Homo Argenteus: Пост-переломная эпоха

Авторский взгляд на ВВП или «всему свое время»

Авторский взгляд на ВВП или «всему свое время»

Предлагаю Вашему вниманию статью Андрея Воскресенского — «Колосс на глиняных ногах: энергетический кризис в КНР как последствие крушения Китая». «Последние новости из Китайской Народной Республики внесли весьма обескураживающие детали в привычный взгляд российского общества на его восточного соседа. За последние 10 лет Китай успел прочно укорениться в качестве страны, которой чужды любые политические и тем более экономические невзгоды: Пекин решительно проходил периоды финансовых кризисов и смог сохранить темпы роста своего благосостояния даже в ходе эпидемии коронавируса, что многим казалось совершенно немыслимым достижением. Однако теперь красивый образ страны капиталистического социализма и локомотива мировой экономики пошатнулся и, кажется, является предвестником еще более негативных перемен, которые могут навсегда изменить КНР. Пока что происходящее мало отразилось как на России, так и на российском информационном пространстве. Собственно, речь идет о том, что Китай потряс новый кризис. Последнее время Пекин вынужден сталкиваться со множеством проблем: затянувшиеся на месяцы локдауны, связанные с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой, дефицит микроэлектронных компонентов (их нехватка сказывается на выпуске электроники во всем мире – от японской компании Sony и до немецкой Audi, которая на днях приостановила работу сборочных линий из-за отсутствия чипов), дефолтом в недвижимости. А теперь КНР и вовсе испытывает жесточайший энергетический кризис. В большинстве провинций ограничено потребление электроэнергии. По этой причине многие предприятия китайской промышленности вынуждены приостановить работу и прекратить выполнение заказов – некоторые уже сейчас готовятся к банкротству и распродаже оборудования. В ряде мегаполисов КНР коммунальные службы отключают свет и воду, зафиксированы неоднократные перебои в работе телекоммуникационных сетей. Дабы не быть голословными, приведем ряд примеров, связанных с китайскими ограничениями и перебоями в подаче электроэнергии. Так, уже к 19 сентября этого года в провинции Цзянсу 1 096 фабрик получали электричество по схеме «два через два» (два дня с электроэнергией, два – без), а на 143 производства была полностью прекращена подача электропитания. В провинции Гуандун электричество заводам дают и вовсе по схеме «два через пять», запрещено включать кондиционеры, если температура ниже 26 градусов, а также ограничено использование лифтов (не выше 3 этажа).

В Гуанси-Чжуанском автономном районе властями было принято решение снизить электрическую нагрузку на 35 %, а руководство провинции Юньнань еще 11 сентября ввели ограничения для предприятий сталелитейной, цементной, алюминиевой и теплоэнергетической отраслей. В свою очередь, власти Нинся-Хуэйского автономного района на месяц остановили деятельность предприятий с высоким уровнем энергопотребления. В провинции Шэньси максимальный предел использования электричества ограничен на 40 % в сравнении с предыдущими месяцами, и такие меры будут использоваться вплоть до декабря. В провинции Цинхай и Чанцзи-Хуэйском автономном округе еще с конца августа была ограничена работа предприятий по производству алюминия (в общей сложности речь идет о более чем десятке заводов), а также было предписано не превышать объемы производства, установленные на уровне 238 тысяч тонн в месяц. Говоря откровенным и понятным языком, Компартия просто вырубает электричество в городах и на фабриках. Началось это, как ни странно, даже не месяц назад – КНР испытывала серьезные проблемы с электроэнергией еще весной. В качестве точки отсчета можно уверенно назвать май 2021 года – тогда власти Китая обрушились на фермы для майнинга криптовалюты Bitcoin, которые имеют колоссальный уровень потребления электричества. Этому событию не придали тогда большого значения, однако в свете происходящего оно приобретает совершенно другой смысл. Как несложно понять, это ярко подчеркивает факт того, что Китай испытывает жесточайший кризис управления. В данный момент сложно судить о причинах, которые его вызывали. Так, некоторые утверждают, что энергетический кризис якобы связан с «зеленой повесткой». Естественно, это нельзя рассматривать даже как некий возможный вариант объяснения творящейся в КНР катастрофы – весьма сомнительно предполагать, что Пекин собственными руками решил обрушить свою экономику ради борьбы с изменением климата. В целом в данный момент обстановка в Китае напоминает жесточайший кризис логистики и управления, который испытал СССР суровой зимой 1984–1985 годов.

