон веку означало действовать, как говаривал еще Петр Великий, елико возможно, «лаской, а не жесточью». Так, после завоевания Крыма Екатерина II решила осмотреть новые владения. И вот там, в Крыму, произошло уникальное. На одной из дорог лошади внезапно понесли и быть бы трагедии неминуемо, если бы крымские татары, которые сопровождали ее в качестве охраны, не легли на пути взбесившихся лошадей и мужеством своей бесстрашной отваги не предотвратили бы, казалось, уже неизбежное несчастье! Вы только вдумайтесь в суть случившегося! После кровопролитной войны за Крым свою личную охрану Екатерина II доверила вооруженным представителям только что завоеванного народа, к тому же совершенно иной веры! И именно они предотвратили гибель своей новой владычицы! Это стало возможным не только в силу традиционно и справедливо превозносимой дальновидной мудрости Екатерины II, но и прежде всего потому, что ее войны действительно велись русским умом, в которых даже применение оружия не означало захвата как такового.

Применение оружия всегда сопровождалось, а нередко и упреждалось действиями «лаской, а не жесточью». Но даже после применения оружия действовать русским умом означало, прежде всего, проявление искреннего уважения к незыблемости монополии заселения народа завоеванной территории. Только так возможно было гарантированно ожидать взаимного уважения такого народа к России, что, собственно говоря, крымские татары и продемонстрировали в описанном выше случае. Искренне жаль, что сложившееся было взаимное уважение, оказалось нарушено во время Великой Отечественной войны, когда многие представители крымских татар, поддавшись гитлеровской пропаганде, стали сотрудничать с оккупантами и действовать против Красной Армии. Естественно, что государство незамедлительно ответило в соответствии с суровыми законами военного времени, которые не зависят от всякого рода «измов». Потому как действительно никому не дано безнаказанно нарушать Высший Закон, тем более в тяжелое военное время. Но еще более жаль, что такое наказание не было снято с целого народа вовремя. И действительно оно так и было в Истории, чему в немалой степени способствовали и чисто географические обстоятельства. Потому как оно могло происходить и происходило в действительности не в силу какого-то корыстного, тем более злого умысла, а только по соображениям Безопасности. Именно этим объясняется то обстоятельство, что ее расширение происходило только до естественных преград. То есть до морей и океанов, в том числе и в одинаковой степени в целях равноправного общения с внешним миром посредством морских коммуникаций, до непреодолимых для врагов гор и горных хребтов или до границ ареалов иных миров и цивилизаций. Именно так, то есть сугубо по соображениям Безопасности, Россия стала в итоге единственной в мире единой, трансконтинентальной, евразийской державой. Потому-то, в отличие от других великих держав, Россия и довела до III тысячелетия не денационализированными все те народы, которые по разным причинам и разными путями и методами были интегрированы в ее состав. Так или иначе, но при любых обстоятельствах обеспечение Безопасности России в любом из этих случаев опиралось на уважительное отношение к безопасности монополии заселения интегрированного народа и его элиты. Невзирая ни на какие изгибы и перегибы этого основополагающего принципа, его реализация на практике, тем более, если она была тщательно продумана, неминуемо приносила свои положительные плоды. Но даже тогда, когда этот принцип нарушался, а это имело место и при царизме, и в советское время, и сейчас, то, тем не менее, в любом из этих случаев совершенно нетрудно обнаружить мотив безопасности.

Даже в тех случаях, когда по соображениям Безопасности монополия заселения некоторых народов временно лишалась своей территориальной основы, власть, тем не менее, не допускала денационализации этих народов, сохраняя за ними право хотя бы на культурную автономию, не говоря уже о последующей их реабилитации и возвращения на земли исторического проживания. Такова наиглавнейшая и принципиальнейшая особенность нашей Родины: в основе созидания, бытия и процветания России лежит именно и только Безопасность! Именно в этом смысле ее исторический путь и является классикой пути Востока, особенно континентального. И, собственно говоря, именно поэтому-то в абсолютном большинстве случаев России удается, с тем или иным успехом, находить общий язык с Востоком! И еще об одной, едва заметной в толще минувших веков, но, тем не менее, имеющей столь же исключительное геополитическое значение детали. Хотя и в зачаточном по тем временам виде, но, тем не менее, проблема Безопасности изначально носила явный цивилизационный характер. Ведь кровавое «знакомство» восточных славян с прорывавшимися на Запад гуннами, готами и прочими степняками было не чем иным, как прямым столкновением зачатков будущих цивилизаций Запада и Востока: те оседлые, эти кочевники! Так оно и пошло впоследствии. Основополагающее и абсолютно непримиримое противоречие между Западом и Востоком (Россией, прежде всего) – это не только беспрецедентно принципиальный, непримиримый антагонизм между Агрессией и Безопасностью, но и в абсолютно равной степени принципиально непримиримое, антагонистическое противоречие сугубо цивилизационного характера. Не случайно поэтому, что даже столь разные по своему значению звезды российской культуры – А. Пушкин и П. Чаадаев – хотя и в разных формулировках, но абсолютно точно выражали одну и ту же исторически обоснованную мысль. А.С. Пушкин: «Поймите же, что Россия никогда не имела ничего общего с остальною Европою, что история ее требует иной мысли». П.Я. Чаадаев: «Мы не Запад… у нас другое начало цивилизации». У России настолько иное начало цивилизации, что действительно требуется не просто другая, а четко выверенная историческими фактами принципиально иная мысль. Те же причины, что безальтернативно привели пращуров к мысли о необходимости слияния всех племенных союзов в один союз, а затем безальтернативно вынудили их занять также и круговую оборону, слившись воедино, привели также и к тому, что Русь осознанно избрала единственный возможный вариант будущей государственности – самодержавие! Потому как в условиях круговой обороны, опирающейся на все силы и ресурсы союза союзов, выбор формы власти предрешен самой целью, ради которой племенные союзы объединились. Соображения Безопасности практически безальтернативно выдвинули в повестку дня вопрос о безусловной централизации власти и ее единоначалии. И вопрос этот был решен однозначно в пользу самодержавия. Таким образом, централизация, единоначалие и неминуемое их последствие – беспримерно высокий уровень политической дисциплины всех классов и сословий тогдашнего общества, иначе круговая оборона с опорой на все силы и ресурсы союза союзов невозможна, – явились суровым ответом и пращуров, а затем и самой Москвы на исторический вызов». Продолжение в следующей главе.