«Не будет преувеличением сказать, что народное хозяйство оказалось на грани паралича. Хорошо помню обстановку тех месяцев: пятьдесят четыре крупные теплоэлектроцентрали, составлявшие наш главный энергетический потенциал, могли в любой день погасить котлы, на некоторых ТЭЦ загрузка углем шла буквально с колес. На магистралях стояли сотни брошенных поездов. Двадцать две тысячи вагонов замерзли на подъездных путях – разгрузить их не представлялось возможным из-за намертво смерзшегося груза. В правительстве готовили страховочный вариант на случай катастрофы: предполагалось остановить, вывести из эксплуатации сотни крупнейших предприятий, потреблявших газ и мазут, чтобы обеспечить теплом и светом жилые кварталы, не допустить замерзания квартир. Казалось, наступило самое страшное время после войны», – из воспоминаний бывшего генерального секретаря ЦК КПСС Е. К. Лигачева. Уже сейчас с железной уверенностью можно заявить, что истинная причина происходящего кроется в активной борьбе Пекина и Вашингтона. Несмотря на обманчиво сильную (как казалось многим) экономику, Китай в последние годы терпит серьезные стратегические поражения по всему миру. Америка безо всякого стеснения использует против КНР весь арсенал средств и возможностей, какой применяла и в случае с СССР. Американский флот уже вот десять лет как занят реализацией классической стратегии под названием «сдерживание на грани войны», которая по сути своей представляет агрессивное накаливание оперативной обстановки у китайского побережья. Многомиллиардные инвестиции Пекина в страны Африки и Ближнего Востока находятся под постоянным ударом или вовсе оказываются потерянными из-за шквала многочисленных революций и военных конфликтов в указанных регионах земного шара (из самых свежих его потерь можно назвать Гвинею и Судан). И, что особенно важно, Китай лишился своего основного поставщика топлива для электростанций – Австралии. Большая часть энергетической инфраструктуры КНР завязана на уголь, который ранее закупался у Канберры. Год назад отношения между странами были разорваны, и Пекин прекратил поставки сырья. Помимо прочего, Австралия была и основным поставщиком высококачественной железной руды, жизненно необходимой для китайской металлургической промышленности.

Альтернатив у Пекина нет. Во-первых, австралийское сырье всегда имело относительно низкую стоимость, благодаря простым условиям разработок, как угольных, так и рудных месторождений. А во-вторых, оно было чрезвычайно качественным. Само собой, восполнить такие потери Китай не может, и это наносит колоссальный ущерб его экономике. Не менее интересной является ситуация вокруг китайской микроэлектронной промышленности. Как было сказано выше, она пребывает в состоянии жесточайшего кризиса – и это отнюдь не случайность. Пекин в последние годы активно шантажировал большую часть своих конкурентов именно производством чипов – как представлялось со слов чиновников Компартии, без них мировой рынок электроники ждал колоссальный обвал. По всему миру проводились вбросы дезинформации и информационные атаки, целью которых было распространение ложной информации о том, что китайская микроэлектроника занимает большую часть мирового рынка, и ее отсутствие он не переживет. Само собой, правды в этом нет – так, в 2019 году китайские чипы занимали лишь 30 % от общего числа выпускаемых в мире, а остальное производство принадлежало Тайваню, Японии и Южной Корее. В настоящее время их доля неуклонно снижается из-за невостребованности – Китай просто-напросто не может выпускать микроэлектронику, необходимую для потребности мирового рынка. О причинах этого стоит поговорить отдельно, и это будет обязательно сделано в следующей статье, полностью посвященной теме американской стратегии крушения Китая. Однако правда состоит в том, что экспорт микроэлектроники являлся одним из столпов китайской экономики. Так, в 2014 году он занимал треть от общего объема китайского экспорта и приносил в казну Пекина 660 млрд. долларов. На 2021 год эта сумма снизилась до $350 млрд. и продолжает падать – компании КНР испытывают жесточайший кризис из-за ударивших по ним санкций США, Европы и Австралии. Китай остался без современного оборудования для литографии, технического обслуживания уже имеющегося, лишился доступа к передовой западной микроэлектронике, возможности подготовки своих студентов в лучших технических вузах США и, что самое главное, он изолирован от большинства своих привычных рынков сбыта. Это, к слову, объясняет и активные репрессии против руководителей китайских высокотехнологичных компаний со стороны КПК (например, уместно вспомнить нашумевшую историю с основателем Alibaba Group Джеком Ма) – по всей видимости, они, в отличие от партийных чиновников, осознали происходящее раньше других и безуспешно пытались воздействовать на правительство.

Действительно, в течение долгого времени Китайская Народная Республика старательно скрывала признаки деградации своей экономики, промышленности и систем управления. Благодаря определённому запасу прочности и общей закрытости страны, Пекин маскировал кризис от внешнего мира, прячась за истерической дипломатической риторикой в виде wolf-warrior diplomacy и попытками экономической экспансии (какую, например, мы наблюдали в 2020 году в отношении Австралии). Но долго это продолжаться не могло – и прямо сейчас Китай стремительно погружается в хаос, вызванный его собственной непомерно амбициозной политикой. Данная статья – прелюдия, безусловно, к крайне обширной и чрезвычайно непростой теме крушения Пекина. Впереди нас еще ждет долгий разговор, тесно переплетенный со стратегией, аналитикой и экономикой» (Воскресенский). Ну а автор не намерен ждать этого разговора, и попытается разобраться с ситуацией в Китае самостоятельно. А для этого давайте ознакомимся со структурой ВВП Китая, и сравним ее с подобной величиной какой-либо другой страны, например, России. Валовой внутренний продукт (ВВП) – это сумма стоимостей всех произведенных в государстве товаров и услуг, обычно указывается в долларах США (USD). Определяется на конец финансового года. Высчитывая ВВП ежегодно, можно проследить развитие экономики. Методы расчета ВВП подразумевают использование одного из трех способов: 1. Метод конечного использования или расчет внутреннего валового продукта по расходам. Вычисляя показатель ВВП этим способом, нужно сложить затраты всех участников экономического процесса, а именно: Потребительские расходы граждан — все траты, которые осуществляют домохозяйства, а также государство на содержание бюджетных организаций, расходы некоммерческих фирм на приобретение продукции личного и совместного пользования, в случае, если организации обслуживают домохозяйства. Совокупность инвестиций в экономику. Инвестициями считаются средства, вложенные организацией или частным лицом, например, в приобретение оборудования, также покупка недвижимости или программного обеспечения для функционирования компании. Обмен активами не считается инвестицией, а приобретение денежных средств – это сбережение. Также сама по себе покупка ценных бумаг инвестицией не считается, если в последствие компания не использует данную выручку, чтобы модернизировать производство и т.д. Государственные затраты — средства, расходуемые государством на приобретение конечных товаров. Сюда относятся выплаты зарплат бюджетникам и закупка вооружения, а также гос. инвестиции. Чистый экспорт, который определяется разницей между общей стоимостью ввозимых и вывозимых продуктов. Получаем формулу ВВП на душу населения, которая определяет ВВП методом конечного использования: ВВП = C + I + G + X. В формуле по расходам: С – траты потребителей, I – инвестиции, G – гос. затраты и X – показатель чистого экспорта.

Производственный метод или нахождение суммы всех добавленных стоимостей. Для вычисления показателя ВВП этим способом, требуется сложить все добавленные стоимости товаров, изготовленных на территории страны. Добавленная стоимость – та, что не содержит в себя рыночных цен на продукты, купленные, чтобы изготовить конечное изделие или услугу, следовательно, это стоимость, возникшая при производстве. Иначе, при подсчете ВВП некоторые товары/услуги будет учтены дважды, а результат будет значительно искажен в сторону увеличения. Преимущество данного способа в том, что он позволяет оценить роль определенного производства, организации в структуре государственного ВВП. Чтобы найти ДС (добавленную стоимость), нужно от прибыли, полученной в ходе реализации отнять сумму, затраченную на продукты, нужные в производстве. Получаем следующую формулу расчета ВВП: ВВП = ДС + НПИ – С, где: ДС – добавленная стоимость, НПИ – налог на производство и импорт, С – субсидии на импорт и изготовление.

Метод учета ВВП по доходам или распределительный метод. Для нахождения уровня Валового внутреннего продукта (ВВП) этим методом, следует сложить всевозможные факторные доходы и прибавить амортизационные отчисления и косвенные налоги. Два последних компонента называются недоходными. Формула ВВП по доходам будет включать: зарплаты сотрудников организации, валовый смешанный доход и валовая прибыль (средства, оставшиеся у производителя, оплатившего труд сотрудников и внесшего в казну налогов), налоги на импорт и производство (обязательные платежи государству, обусловленные законодательством. Сюда включаются пошлины, земельный налог, НДС, налог на лицензию и т.д. К ВВП не относятся трансфертные выплаты (взамен которых ничего не произведено). В их число включаются пособия по безработице и иные соц. выплаты государства, например, пенсии, а также приобретение подержанных товаров, финансовые операции между частными лицами. Получаем следующую формулу для расчета ВВП: ВВП = ЗП + Р + Пр + КС + А – ЧФД (из-за рубежа), в которой: ЗП – это средства, затраченные на выплаты сотрудникам, Р – это стоимость аренды, Пр – выручка от процентов по банковским вкладам, КС – косвенные налоги, А – амортизация и ЧФД – зарубежный чистый факторный доход. Ну а если одну и ту же величину можно рассчитать тремя различными способами, это означает одно из двух – либо ученые-экономисты абсолютно точно знают взаимозависимость всех величин, используемых в расчетах, либо, наоборот, им «все по барабану», и они ничего не знают. Автор склоняется ко второму варианту, впрочем, есть еще и третий вариант – когда расчетная величина вообще ничего не значит (что называется, «взята с потолка»). В любом случае, подобная величина (в данном случае — ВВП) достаточно условна, и судить по ней о состоянии экономики той или иной страны – дело бесперспективное. Однако качественно оценить экономику с помощью изучения структуры ВВП все-таки можно. Итак, структура ВВП Китая: с/х — 38.379 млрд. USD – 5,1%, от строительства —        514.519 млрд. USD – 6,0%, от производства     — 2695.007 млрд. USD – 31,4%, от сферы услуг — 4578.129 млрд. USD – 53,4%, от транспорта — 350.431 млрд. USD – 4,1%. Итого: 8576.465 млрд. USD. А вот структура ВВП России: от с/х 6.033 млрд. USD – 4,7%, от строительства 10.089 млрд. USD – 7,9%, от производства — 33.197 млрд. USD – 25,9%, от горнодобывающей промышленности — 27.15 млрд. USD – 21,2%, от гос. сектора — 23.478 млрд. USD – 18,4%, от коммунальных услуг — 8.879 млрд. USD – 6,9%, от транспорта — 19.309 млрд. USD – 15,0%. Итого: 128.135 млрд. USD.

Какие показатели ВВП характерны для Китая? Прежде всего, огромный вклад в ВВП страны «сферы услуг» (53,4%). А чем сильнее всего «сфера услуг» отличается от всех прочих областей хозяйства? Тем, что она, являясь достаточно энергоемкой, никогда сама не производит необходимую ей энергию, в отличие, например, от промышленного производства, от горнодобывающей промышленности или того же гос. сектора. А потому, если страна не обладает достаточно большими запасами собственных энергоресурсов (а это характерно для Китая), то поднимать долю «сферы услуг» в ВВП страны выше определенных границ – для нее крайне опасно. В этом плане Китай приближается к США, где доля «сферы услуг» в ВВП страны составляет 79%. Но американцы могут себе это позволить, ведь именно они управляют главной мировой валютой (USD), а не китайцы. Тем не менее, многие «аналитики» считают Китай «мировой фабрикой» и все сегодняшние трудности с энергообеспечением связывают именно с этим. Хотя это совсем не так, за 2020 г. экспорт из Китая составлял всего 2,470 трлн. USD, а импорт ~ 2,050 трлн.  USD (что практически не оказывает влияние на суммарную величину ВВП Китая). И как ни странно это прозвучит, но состояние экономики современной России намного стабильнее экономики Китая. И главным фактором этой «неуязвимости экономики» как раз и является наличие огромных запасов энергетических ресурсов. Многие западные аналитики всегда называли эту особенность Российской экономики – ее главной «уязвимостью», но как показывает сегодняшний день, они просчитались в этом. Как и во многом другом, например, в приоритете «зеленой энергетики», и в отказе от атомной энергии. Вы можете возразить, мол «зеленая энергетика» намного экологичней традиционной энергетики. Но это – как посмотреть. Например, как по Вашему, «ветряки» – экологичны? Однако «экологичные ветряки» испускают мощный инфразвук с частотой ~ 4 Гц, который уничтожает всю подземную живность рядом с «ветряками», и крайне негативно влияет на здоровье живущих поблизости людей. Такая вот экология! Ну да Бог с ней, с экологией, вернемся к вопросу о ВВП. Что должна показывать данная величина? Материальный доход государства за обозначенный период времени. Исходя из этого обстоятельства, автор рассчитывал бы ВВП несколько иначе. По мнению автора, ВВП страны нужно определять так: просуммировать стоимость всего объема товаров и услуг, которые страна произвела за обозначенный период времени, с разностью стоимости общего объема импортных и экспортных товаров и услуг за это же время.

Другими словами, ВВП страны – это те богатства, которые появились и остались в стране за обозначенный период времени: ВВП = Пр + Э – И, где: Пр – стоимость произведенных товаров и услуг, Э – стоимость экспортных товаров и услуг, купленных за рубежом, И – стоимость импортных товаров и услуг, проданных за рубеж. И надо строго следить, чтобы стоимость оказанных услуг не превышала стоимости произведенных и купленных товаров! И если сосчитать ВВП по авторской методике, то мы с Вами увидим совсем иную картину, чем видим сегодня. Кстати, авторское мнение о стабильности Российской экономики разделяет и Михаил Хазин, вот что он написал в своей статье — «Ловушка обстоятельств». «Два вчерашних выступления Путина не могли не произвести впечатление. И дело даже не в том, понравились они или вызвали злобу, тут как раз есть варианты. Но вот понимание ситуации и умение адекватно реагировать на ситуацию – явно демонстрирует очень хорошую форму. С моей точки зрения, все сказанное показывает, пусть и не совсем явно, еще одно обстоятельство… Дело в том, что когда человек в короткий период времени затрагивает очень широкий круг обстоятельств, он неминуемо попадает в ловушку: ему приходится в режиме реального времени согласовывать локальные картинки, которые он, неминуемо, раньше рассматривал по отдельности. И, соответственно, на поверхность начинают вылезать разные несоответствия и шероховатости. Так вот, у Путина ничего такого даже близко не было. И это говорит о том, что у него есть некоторая «верхняя» картинка, под которую он и выстраивает все локальные вопросы. Вот именно эта «верхняя» картинка и есть тот «образ будущего», о котором я говорю. Разумеется, у Путина эта образ не приведен к публично-пропагандистскому виду (почему он и не может о нём много и подробно говорить, для этого необходимо, как минимум, отработать соответствующий язык, как мы много лет отрабатывали язык, на котором описываем кризис), но он точно есть. И даже если слушатели этого не понимают явно, все равно они это чувствуют и это вынуждает их Путину – верить. К слову, весь колоссальный пласт антипутинской пропаганды начинает серьезно проигрывать среди людей старше 16 лет (то есть тех, кто в состоянии слушать Путина), поскольку те, кто слушает и самого Путина, и эту пропаганду, не может не видеть противоречий. Иными словами, врут либо пропагандисты, либо Путин. Но за Путиным довольно большой пласт реальных действий, а пропагандисты ничего нового за последние годы так ничего придумать и не смогли. Кстати, Путин прямо сказал о том, что главная задача ближайших лет – это повышение уровня жизни населения.

Я года три пытался втемяшить в головы читателей, что это одна из его главных целей (судя по всему, внешнеполитическая тема отходит на второй план, поскольку задачи – уже решены, осталось только их официально оформить), даже термин придумал, «левый поворот». Но, уровень жизни населения падал и мало кто верил. Посмотрим, что будет дальше, но здесь, по крайней мере, все более или менее понятно. Для решения проблемы, которую поставил перед собой Путин, необходимо реализовать два задачи: увеличить эффективность бюджетных расходов и воссоздать в стране рублевый инвестиционный процесс. Первую задачу и я про это уже много раз писал, реализует Мишустин. И хотя процесс этот идет медленно (враги не дремлют!), тем не менее, он идет, Мишустин тут «прет как бульдозер», медленно, но верно. Так что пожелаем ему удачи! А вот вторая задача требует радикальных политических изменений, поскольку нужно вытащить из-под контроля либеральных элит управление финансами и экономикой. Тут, как показал опыт, правительство справляется не очень эффективно (давайте скажем честно, Белоусов ситуацию со сверхдоходами металлургических и химических олигархов не отработал до конца). Да и полномочий у него таких нет, поскольку главный тут Центробанк, а он правительству не подчиняется. К сожалению, у наших либеральных элит очень серьезная поддержка на Западе. Но реальная ситуация там такова, что поддерживать свою «пятую колонну» в России становится все сложнее. Да и внешнеполитические успехи Путина играют свою роль. Будем надеяться, что ситуация в ближайшее время начнет меняться и тогда можно будет перейти к нормальному инвестиционному процессу. Который, при правильном его проведении, сможет обеспечить 7-10% экономического роста лет на 20 как минимум. Во всяком случае, Путин обещал» (Хазин). Ну, мало кто, кому и чего обещал, если верить всем обещаниям (особенно, наших политиков), то можно и не заметить, как «без штанов окажешься». Как говорится, «доверяй, но проверяй». И если следовать этому тезису, то очень многие (слава Богу, не все) проверки экономических и социальных Путинских обещаний (особенно, начиная с 2012 года) окажутся не в его пользу. И это – ФАКТ, от которого нам никуда не скрыться. В любом случае, нынешние Российские экономисты действуют прямо противоположно авторской концепции ВВП. Они стремятся, как можно больше, продавать, и как можно меньше, покупать на внешнем рынке (и даже «хвастают» этим), в то время как следует делать ровно наоборот. Но и их можно понять – как сказал когда-то Дмитрий Медведев: «Денег нет, но Вы держитесь». Увы и ах, но денег нам будет не хватать, до тех пор, пока не появится новая мировая валюта, руководить оборотом которой будем мы, а не америкосы. И сделать это достаточно просто (нужно организовать совместно с Китаем Открытый Мировой Банк торговли, в котором и будет «оборачиваться» новая валюта, частично обеспеченная золотом прямо на купюре). Для этого нужно только желание у нынешней властной элиты, а вот его-то как раз и не наблюдается!

Но Хазин прав в том, что рублевые инвестиции в Российскую экономику – это очень хорошо, как ни считай ВВП. А вот зарубежные инвестиции включать в ВВП страны нельзя, ведь они как были «чужие», так ими и остались (инвестор всегда может забрать их). И даже если он это не сделает, то будет постоянно «сосать» из России деньги. Так какой же это доход, это убыток, а не доход. Ну а пока мы с Вами тут рассуждали о ВВП, «в Евросоюзе стартовал отопительный сезон, переживут который не все» (Руслан Осташко). «Сезон активного использования газа, ранее закачанного в подземные хранилища, начали страны ЕС. Нюанс же этого сезона заключается в том, что европейцам не удалось заполнить ПХГ энергоносителем даже на 80%. А значит, слегка перефразируя слова свидомого гуру ораторского искусства Кличко: пережить отопительный сезон в Европе смогут не только лишь все. «Европа начинает сезон активной откачки газа из своих подземных хранилищ (ПХГ), свидетельствуют данные платформы Gas Infrastructure Europe (GIE). Так, по последним актуальным данным, которые доступны на 13 октября, европейские потребители вступили в период Нетто-отбора: закачка газа в ПХГ ЕС впервые с апреля оказалась существенно ниже забранных за последние сутки объемов. Хранилища Европы, таким образом, вошли в сезон активного забора, будучи заполненными лишь на 78,14%. По данным на 13 октября за сутки они лишились 0,05 процентного пункта запасов, опустев до 78,09%. Это примерно на 14 процентных пунктов ниже, чем в среднем на начало сезона забора в последние пять лет (2016-2020 годы)» (https://1prime.ru/energy/20211014/834964309.html). О том, что ждет светлоликих европейских потребителей в плане цен, можно судить по ранее опубликованным данным о перспективах незалежных прибалтов. Например, вот что писали о литовцах, получивших, как известно, полную энергетическую незалежность от клятых москалей. «Отопление в Литве в предстоящем сезоне подорожает на 30%, в Вильнюсе рост цен составит 60%. По словам представителя государственного совета по регулированию в сфере энергетики МАтаса ТапарАускаса, ситуация в столице связана с тем, что коммунальные предприятия Вильнюса, в отличие от других городов, используют значительно больше природного газа». Этот прогноз был озвучен в сентябре, когда спотовая стоимость тысячи кубометров газа еще не превысила 1 тысячу долларов. Однако с учетом того, что произошло на биржах позже, рядовых литовцев может ждать еще более весомое повышение цены. То же самое касается и жителей других стран Евросоюза. В итоге под аккомпанемент дежурных завываний о «декарбонизации», страны ЕС начинают грести уголь, закупку которого ранее сами же хором объявляли еретической и противоречащей догматам Религии Глобального Потепления. «По оценкам АО «Росинформуголь», предоставленным «Известиям», потребление российского угля на внешнем рынке в 2021 году увеличится на 8% по сравнению с предыдущим годом и превысит 220 миллионов тонн.

При этом за счет роста объемов экспорта и роста цен в 2,5 раза валютные поступления вырастут почти на 19% и превысят $15 миллиардов, что на $2,15 миллиарда больше уровня 2020 года». Клятые русские, к слову, прямо говорят европейцам, что пора уже прекратить политические игрища и оставить энергетическую сферу людям, которым нет дела до того, кто поставляет в ЕС жизненно важные ресурсы – ужасная Россия или нормальные-то страны вроде США. «Что касается управленческих ошибок, я считаю, самое главное, что энергетикой в Европе управляют не профессионалы, которые занимаются энергетикой, а те, кто занимается политикой в первую очередь», — сказал в интервью Business FM вице-премьер Александр Новак. «В частности, они не подкрепляют реальной балансировкой свои заявления о закрытии угольных и газовых электростанций в пользу возобновляемых источников энергии», — добавил министр. Фу, как неполиткорректно. Взял и вежливо назвал евробюрократов зашоренными волюнтаристами. Без прикрас назвал, как есть. Конечно же, чиновники из Брюсселя, активно помогающие ушлым имитаторам «хайтека» осваивать гигантские деньги на фуфловых проектах «зеленой энергетики», плевать хотели на проблемы рядовых европейцев. Уже хотя бы потому, что этих чиновников никто не выбирал, а они заняли свои должности методами, не имеющими ни малейшего отношения к распиаренной западной демократии. Недовольных заоблачными ценами на отопление рядовых европейцев будут совестливо подавлять полицейскими методами, не забывая при этом предъявлять России за слезинку сидящего Навального и сбежавшей Ярмыш. И это – момент расплаты за инфантилизм, годами толкавший избирателей в нормальных-то странах поддерживать откровенных популистов и проходимцев, малевавших и продолжающих малевать Россию самыми черными красками» (Осташко). Вот Вам и вся, так часто упоминаемая на Западе (да и нашими отечественными либералами) «уязвимость» Российской экономики. Западу надо благодарить Российских либеральных экономистов, которые с радостью торгуют с ними нашими природными ресурсами. А был бы на их месте автор этого сайта, так западным жителям пришлось бы укладываться «на зимнюю спячку» и «сосать свою лапу», чтобы только пережить эту зиму. Но, как говорится, «всему свое время», возможно, дойдет и до этого. А главное, не забывайте еще один приятный для нас лозунг: «Время – вперед!» Ведь оно работает сегодня на Россию.